Держатель для проводов мыши своими руками


Держатель для проводов мыши своими руками


X

Nazgul:

Деревянный хлеб

[]   []  [] [] [] [] [] []
  • Аннотация:
    Россия - невероятная страна. Сырьем или едой здесь является абсолютно всё. Достаточно уметь это приготовить подручными средствами. Если свести сверхзадачу написания "Деревянного хлеба" к паре фраз, то текст посвящен истории технологии "хлебцов", которыми спустя век кормят ГГ в "Переэкзаменовке". Реконструкции - откуда они взялись, почему получились именно такие и чем коммунистическая цивилизация принципиально отличается от любой другой. Яндекс-деньги 410011505972225 Карта Сбербанка VISA 4276600022524157 Прода 7.05.2017

Серия "Без дорог и дураков"

Прибайкалье. 1628 год от Р. Х. или 7136 год от С. М. октябрь.

   Белка зимой Павел Алексеевич Кучер

Для предварительного создания настроения рекомендую послушать

  

СОДЕРЖАНИЕ.

                                                                                                                                                                                            "Инженеры и учёные, выпячивая исключительную якобы роль Солнца в   поддержании жизни на Земле, тем самым преступно замалчивают важность   в этом деле начальства, правительства и партийного руководства..."      Владимир Савченко, СССР, ХХ век от Р. Х.      "Определяющие "видовые признаки" человека - это умение пользоваться огнем,   изготавливать орудия труда, обучаться в зрелом возрасте и самостоятельно   создавать для себя среду обитания. Прямохождение и членораздельная речь -   монополией людей не являются. Они более-менее обычны для многих животных..."      Джаред Даймонд, USA, ХХ век от Р. Х.         Чуб-а-йс! Я кому сказала, Чубайс? Немедленно - марш в клетку! Вор должен сидеть в тюрьме! Слышал, звериная твоя морда? Цик-цик-цик... Хорош, по стенкам прыгать. Вот, хочешь орешков? Цик-цик-цик! Оп-паньки - попался, голубчик! Пожалуйте-ка в узилище. Лечим клептоманию клаустрофобией! По традиции, славным именем "главного ваучера", в России называют рыжих котов, которых у нас тут нет. Тяжесть титула пришлось возложить на шустрого бельчонка, с ярко-рыжим хвостом. Такой же уникум. Аватар неугомонного приватизатора. Исследователь чужих карманов и любитель электрических лампочек. Яркий, неистребимый и вездесущий... Так... Кто мой сухарь из куртки попятил? Ась? Ведь найду! Уже нашла. Половина суток ареста!      Белки приручаются моментально. Но, в отличие от кошек, заставить их сидеть на одном месте можно, только предложив подкрепиться. А потом пушистый вихрь опять немедленно ускачет по своим делам... Если только не удержат прутья решетки. Клетка у Чубайса картинно красивая, даром что самодельная. Сидит... Крутит головкой. Цик-цик-цик! Трудно удержаться - сую внутрь палец. Звереныш немедленно обхватывает его почти человеческими маленькими пальчиками и аккуратно пробует на зуб... Не то! Есть это нельзя! Взмах плоским хвостом, скачок, туда-сюда, замер... сверкает любопытными бусинками глаз. Куда тебе ещё, проглотина? Порядочная белка должна весить 300 граммов, а в тебе почти полкило! Или, может быть, за четыреста лет, просто измельчала сибирская порода? Как никак, белка - пушной зверь. Шикарный паршивец! Густой мех - как искрами переливается. Будешь баловаться - точно пущу на воротник! Цик-цик-цик!      Жалко, что бельчонка нельзя прижать к себе и потискать, как нормального котенка. Пару минут, в руках, ещё готов потерпеть. Осторожное поглаживание по спине - тоже... и не более. А соболи даже в руки не даются. Хищники! Охотники долго обещали поймать живьем хоть одного песца. Поймали... Ясное дело - сбежалась толпа, поглазеть на "Великого и Ужасного Зверя Апокалипсиса". А там - тьфу. Без слез глянуть не на что. Маленькая злющая лисичка, разве мех хорош. Наивных сразу предупредили. Погладить "это", значит, остаться без пальцев. Поселили "это" в столовой. Счастливым талисманом. "К другим песец приходит и уходит, а вот у нас - живет, не выходя". Кухонный персонал, похоже, питает по отношению к зверю языческие надежды - "откормим - оно и подобреет". Будет у нас в расположении жить "полный песец".      Обрастаем зоопарком потихоньку. А бурундуки - залегли в зимнюю спячку. Жалко... Потешные зверьки, вот кого можно таскать в руках и гладить сколько угодно. Цик-цик-цик! Чего тебе? Ещё не напрыгался? Всё, кончилась твоя воля! Следующая прогулка - завтра. Спокойной ночи... Водичку в поилку? Листик зеленый? Да ты обнаглел! Выпивает тут, на халяву... и закусывает... Мужик, чо...      Шуршит по прозрачным панелям снег. Пурга или не пурга, а ветерок всё усиливается... Метет, свистит, подвывает... Свет, от дрожащего пламени скипидара, теряется в пространстве теплицы. Сколько там градусов? Норма! Аккуратные ряды ящичков с салатом за пределами светового круга растворяются в темноте.. Ночь. Сибирь. Средневековье.... параллельный мир. И посреди всего этого - нормальная "космическая оранжерея". Воплощенный в дереве (а вот нет ни пластика, ни алюминия) рисунок, из моей студенческой курсовой работы. Без малого, 10-ти летней давности. "Комплект простейшего оборудования, для самообеспечения едой экспедиции, потерпевшей катастрофу на планетах земного типа". Каково? Кому там нужен космос в год Великого Дефолта! Где эти "планеты земного типа"? Станцию "Мир" - и ту утопили с концами. А на международную - не влезть.      Но, вот, получилось же! Кстати, "отлично" поставили... И пригодилось. Никогда не знаешь, что и когда пригодится. Ты же сама этого хотела? Получи! Планету земного типа и неведомое небо над нею. Ага. Сбылась мечта идиотки. Высшая справедливость, однако. Цик-цик-цик! Не спится? Ну, пошли со мной, Чубайс, вместе посидим... втроем... Не знал? А рентген подтвердил - пятый месяц беременности. Мальчик там или девочка, естественно, пока - не разобрать. Так что, готовься, ха... "пушистый подарочек с хвостом", к участи любимой игрушки у другого моего "подарочка"... Желанного, любимого от любимого. Если чадо будет мужского пола и уродится в папу - то скоро станешь ты у нас бедный, худой и облезлый. Если вовремя не сбежишь, конечно...      Володя... Владимир... Княжеское имя, породистое лицо, сильное тело бойца и спортсмена. Орел степной, казак лихой... Откуда я знаю, настоящим ли именем ты мне представился или это очередное "прикрытие", как выражаются у вас, в ФСБ. Да и какой ты был, настоящий? Три раза мы с тобой близко пересекались и три раза ты оставался неузнаваем, пока не хотел, что бы тебя узнавали. Умел, что есть - того не отнять! Профессионал!      Научная конференция по "Нетрадиционной агротехнике в закрытом грунте и альтернативным методам получения продуктов питания"... Ростов-на-Дону... Май месяц... Господи, больше двух лет с тех пор пролетело... Очень трудно, в наше кризисное время, учиться в аспирантуре без блата или щедрых спонсоров. Приходится "шуршать"... Кропать статейки, ездить с докладами на провинциальные мероприятия, типа этого, ради коротенькой публикации в "братской могиле" (сборнике материалов).   - Девушка, я вами сражен наповал! Вы позволите угостить вас мороженым? - эх... Красиво ухаживал, бравируя старорежимными манерами. С толком, с чувством, с расстановкой... Сам или специально учили? Никогда я этого уже не узнаю... Да и какая я девушка? Крепко под тридцать, незамужней "дуре с корочкой".   - Как, вы из самого Петербурга? Ах, родились в Ленинграде? Учту... Биохимик? Пишете диссертацию по методам выращивания и переработки продуктов питания в экстремальных условиях? Холод, малое освещение и радиация? Так ведь, ядерной войны не ожидается! Космос? Да неужели, кто-то в этой стране... с нажимом на слове "этой"... кто-то ещё надеется полететь в дальний космос? Вы что, верите в красивые сказки? Ах, только в очень красивые? Правильный подход! Тогда - я приглашаю вас в сказку! Но, чур, там - вы моя принцесса.      Потеряла голову? Так ведь было от чего потерять! Он был всегда на полшага впереди ситуации, всегда угадывал мои мысли раньше, чем я сама понимала, что хочу или куда меня тянет. А какие он делал сюрпризы! Нет, не глупые охапки роз и не пошлые обеды в дорогих кабаках... Каждая встреча - событие! Каждый жест - со скрытым смыслом. Только в последний день я догадалась источнику его проницательности - на сгибе своей сумочки высмотрела бусинку радио-микрофона. И - опять не угадала! Он ничего не просил, ничего не обещал, а играл со мной, как сытый кот с маленькой лабораторной мышкой... Собирал "материал"... Создавал о себе впечатление... Дирижировал обстановкой. Мастерски и вдохновенно, как маэстро симфоническим оркестром.      Поднес прощальный подарок (это я тогда так думала) - скромный такой браслетик, из черненого серебра. Немного голубой эмали, немного орнамента. И, разумеется - на руке он сидел как влитой. Без номера и пробы. Ручная работа! Когда я, с ним под ручку, шла к гостинице, девы нас таки узрели. И чуть не загрызли... Какой мужчина! Где он бывает? Ха! Сейчас скажу... Зато просветили. Браслет - антиквариат или профессиональная подделка под него... Цены ему нет. Продать же никак невозможно. Левый драгметалл, без сертификата, идет за четверть цены, как потенциально краденый. Но, по исполнению - должен быть в каталогах, как произведение искусства. Пошарь в Интернете. И, ещё - браслет защелкнулся на замок и снять его с руки теперь невозможно. Так в нем и спала. Гадала, может, пока не поздно, обратиться в мастерскую и распилить? Не носить же теперь всю жизнь этот "обруч верности" от случайного знакомого? Пусть и красота неописуемая...Тяжеленный же!      А утром - был маленький спектакль одного актера с ассистентами. Для одной меня, как соучастницы. До ж/д вокзала нас обещали подбросить на служебном автобусе. Стоим, ждем, время идет... Тратиться на такси - душит жаба. От нервов, понемногу начинаем препираться. Естественно, все браслетик заметили. Специально же в тон оделась, что бы гармонировал. Вдобавок, багажа у меня - маленькая сумка, а все - с баулами. Ну что, принцесса, упустила принца на белом коне? Как бы и на автобус не опоздала! Отвечать в таких случаях глупо. Лучше - загадочно улыбаться. Кстати, браслет на руке смотрится потрясающе. И прикрыл шрам от старого ожога. Как будто специально для того и предназначался... А жара понемногу достает... И уходить нельзя... А подковырки всё язвительнее... Казалось бы, ну вот какое кому до меня дело? Через пару дней поезд довезет нас до Питера и забудем мы о существовании друг друга, как и не были знакомы. Нет, продолжают изощряться в остроумии. Всё о таинственном принце. Сочувственно - издевательски, как умеют столичные интеллигенты.      Обычно, я в таких случаях делаю эффектный жест. Что бы всех проняло... Однако, пошло выбегать на проезжую часть и махать рукой мятому жигуленку, с маячком такси - недостойно благородных людей, даже если на десять колен в моем роду сплошные санкюлоты. Лучше гордо уйти по тенистой аллее. Типа, не очень-то мне и хотелось потеть с вами в облезлом салоне. Решено! Возьму и сама, пешком, до вокзала дойду. Вполне реально, кстати, аллея именно туда и тянется. Если бы не шпильки! Удобнейшие тапочки - в сумке. Скроюсь из вида - переобуюсь. Сейчас, на глазах - ни за что! Фасон надо держать до конца. Посылаю почтенному собранию воздушный поцелуй. Цокая набойками по теплым чугунным плиткам тротуара (а были же когда-то времена - чугунным литьем даже улицы мостили) двинула в сторону тенистой дорожки. Думаю, со стороны, смотрится эффектно. Барышня на шпильках, идущая по не очень ровной мостовой, воленс-ноленс виляет задом... Увы, за моей спиной - настрой другой. У кого-то хватило змеиной язвительности прошипеть - "Что, и здесь принца завлекаешь?". Во, завидущие! Но, чу! Как обрезало. Мои шаги заглушило гораздо более громким цоканьем...      Что там случилось? Вот всем назло не буду оборачиваться! Ой! Сильные руки ловко подхватывают меня и поднимают в воздух... Опускают на покрытую теплой шерстью лошадиную спину. Ух ты! Владимир в своем репертуаре... Принц не принц, но в костюме для верховой езды (ого!) и на белом коне (позднее оказавшемся кобылой), он появился не раньше и не позже нужного момента. И увез! Эффектно и фотогенично. Как в кино.   - Удобно? - а фиг его знает, первый раз в жизни меня на лошади катают, - Тогда держись! - и поскакал... По той самой аллее... До самого вокзала... Подвез прямо к поезду. Проводник - чуть из вагона не выпал.      В дороге и поговорили. Маленькую отмычку, от оковы, на серебряной же цепочке, повесил мне на шею. Бросив поводья! О-ой! Ногами правит, а меня к себе развернул. Целует... смеется. Не бойся меня, красавица! Казак своего добра из рук не выпустит! И послушай совета - вычеркни из текста диссертации про радиацию. Вообще... Напиши, что твои "космонавты" попали в прошлое. Да! В позднее Средневековье... Не пожалеешь!      Послушалась... Как законченная дура, заново вычитала весь текст и везде вписала это его невероятное "Средневековье". Вместо" дальнего космоса". Для экстрима - указала Малый Ледниковый период и 55 градус Северной широты... Зону "рискованного земледелия", где ни один нормальный европеец лопаты в землю не воткнет. Хотя и не космос, а так, вроде окрестностей Антарктиды. В Южном полушарии, на широте Москвы - Огненная земля и пролив Дрейка. Уютненькие такие места... Пингвины в ледяной воде плещутся, айсберги плавают... А предки наши, в этих же самых широтах, как-то хлебопашествовали! Чем мы хуже? Думала, за подобный финт не допустят до защиты. Ошиблась... Думала, будут смеяться. Не смеялись... Хотя, шептались. Не так-то просто, изменить тему почти готового диссера и заново собрать отзывы рецензентов! Я - смогла... А потом - меня погнали по инстанциям. Пока в кабинете у президента нашей "типа академии", скромно отсидев в длиннейшей очереди и не чая получить визу, я нежданно не встретила Владимира во второй раз. Уже, как куратора "по работе закрытой тематики государственного значения". В строгом сером костюме... С набором бумаг "под грифом" и подпиской о неразглашении в придачу. И - вторая форма допуска - как с куста. Блин... Там же услышала уважительное обращение к Владимиру - "господин полковник". А на вид - совсем молодой.      Чем я занималась следующие полтора года? Не поверите - сначала читала. В основном, жутко нудную и написанную суконным канцелярским языком служебную переписку времен "холодной войны" между всякими отечественными инстанциями. Общая тематика - расследования всякого рода несчастных случаев, в которых люди оказывались вынужденными "робинзонить" на подножном корму или, питаясь, чем бог послал. Никогда не думала, что мой любимый литературный жанр можно в реале так изувечить "казенщиной". Джек Лондон, из необходимости варки и последующего поедания кожаного ремня, сделал бы текст-конфетку. Читатели рыдали бы над злоключениями главного героя или восхищались силой его духа... Увы, в суровом реале, героя, после избавления от голодной смерти, обычно ожидает гораздо более ужасное разбирательство в стиле - "Куда-куда, сволочь, ты подевал казенную портупею?!"... плюс такие вычеты из получки, словно он не глодал злосчастную сбрую от лютой голодухи, а за государственный счет неделю кутил в дорогом ресторане. Утратить амуницию в бою, для бухгалтерии нормально. А признать факт её поедания - растрата. Да-с, нет в жизни справедливости.      Зато, теперь я точно знаю, что человек - существо всеядное. Он способен питаться травой, корой, кожей, брезентом, всеми видами зерна и отрубей, техническим жиром, отходами деревообработки и колесной мазью. Брр! А ещё, я узнала, какие из перечисленных издевательств над собою человеческий организм ещё способен вытерпеть без особых последствий, а какие могут для него окончиться фатально... или летально. И как именно он будет помирать... Не знаю только, почему эти не аппетитные, однако, в целом весьма толковые и по-своему полезные сведения до сих пор составляют важную государственную тайну. Секретную настолько, что слова "предъявите справку, предписание и удостоверение личности в развернутом виде" стали мне так же привычны, как простое "доброе утро". Ох! Козырьки на окнах, решетки, железные двери, казенные столы с казенными лампами, прошнурованные и опечатанные журналы... Главное - зачем? Какое отношение имеют записки о поведении голодающих или оценка пищевой калорийности немецкой древесной муки марки "Spelzmehl", к теме моей гипотетической докторской диссертации, о работе над которой первоначально шла речь? Главное, спросить-то некого! Владимир - на вопросы загадочно улыбался и только периодически изменял тематику поиска... Что это, кому надо, почему? Ненавижу секретность!      Самое смешное - я продолжала числиться на прежней работе и получала там зарплату. А все мои походы по спецхранам (некоторые, с выездами в другие города) оформлялись обычными командировками. Словно бы ничего особенного я и не делала. Официально - выполняла текущие распоряжения руководства, передаваемые мне в опечатанных конвертах. Согласно ФЗ РФ N 5485-1, статья семнадцатая - "только в объеме, необходимом для выполнения этих работ". Сначала эта половинчатость меня раздражала, потом - бесила, потом - привыкла...      Зато, каждая моя встреча с Володей (деловая или в неслужебной обстановке) превращалась в маленький праздник. А встречались мы тогда часто, иногда почти через день, бывало, что и каждый день... Ну, кроме его или моих настоящих командировок. Родителей - он буквально очаровал... Старых моих ухажеров - распугал... Одного даже немножко побил. Бывают же такие мужики! Точно зная (!), что у него законная жена и далеко не одна постоянная пассия - я каждый раз искренне млела от дурного бабьего счастья, как только его видела. И до сих пор ни о чем не жалею. Даже если происходящее с его стороны было актерской игрой и "стилем работы", а не искренним проявлением внимания. И ребенка от него я решила завести любой ценой. Не смотря ни на что... Думаю, что узнай он о ребенке, всё повернулось бы совершенно иначе. А узнай я о его планах? Да-а...      Хороший он был человек. Не смотря ни на что - хороший. Понимающий. Чувствующий... Помню, как во время одной из коротких встреч я, буквально полусловом, намекнула о заедающей меня рутине (не жалуясь, а так, в пространство). Чему жаловаться? Грех жаловаться. Вокруг кризис. Всюду идут сокращения. Соседнюю кафедру просто ликвидировали, без разговоров, посреди учебного года. Студентов ещё кое-как рассовали по группам родственной специализации (они за учебу деньги платят), а всех преподавателей - на улицу... И не пожалуешься - "...читайте пункт номер такой-то в вашем трудовом контракте"... Так вот, в моем положении ныть не подобало. Но, вырвалось. А он сразу встрепенулся. Что? Надоело?! Причем, с непонятным интересом. Словно я - редкостный товар, на витрине, в дорогом бутике, а он - покупатель и практически решил "беру!"... Когда такие как он что-то решают - сопротивляться бессмысленно. Да не очень-то и хотелось.      В результате, буквально на следующий день, жизнь резко переменилась. В смысле, читать мне пришлось так же много, как и раньше, но - уже пополам с писаниной. Причем, материал мне достался... гм, на любителя. Если бы я не знала Володю, то приняла бы его очередное задание (честь по чести, в опечатанном конверте) за тонкое издевательство. Лично приволок в мою "каморку под лестницей" (на самом деле отдельный служебный кабинет с железной дверью и сигнализацией) упаковку с дешевыми глянцевыми книжками, разрисованными оскаленными нелюдскими мордами, палящими из разного оружия хмурыми мужиками и обязательными потеками свежей крови...      - Я на неделю уезжаю. Читай! - а ведь дома у меня бывал и мои вкусы насчет литературы знает отлично, - Если появятся мысли, то обязательно записывай. Сразу же! Не дожидаясь, когда книжка кончится.   - Это обязательно? - с трудом представляю свою физиономию тогда, но от одного вида этой макулатуры меня отчетливо замутило, - Всё?!   - Галчонок (люблю, когда меня родители так называют, а особенно он), пожалуйста, прочитай, - даже на колени встал, позер, - У тебя не та форма допуска, что бы объяснять ситуацию подробно... Считай, что я тебя немного заранее ориентирую, - ещё раз критически меня оглядел и рыкнул, - О задании никому не говорить! Этих книжек из помещения - не выносить. Их дубликатов в магазине - не покупать. Иначе погорим, к черту! - и обнял... По-настоящему, крепко, не притворно сочувственно, чмокнул в нос - Обещаешь? - а куда деваться? И укатил...      Верьте, люди... Я "это" прочла! Кашляя, плюясь про себя и ругаясь вслух... С перерывами на сон и еду. Обычно, на художественную книжку толщиной в два пальца нормального формата у меня уходит часов шесть. Чтобы не спятить - читала вперемешку. Сначала - Беркема... Потом "Эпоху мертвых" Андрея Круза... Потом - снова Беркема. А ещё там были сиквелы, приквелы и вбоквелы. Подражания всё тому же Крузу. Все - про одно и то же... О катастрофе, о крахе мирной размеренной жизни и отчаянной борьбе за существование в безумном новом мире, где люди существуют по законам крысиной войны "всех против всех". Подставляют друг друга, грабят чужих и своих, убивают из-за угла друзей и врагов, сами спасаются бегством от бандитов и зомби. К чему там ещё и зомби - понять ума так и не хватило. Больше половины книжек - про нашествие мертвецов...      К выходным в голове крутилась невразумительная мутная каша из марок оружия, приемов уличного боя и тошнотворных бытовых подробностей, ожидающих (по мнению авторов) жителей охваченного катастрофой современного города. Судя по отзывам в Интернете (не удержалась, заглянула на литературные форумы) - до подобной литературы народ весьма охоч. Вот бы не подумала... Бывало, попадались в метро и на развалах эти и подобные им книжки. Даже в руках кое у кого из знакомых вроде их видела. Но, читать такое по служебной надобности. Да за такую работу надо, как в горячем цехе, молоко выдавать! Мозги выносит, на душе противно.      Как бы это объяснить? После изучения "настоящих" отчетов с описаниями реальных трагедий, борьбе за выживание и подробностях этой борьбы... Блин. Цензурных слов для выражения мыслей не остается. Дешевка! Пистолетики, автоматики... автомобильчики. "Крутые разборки" между "крутыми" мужиками. И море пальбы. А самое главное - с большим вкусом и старанием описанная мародерка магазинов, складов, домашних запасов. Затянувшаяся на десятки томов трагедия Нового Орлеана, нарочно превращенная в красочный и лживый фарс компьютерной игры "бродилки". Сразу заметно, что сочинители этих пописушек ни разу в жизни не нюхали сапожного крема, с точки зрения его гастрономической ценности. Пардон за пикантную подробность... Какая ещё мародерка? Какие склады и магазины? В большом современном городе товарных запасов продуктов - на 3-5 дней! Если подвоз прекратить, то голод там почувствуют практически сразу. А если зима и мороз? А если пожары? До перестрелок дело тупо не дойдет. А если и дойдет, то не ради товаров, а уже ради забоя людей "на мясо" (как в том же Новом Орлеане)... Просто потому, что никакой нормальной еды очень быстро не останется (воды, кстати, тоже). "Городская вода" из луж и открытых водоемов человеку для питья не пригодна. Понос! В отсутствии медицинской помощи - смертельная болезнь. Страшнее, наверное, только запор... Или отравление...      Почему-то никто из бытописателей "мира катастрофы" не вспоминает (а скорее они и не знают) о мышах. Обычных домовых грызунах, способных за неделю (!) испортить все, открыто хранящиеся, запасы продуктов. Превратить аккуратные пакетики с крупой и макаронами в несъедобную смесь помета и разящей мышиной мочой гниющей массы. Ни один из "великих знатоков изнанки жизни" не заикнулся, как следует организовать снабжение уцелевшего населения предметами первой необходимости? Куда девать больных, детей и стариков? Всё внимание - эффектным атрибутам стрельбы по живым мишеням и зубодробительным подробностям оной.      Примерно так (со злости) в черновике отчета и написала. Большие мальчики (вроде бы - взрослые люди), явно не наигрались детьми в "войнушку" и чтением подобных книжек тешат свои застарелые комплексы. Для практического использования (в качестве обучающей или научно-популярной литературы) - данное чтиво не пригодно. Как материал социологического анализа - интересно скорее психиатрам. В художественном смысле - классические "похождения унылых клоунов"... Очень похоже на то, что обилие "зомби-жанра" в магазинах преследует цель замаскированного психологического давления на социально активную часть населения, ради формирования у людей ложных стереотипов поведения. Во, сказанула! И это не моя мысль, кстати. Из Айзека Азимова уперла. Из серии романов про "Фонд". Там, подобным образом, нагнетали панические настроения, а потом брали тепленьким и не готовым к осмысленному сопротивлению, население деморализованных планет. И обосновала. Самыми важными объектами жизнеобеспечения, в современном городе, являются не магазины оружия или ювелирных изделий, и даже не продовольственные универмаги, а водокачка и хлебный элеватор. Кто не понимает - долго не проживет. Получается, что оставленные мне книжки - учебники самоуничтожения.      И тем не менее... Где-то я читала, что для мужика большое счастье встретить умную женщину. Владимир никогда не хвалил меня за работу в глаза. Он молча восхищался. Это всегда чувствуешь... Отчего мне кажется, что в пачке глянцевых томиков скрыт второй смысл? Чувствую! Значит, он есть! Причем, не только второй, но и третий... Второй - это причина, почему мне нельзя показывать интерес к подобной тематике. Надо мыслить... Схожу, прогуляюсь. По примеру древних перипатетиков... Воздухом подышу, вкусненьким себя порадую...      Смогом подышала, а вкусненького почему-то не захотелось. Зато, после недели добровольного заточения уличная толпа показалась откровенно враждебной и даже отталкивающей. А ещё возникло смутное ощущение, что это не просто так. Вернулась, бегло пролистала первую попавшуюся книжонку и вникла. Есть второй слой смыслового наполнения! Довольно страшный. Что такое киношный или книжный зомби? Неряшливое, злое и голодное существо "внешне очень похожее на человека, но им более не являющееся". Оживший труп, который следует поскорее добить... Ой! Меньше надо было Бунина читать... "Окаянные дни", если отбросить высокий литературный стиль, про то же самое - кучку случайно уцелевших людей, в окружении орды оскаленных зубастых пастей. Бывший помещик именно так воспринимал поднявших головы от земли рабочих и крестьян... И современные господа, (если честно - на 99% обыкновенный "офисный планктон") с аналогичным настроем озирают заполонившее улицы человеческое быдло. Прямо называть окружающих унтерменшами пока ещё неполиткорректно, однако, руки уже сами собой тянутся к автомату... Проредить уродов. Нашелся бы только повод нажать на спусковой крючок. И натренированная в компьютерных "стрелялках" рука не дрогнет... Любопытно получается! Мода на "зомби", в кино и литературе - психологическая подготовка к Гражданской войне. Вместо описания "кризисной кооперации" с сородичами - дается подсознательная настройка на конфликт, драку.      Страшно подумать, во что при такой "накачке" превратился бы наш город в Блокаду. И так, по слухам, в темных подворотнях то и дело людоедов ловили... А если заранее себя убедить, что потенциальные людоеды ("зомби") - это все соседи поголовно... Тогда водокачка и элеватор никому не понадобятся. Или - достанутся совершенно чужим. Наиболее адекватным, сплоченным. Сумевшим между собою договориться посреди месива кровавых страстей. Не по-людски как-то получается... Натуральное библейское деление на "чистых" и "нечистых". Интересно, не сектанты ли платят за издание подобных книжек? Больно уж всё прозрачно - "и никто не спасется, только малое число!" Тоже вариант, кстати! Если считать за "зомби" иноверцев. Причем, никто не привлечет "за разжигание национальной или религиозной розни". Боже, мерзость какая! Всего-то одно слово в тексте заменили, а сколько за ним кроется. Вывод? Одиночке - тупо не выжить... Малой группе - не добыть пропитания. А большая группа, способная взять элеватор с водокачкой - обречена отбиваться от голодающих и замерзших... Пока не кончится ресурс... С людьми, превратившимися в крыс, объединяться опасно, а железной рукой призвать их к порядку - некому. Как непохоже на отчеты о ЧП советских времен, где голодающие мирно делили друг с другом последний сухарь...      Доложилась - "Если не удрать из такой осады сразу, то гибель вопрос времени". И? Владимир меня натурально убил:   - А ты представь, что ни водокачки, ни хлебного элеватора в окрестностях нет. И города - рядом тоже нет. В радиусе тысячи километров... Причем, никогда не было, - это он всерьез выдал, без улыбки, - Выкрутишься, Галчонок, если туда попадешь?   - Но, тогда и зомби тоже нет? - рефлекторно вырвалось. Так - не шутят! Это он всерьез! Сразу вспомнились туманные намеки на возможность длительной командировки. И предложение освежить французский язык... Да нет, ерунда это. Но, если мне однажды удастся попасть на Гаити... Других ассоциаций с зомби и французским моя бестолковка не выдает...   - Откуда? - вот, слава богу, успокоилась, - Никаких зомби там не водятся. А люди - есть. Оборванные, как зомби... Злые, как зомби... Тупые, как зомби... Жрущие человечину, как зомби... Которых, правда, и убивать можно, как зомби, - ну, утешил! Получается - это какая-то Французская Океания? Чего замолк на полуслове? Я же от любопытсва сгораю. Хоть намекни!   - Там жарко? - право на один вопрос я имею. Как-то само собой между нами правило сложилось. Не молчи!   - Иногда - бывает. Число солнечных дней в году - больше, чем в Сочи, - и думай, что хочешь.    Литейный 4, Большой дом Павел Алексеевич Кучер

"Большой дом" на Литейном проспекте 4. Здание ОГПУ - НКВД-МГБ - ГУВД-КГБ - ФСБ.

  Задним числом обычно открываются многие вещи... А ведь я ничего тогда не понимала! Точнее, мечтала, будто что-то понимаю и даже в некоторой степени управляю событиями! Всё мы так мечтаем... А события идут сами по себе, затягивая нас в свой круговорот, как зубья шестеренчатой передачи. Кого вознесет, кого опустит, кого раздавит. Лично я, в тот момент, буквально взлетала к потолку от радости... У нас, с ним, впервые появился совместный план!      Володя никогда не обсуждал со мною своих планов. Это было для него немыслимо - решает мужик! Если мне и предоставлялась некая свобода выбора, то только там, где его замыслы совершенно не страдали. Словно античный бог, он снисходительно позволял, даже баловал, но никогда ничем серьезным со мною не делился и мнением моим особо не интересовался. А тут, внезапно снизошел - спрашивай! Позволяю. (чуть машинально не добавила - "смертная")      - А море там есть? - тогда этот вопрос казался мне исключительно хитрым. Много чего объясняющим. Наивная!   - Море? - искренне удивился он осмысленным словам "низшего существа", явно что-то быстро прикинув в уме, - Разумеется, есть! - тогда, почему запинка? - А ещё - горы, землетрясения и загадочные руины... - Даже морская пехота! - вот в последнюю фразу я точно не врубилась, зато, - Галчонок, а ты умеешь мыслить гениально... Решено! - обнял и закружил меня по комнате. Много ли женщине надо?      Через день, после формальной беседы "ни о чем" в одном из отделанных дубовыми панелями кабинетов "Большого дома", растянувшегося на целый квартал вдоль Литейного проспекта, мне предложили подписать контракт. Буднично и деловито. Без каких либо уговоров... И всё... Вышла по коридору в небольшой холл, с двумя круглыми столбами, облицованными черным мрамором. В ожидании Володи, прислонилась к светло-серой мраморной стене... Долго бездумно водила пальцем по темным прожилкам гладких панелей. Жизнь переломилась навсегда. Зубастое колесо гигантской государственной машины зацепило и потащило меня в пучину проекта "Остров"...         Святые угодники! Я ведь тогда каждому его слову верила... И Володя это знал! Но сердиться - не могу... Ну, придумала подчиненная сама себе "версию"... Ну, поверила в эту "версию"... Да пускай! Это великолепное равнодушие к чужим заблуждениям, если они не мешают его собственным делам, даже сегодня меня умиляет. Бывают же люди, искренне считающие себя пупом Земли, но, при этом, не кричащие об этом на всех углах... У моей версии, как он сам позже мне объяснял, было столько достоинств, что поверила не только я. Многие!      Собирается куда-то экспедиция, подкрепленная силой Северного флота. Нормально. Современный флот. Готовятся, в рамках этой экспедиции, испытания длительного автономного существования нескольких сотен человек... Бывает! Руководитель "сектора биохимии" зачем-то зубрит французский язык (с упором на старое произношение, бытовавшее до Первой Мировой войны)... Мало ли, Французская Полинезия это не Париж, там легко могут быть в ходу самые замшелые диалекты. Примерно так же "законсервировался" дореволюционный русский язык в общинах белоэмигрантов. Куратор этой дамочки вовсю пользуется служебным положением... Дело житейское. Записал её на курсы стрельбы из пистолета... Ну, возможно ему нравятся барышни эмансипе.      Великолепная, многоуровневая "версия прикрытия". А я, как дурочка, штудировала атлас Тихого океана. Прикидывала - где там может быть островок с франкоязычными туземцами, не охваченный нормами международного права? Даже нашла! Несколько... После заключения "Договора об Антарктиде", от 1 октября 1959 года, в этих водах образовалась интересная юридическая комбинация. Несколько прилегающих к ледовому континенту государств считают себя в праве объявить суверенитет над близлежащими островами (по примеру известных "секторов Арктики"). Далекие страны из Северного полушария им это делать запрещают. "По праву силы" или "по праву преждепользования". Там у них такие юридические головоломки закручены! Например, Аргентина, явочным порядком, хочет присвоить часть ледового континента и даже посылает туда патриотических сеньорит рожать детей. Чем Россия хуже? Сколько наши там первыми островов открыли! Вполне можно допустить, высадку на одном из них партии "колонистов", под предлогом "научной экспедиции" или даже постоянного поселения. Мало ли, кто и что там себе думает? Если клочок суши не попадает в границы 60-той параллели - руки прочь от русской земли! Вот...      А то, что заранее рассматривается возможность полного самообеспечения продовольствием - это очень правильно! Мало ли, какие возникнут международные осложнения. Воевать на русских не полезут, а объявить им морскую блокаду - запросто. Куба, вон, сколько лет в такой блокаде сидит. Возить харчи самолетами, через половину земного шара - хлопотно. Да и есть ли на островке место для приличного аэродрома? Зато, разбить там поля и огороды с теплицами - реальное дело. А если получится совсем трудно - то можно и без теплиц... В XXI веке живем! Прогресс не стоит на месте. Пусть и не на другой планете и кризис, но мы - кое-что можем.      Самое смешное, что даже эту, высосанную из пальца версию, Володя обосновал и логично мотивировал.   - В мире, - убедительно раскрывал он подоплеку моих собственных фантазий, - много желающих увидеть всех русских в гробу. Рано или поздно... Желательно, без большой ядерной войны или порчи экологии каким-нибудь тектоническим оружием. Самое лучшее (по мнению "международного сообщества"), если мы все однажды передохнем сами. Например - от голода. От подвоза продовольствия из-за рубежа Россия сегодня зависит больше, чем когда-либо в своей истории. До половины (!) всех продуктов на столах у городского населения России импортного происхождения. Куплено за "нефтедоллары"... Не станет "нефтедолларов", пресловутая "нефтегазовая сверхдержава" сдуется, как мыльный пузырь и пойдет веселуха. Карточки, талоны, очереди, голодные бунты. Мы же не тропики. Бананы сами собой с деревьев не падают. Зима. Снег. Зона рискованного земледелия и так далее. Ты эти вещи лучше меня знаешь.      - Официально вести эксперименты по "выживанию на подножном корму в чистом поле", сегодня нельзя. Разрядка напряженности, то да сё. Тот, кто проводит подобные опыты, автоматически навлекает на себя очень нехорошие подозрения. Как? Полная автономия? В глобальном мире "без границ"? А ещё в ВТО собираетесь? Получается, что испробовать твои методы "пищевого самообеспечения" на практике можно только тайно. И лучше всего, не в России, на нейтральной, недоступной для всяких там "международных наблюдателей" земле. Нужен неприметный "природный полигон", за пределами зоны внимания как наших "друзей", так и врагов. На тебе лежит ответственность за продовольственную безопасность проекта. Ты, секретный резерв командования. Если справишься - Родина тебя не забудет. Не справишься - она тоже не забудет, да ещё и многое припомнит...      Стыдно признаться, но у меня от таких речей буквально крылья за спиной вырастали. Как же мало надо нашему человеку для счастья. Любимый мужчина (и любимый начальник) - рядом, да осознание полезности своего занятия. Эх... Как там, у Григория Остера? "Главным делом жизни вашей, может стать любой пустяк..." Вторая фраза - не в бровь, а в глаз - "Надо только твердо верить, что важнее дела нет..." Я верила, я знала. Вот!      Слегка беспокоило только одно - невозможно кому-либо похвалиться. Гриф - на каждой бумажке. Володя научил меня писать очень красивые бумажки. Не в смысле внешнего вида - лист формата А4, обычный шрифт. Красота настоящего, серьезного документа - в емкости содержания при максимальной краткости изложения.      - Запомни, Галчонок, - не уставал он повторять, - это тебе не институт, где льют воду. Серьезные люди, текст, длиннее половины одной стороны листа, просто не читают. А не сумеешь заинтересовать первыми же словами - сгинет твоя писулька в недрах папки секретаря-референта. Очень может быть, что текст твоей диссертации - в двух трех листиках толково составленных служебных записок. А защиты - не будет вообще. Зачтут "по факту".      Учил жизни... Заботился о моем служебном росте. Иногда, под хорошее настроение, целые лекции выдавал:   - И ещё! Никогда не пиши "то, что тебе хочется сказать". Пиши только то, что от тебя хотят узнать. И не более. Пусть лучше обратятся, ещё раз... Благодарности не дождешься! Власть всегда служит самой себе и не стоит рассчитывать на её признательность. Постарайся быть нужной. Избегай быть незаменимой (съедят!). Ни в коем случае не пытайся демонстрировать независимость. Ужасное оскорбление для любой власти - показать, что без неё можно обойтись. Растопчут и смешают с грязью, вопреки собственной выгоде, "чтоб не повадно"... Поговорка про "курочку несущую золотые яйца" - лживая сказка. Стоит курочке прокудахтать не то - и в суп. Наперекор сиюминутной пользе и обывательскому "здравому смыслу". Хочешь преуспеть - подчиняйся и молчи. Со мною - тоже лишним не делись. Я ведь, какую-нибудь твою идею и украсть могу. Не со зла... Решу, что она мне нужнее - и ты ничего не докажешь. Понимаешь?      Прости, Володя. Я именно понимаю... Тебя, на твоей службе, хорошо научили давить в себе дикого зверя. Как хвалились по аналогичному поводу господа "старой закваски" - слуга отлично вышколен. И теперь ты сам строил свою личную "вертикаль власти". Сначала - обхаживал меня, как чистокровную кобылу редкой масти, а потом - пытался объездить и "приучить слушаться руки". Выдрессировать, моментально угадывать твои мысли и радостно бросаться их выполнять. Именно радостно! На меньшее, ты был не согласен... И считал такой стиль отношений между мужчиной и женщиной единственно верным. Священным... Муж пришел домой - жена его встречает у порога, бросает все дела, падает на колени и благоговейно снимает с вождя и повелителя сапоги... Каждый намек, что такого не будет никогда, ты воспринимал с юмором... Каждую попытку помериться силой воли, как забавную бабскую дурь. И реагировал, как при общении с норовистой лошадью. А вот, милая, тебе сахарок, или яблочко... Только не брыкайся.      Впрочем, логикой ты тоже меня давил... Оттачивал моё мышление "в нужном направлении". Формировал "правильные цепочки ассоциаций". И щерился, как настороженный волк, при любой попытке что-то возразить. Молчи, женщина! Внимай и слушай. Признаю, многое сказанное тобой было для меня новым и интересным. В институте нас этому не учили... Там вообще крайне мало внимания уделяли "закрытой тематике". Максимум, в форме анекдотов, где повествовали, как в далеких 40-х годах, во время секретных исследований мутаций генов дрозофил под влиянием радиации, малограмотные кураторы составили "список запретных слов" и требовали от ученых с мировыми именами непременно писать, что несчастных мух "окуривали" жестким рентгеновским излучением. А термин "радиация" был высочайше запрещен к употреблению "чтобы враги не догадались"... Ты был хорошим учителем... Не боялся затрагивать самые неожиданные темы и не стеснялся четко объяснять логику, которая (по твоему мнению) единственная имела право на существование в этом мире. Логику власти.      - Долг перед обществом? Чушь! Стремление к познанию? Блажь кабинетных теоретиков! - забавно было наблюдать, как в приватной обстановке дает трещину твоя "служебная невозмутимость" и под личиной холуя проступает живой, увлеченный человек, - Для взрослых людей существуют только три достойные цели - "сила, знание и власть". Причем, сила и знание - только инструменты для достижения власти, а власть - возможность удержать эти инструменты в монопольном владении. Обрести и отстоять собственную свободу...      Я не психолог. Трудно понять, как эти вещи одновременно сочетались в твоей голове. Яростное желание личной независимости (иногда это животное стремление к "воле", полной свободе от любых запретов - пугало) и готовность беспрекословно подчиняться любому вышестоящему начальнику (как в японских или китайских исторических фильмах). Может поэтому, ты "в принципе" не признавал право на чужую свободу. Даже мою... При любой попытке высказать своё собственное мнение, у тебя буквально шерсть на холке вставала дыбом... Видимо, это - часть картины твоего мира, всех делящего на "вечных начальников" и "вечных подчиненных". Не дающего своим обитателям другого шанса подняться, кроме как напасть из-за угла... и загрызть насмерть...      Впрочем, всё, что шло на пользу твоему делу, ты объяснял исключительно хорошо... Кто бы мне ещё так четко растолковал, зачем отменили "дальний космос" и даже мои скромные наработки в области автономного жизнеобеспечения гипотетической экспедиции на другую планету закрыли двухсловным "грифом". Заставлял решать логические задачки как "с точки зрения ученых", так и "с точки зрения начальства". Приходилось соглашаться.      - Смотри, Галчонок, - играл ты с моими доводами, как сытый кот с мышью, - как оно работает в реальном мире. Предположим, принято решение основать постоянную станцию на Луне. Это невероятно, но, ради спора, предположим. В ближней перспективе - это научно-технический триумф. В среднесрочной - безумные расходы на выведение проекта из состояния финансовой "черной дыры". Теперь, на эту станцию, абсолютно всё вещи надо регулярно доставлять с Земли. Воду, воздух, еду, одежду, запчасти, расходные материалы и так далее... А в долгосрочной перспективе, когда проект выйдет на уровень автономного - наступает самое страшное. Экипаж лунной станции может в любой момент превратить хозяйственную независимость в политическую. Ты читала роман Хайнлайна "The Moon Is a Harsh Mistress"? (забавный момент, Володя никогда не признавал переводные названия иностранных книг и от меня требовал того же, так что его буквальный смысл "Луна - стелет жестко" не сразу совпал с привычным мне, по русскому изданию, "Луна - суровая хозяйка"). Никогда такого не будет! Власть может казаться дурной и недалекой, но это обман зрения. Просто праздным дуракам не понять, сколько сил и времени отнимает у людей, уже достигших вершины, борьба с врагами и претендентами. Некогда власти на иные цели отвлекаться. Живьем съедят! Отсюда вытекает важный вывод - твоя "полная автономия" никому не нужна. Хуже того - она вредна (как "плохой пример") и опасна (как материальная база для недовольных). У власти - уже всё есть. Но, беда, если она не в состоянии отнять жизненные ресурсы у вероятного противника... А выращивать подобного противника вне зоны контроля, своими собственными руками, за свои же деньги - политически недальновидно. Серьезные люди таких ляпов не допускают. Ни наши, ни американцы. Одно дело - помпезно воткнуть в лунный грунт американский флаг или доставить туда вымпел с гербом СССР. Совершенно другое - случайно допустить появление недоступного конкурента. Даже, на первый взгляд, ничтожно слабого... Независимости власть не прощает никому.      - А ведь 40 лет назад не боялись планировать полеты к другим планетам и города на Луне? - удивлялась я его запредельной прагматичности, - и никто тогда ничего особенно не боялся... да и денег особенно не жалели.   - Люди были другие! - мгновенно следовал ответ, - тогда, власти ещё искренне верили. Это, очень дорого стоит. На вере во власть - мир стоит. Профукали, за джинсы и жвачку... Какую державу профукали, сволочи!   - Они в свободу верили. В светлое будущее, многие - даже в коммунизм, - пробовала я вставить словечко.   - Точно! - охотно соглашался Володя, - Грамотная власть сумела всех убедить, что эти символы - её суть. Так собаки нарту тянут... Им кажется, что бегут для своего удовольствия ... Ну, за вожаком... А на самом-то - деле волокут тонну груза. Виртуозная работа! И ведь как символику оседлали! Идейно мотивировали быдло... Бесплатно, как проклятые, пахали. На упрямстве и энтузиазме. А сегодня - хоть ты плати, хоть озолоти... - это у него одна из любимых тем. Ушедший в вечность Советский Союз он болезненно уважал и ненавидел разом... Гремучая смесь... Моя роль, в подобные "моменты откровенности", заключалась в тактичном поддакивании.   - Разве символам коммунистического энтузиазма "покорителей космоса" сегодня нет достойной замены?   - Отчего же? Есть! - враз ссутулился Володя, - Пресловутые "четыре К" - корысть, клановость, конкуренция и компромат. Зато идей, ради которых хоть одна сволочь подорвется на что-то великое - не придумали. Сплошная попса...      На подобные скользкие темы мы разговаривали редко. А в тот раз - выпало. Счастливое последнее лето... Конец июля, Новочеркасск, теплый поздний вечер, маленький уютный ресторанчик... и мы вдвоем. Запоздалые посетители, давно пересидевшие час закрытия, потому, что уходить страшно не хотелось. Находились, за день. В подобные командировки мы с ним ездили достаточно регулярно. Почти привычно. Родичи давно удивляться перестали. Сама втянулась. Даже "тревожный чемоданчик" (как папа, по старой привычке, называет готовую к немедленному выезду наплечную сумку с самым необходимым) постепенно образовался. Но, прошлые разы я занималась своими делами, Володя своими, разве ночи проводили вместе. И вдруг, никаких дел не оказалось совсем. Такое впечатление, что он чего-то от меня ждал. Выгуливал по городу, словно экскурсовод. Объяснял. Показывал. Даже в "Музей донского казачества" сопроводил. И исподволь наблюдал, думая, что я не замечаю. Грешным делом, сперва, я решила, что меня привезли на смотрины к его родителям. Он сам откуда-то из этих мест. Но, нет... Получилось просто несколько "левых выходных" за государственный счет. С приключениями...      Задним числом понимаю, что он хотел (в меру представления) похвалиться родными местами. Без всякого притворства, искренне. Надеясь, что меня зацепит. Очень может быть - сам для себя решил ещё раз взглянуть на "с детства милые поля и тополя". Короче, собирался чуть расслабиться с приятным человеком. В светлых брюках, яркой рубашке и солнцезащитных очках, во всяком случае, я Вову увидела впервые. Ошибся... Видимо, ко мне он искренне "относился" и ждал ответной взаимности. Иначе бы не раскрылся, словно маленький. Я то старалась, как провинциальная туристка (а следовало бы изобразить деревенскую девку). Даже ахала... Володя мне не поверил... С каждым часом похождений заметно грустнел, хотя мужественно довел свой план до конца. Обиделся. Понятно... Помню, тоже обижалась, когда, глядя на чудо белой ночи, иногородние сокурсники зевали - "мы спать хотим". Под конец смирился. Почти искренне улыбался, когда я попыталась описать свои впечатления...      Ну, болотистой местностью меня не удивишь. Питер - весь на болоте. Однако, честно признаю - донские комары крупнее наших. Наверное, климат получше... или автохтонное население тупо полнокровнее. Насчет полей и простора - да... Горизонт далек и светел, закаты - просто обалденные и всё исключительно пасторально... Тем не менее, если мелкий Аксай (рукав Дона, на котором стоит Новочеркасск) здесь гордо считают рекой, то наша "Маркизова лужа" - океан. А искренне проникнуться пресловутым "вольным духом исконно казачьей земли" я оказалась не способна. Видно мешает столичное происхождение и университетское образование. То же самое касается "чудес местной архитектуры". Вот ей богу - какое "место", такие и "чудеса". Как говорится, читайте путеводитель...      Новочеркасский Вознесенский войсковой кафедральный собор считается одним из самых величественных в России, и третьим по величине церковным зданием страны, уступающим только храму Христа Спасителя в Москве и Исаакиевскому собору в Санкт-Петербурге. Строили его трижды... Первый раз собор заложили при самом основании Новочеркасска, ещё в мохнатом 1805 году. А планировали - крупнейшим в Российской империи, так как все более солидные (Исаакиевский в Петербурге и Христа Спасителя в Москве) заложили только в 1818 и в 1832 годах. Однако, если считать данную церквушку символом "казачьей идеи", то она отвечает ей на 100%, с довеском. Восхитительный коктейль из нахальства, патологической жадности и некомпетентности. Не извиняюсь, так как всё это правда...      Строительство собора шло с перерывами до 1846 года. Наконец, 29 августа в 9 часов вечера, как доносил после донской атаман Власов императору Николаю I - "...храм внезапно обрушился. Большая часть громадного здания превратилась в развалины, при падении образовав собою рыхлую массу из смешанных леса и камней..." Специально посланная на Дон комиссия причинами обрушения признала, что "фундаменты были заложены на зыбком основании, а пилоны и арки чрезвычайно слабы. Материал, послуживший для постройки, весь дурного качества, преимущественно раковистый известняк, имеющий очень малую прочность. Известковый раствор применялся самый негодный. Кладка фундамента была произведена набросом, без всякого соблюдения рядов, а вместо расщебёнки, между камнями, находились куски того же негодного известнякового раствора". Аминь... Сорокалетний труд пошел прахом. Сколько денег было разворовано в процессе и утекло "кумовьям" - тайна.      Второй раз собор было решено возводить уже не из местного "грушевского камня", а из кирпича. Новый вариант войскового храма заложили в ноябре 1850 года. Но, относительно качества материала сразу возникли сомнения (лично щупала кирпич местного производства и указанные сомнения разделяю - не будучи Терминатором, рыхлый и кривой бледно-розовый брусок легко разломила голыми руками). Сомнения привели к приостановке строительства. Потом темп всё же возрос. Если за первые 10 лет собор вывели только до половины, то остаток намеревались завершить всего за два года. Поспешность кирпичной кладки, с непродолжительной её просушкой, привела к тому, что в полночь с 10 на 11 июля 1863 года главный купол храма обрушился внутрь себя, увлекая один из малых куполов и пять боковых сводов. Причиной несчастья сочли поспешность производимых работ.      Третий проект многострадального божьего храма утвердили в 1891 году. Затраченная сумма в три раза превзошла первоначальную смету... Строительство сопровождалось многочисленными скандалами и недостачами. Например, задним числом выяснилось, что уже при закладке фундамента хорошие строительные материалы опять были частично разворованы и подменены бросовыми. Из-за чего проект пришлось срочнно перерабатывать, в сторону уменьшения веса наземной части здания на 30 000 тонн. Ради спасения затеи были предприняты самые необычайные меры - присланы строители из столицы, заменено "иногородними" специалистами руководство стройки, а в качестве основы конструкции собора - предложен монолитный железобетон. В самом начале ХХ века - абсолютная новинка. По всей видимости, разворовать непривычный им цемент и стальную арматуру - казаки не решились. Эти предосторожности сработали. Освящение новооткрытого Вознесенского кафедрального собора состоялось 6 мая 1905 года (то есть, практически через 100 лет после закладки 18 мая 1805 года). Аборигены дружно считают его "шедевром зодчества". Во всяком случае - большим и красивым...    Памятник Ермаку и собор в Новочеркасске Павел Алексеевич Кучер

Памятник Ермаку и Вознесенский кафедральный собор в городе Новочеркасске.

  Насчет большого - согласна. А вот в остальном... Каменная громадина торчит на вершине холма, посреди бугристой площади, неряшливо вымощенной разноцветными булыжниками. Вокруг - ни души... В отдалении - несколько точек по продаже пива и облезлая бледно-зеленая коряга на каменном постаменте, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся памятником Ермаку. Тоже - достопримечательность... С ног до головы обросший малахитом покоритель Сибири смотрится несколько заброшено. После благородной патины, привычной мне на берегах Невы, он в рыхлой коросте, почти неузнаваем. Дешевый "новодел"... Экспонат из сказа Бажова про "Хозяйку медной горы". А музей казачества меня потряс... В своем роде - шедевр! Помпезный и одновременно наивный гимн многовековому узаконенному бандитизму... Как жемчужина экспозиции - загадочный железный агрегат в центре главного зала. Ни таблички, ни пояснительной надписи. Считается - что все про него знают... Обошла вокруг трижды. Не то лебедка, не то редуктор. Криво склепанный каркас и множество зубчатых колес на нескольких осях. Оказалось - часовой механизм! Во время отступления из Азова, после знаменитого "сидения", казаки, в качестве символа-трофея, уволокли городские башенные часы... И триста лет (!) бессмысленно таскали их за собой по степям (не делая попытки приспособить к делу), пока Советская власть не пристроила "раритет" в музей. Смех. Когда-то в детстве я прочитала в папином журнале легенду о "золотой бабе". Про то, как дикие вандалы утащили из разграбленного Рима позолоченную металлическую статую и много столетий, как символ великой победы, возили её по всей Евразии с места на место, пока не спрятали где-то за Уралом. Сама возможность такой истории мне показалась сомнительной... Теперь убедилась - бывает! А Володя рассказывал о злоключениях азовских часов с горящими, от гордости за предков, глазами. Вероятно, так же гордятся своими кровожадными прадедами потомки викингов. Не знаю... Древние новгородцы, например, тоже были знатные разбойники, однако бронзовые Магдебургские ворота, честно спертые у шведов из Стокгольма, приладили к храму Святой Софии... Казачий менталитет, в свете изложенного, представляется не вполне русским. Может быть, они действительно - потомки ордынцев-христиан?      Главное - "проблему символов" мы обсуждали спокойно. Я делилась впечатлениями. Володя поддакивал. Обстановка - располагала. Как "апофеоз культурной программы", нам подали фантастически вкусный "рыбец", донского улова, истекающий ароматным жиром и свежее местное пиво, в запотевших стаканах. То и другое, по уверениям Володи, просто обязан отведать каждый культурный человек, побывавший в Новочеркасске летом. Мирно светили фонари сквозь прогалы в кронах деревьев. Огромные бабочки-бражники бесшумно зависали у чашечек цветов на клумбах, словно маленькие ночные вертолеты. Тянуло запахами южной степи, дымком от кухни и скошенной травой. Помню, я высказала мысль, что неплохо бы погулять по ночному городу, а Володя, в ответ, странно хмыкнул... А потом появились "эти" и я начала догадываться, что Новочеркасск - далеко не Питер, а место довольно таки безлюдное. Хозяин ресторанчика сразу куда-то подевался... Мобильный телефон выхватили из моих рук как-то даже по-хозяйски... Аккуратно. Что бы случайно не испортить собственную вещь. Потом - мне зажали рот... А потом - воздух взорвался разлетающимися в разные стороны стульями, посудой и осколками стекла. Господи, как он их бил! Молча, сосредоточенно, в полную силу. Так, что после каждого удара ясно слышался треск ломающихся костей... Без попытки договориться. Без предупреждения... Без жалости... Как человек на последнем градусе бешенства... Долго, по внутреннему ощущению - целую вечность. Насмерть... При этом, не совершая ни одного лишнего движения, словно машина. Державший меня мужик бросился прочь. Напрасно... Бросок вслед, удар, жуткий влажный хруст, оборвавшийся стон, тишина...       - Видела? - поинтересовался Володя почти спокойным голосом, когда всё закончилось, - Вот так она и выглядит, настоящая власть, - покачался на полусогнутых, чутко прислушиваясь к ночным звукам (до сих пор не знаю - остался ли в живых кто-то из нападавших хулиганов?), - А символы... Символы - это дело наживное. Кто жив - того и тапки, - помолчал, - И - забудь... Ничего не было... Идем спать, столичная штучка! Нас с тобой ещё ждут великие дела.      На следующее утро я проснулась рано... и уже не в своем номере. Вещи, небрежно рассованные по пакетам - вдоль стены. На столе - бутылка шампанского, в ведерке со льдом, коробка дорогущих шоколадных конфет и записка - "Из комнаты не выходить (подчеркнуто), по телефону не звонить, ожидать меня". Поверх глянцевой упаковки - одинокая красная роза... На спинке стула - новенькие женские джинсы, кислотная футболка и белые кроссовки моего размера. Одежды, что была на мне вечером - нигде не видно. Мобильника, кстати - тоже. А ведь я не настолько была пьяна или испугана, что бы забыть - мой мобильник Володя у нападавших забрал. Точно, забрал... И где? Опять подстраховался!      Он появился после семи, оживленно-радостный, со свежим пластырем на лице и сбитых костяшках пальцев. С моим мобильником и моим же паспортом в руках. Когда взял? Впрочем, я и не проверила, на месте ли мои документы...   - Держи! Билеты на самолет я отменил, уедем вечерним поездом. Мы - в розыске. Это дело надо отметить!   - Э-э-э... - к вертящемуся на языке - "с утра пьют шампанское только аристократы и дегенераты", заранее приготовленному для встречи, сногсшибательная новость подходила мало. Скорее, совсем не... - А за что? - ноги предательски ослабели, пришлось сесть.   - Галчонок, не хлюздить! - игристый напиток пенной шапкой накрыл бокалы, - Так было надо. Тебе - не понять...   - Кому надо? - глупый вопрос, в данной ситуации. Ясно, что правды не узнаю, опять отделается шуткой.   - Нам! - машинально подняла бокал, чокнулась... Развернула хитро упакованную конфету... Вкусно...   - Зачем? - ещё более глупый вопрос. Если вчерашнее происшествие мне не приснилось, это уголовщина...   - Для личного дела, - если это шутка, то не смешная. Ну, да, я слышала, как в ФСБ "вяжут кровью", но...   - Забудь! - в бокалах снова пенится шампанское, - Это мой проект и я отвечаю за всё. А ты - мне нужна.   - ??? - с хитрым видом бросил в рот изделие московских кондитеров. Последний раз наполнил бокалы.   - Галчонок - вчера ты была права! - произнес торжественно, как священное откровение, - Всё в этом мире - голимая фигня! А особенно - барахло, притворяющееся символами. Ты - молодец. Давно надо было на подобные вещи твоими глазами посмотреть. И вот это всё, - не выпуская бокала, обвел вокруг рукой, - тоже фигня. "Вещи - тлен, душа - бессмертна!" - чокнулся, залпом выпил, - Символы для дела не нужны, нужна - идея. Например - "К последнему морю!"   - Володя, ты о чем? - я всегда чувствую, когда человек пьян, а когда только хочет казаться пьяным. Он был пьян. Смертельно... Никогда, ни до, ни после, я не видела его таким пьяным.   - Забудь! - покрутил в руках пустой бокал с таким видом, будто собирался, подобно гусару XIX века, со звоном и брызгами грохнуть его об пол, - Пей!   - Володя, что с тобой? - не умею разговаривать с пьяными. Когда и где он успел так набраться?   - Галинка, запомни, - наконец-то поставил бокал на стол, многозначительно покрутил в воздухе пальцем, - Задание на разработку той технологии, что ты собираешься предложить - тебе не выдаст никто! Здесь, такая технология - никому не нужна. А вот там... Тс-с-с! - комическим жестом он приложил палец к губам, - Там, она очень мне пригодится... Ты, теперь - мой человек. Навсегда. Ищи! И молчи, если найдешь... Времени - в обрез.   - Володя, может, присядешь? - отчего-то только тут мне стало заметно, насколько нетвердо он стоит на ногах.   - Не сбивай с мысли! - он отмахнулся, опершись другой рукой о стол (шампанское явно ударило в голову), - Я - сила! Ты - знание! А вместе? Власть! Не здесь, так там... Я им всем ещё покажу... - вести его под руки до кровати оказалось нетрудно. Сам переступал, продолжая бормотать себе под нос непонятные обрывки фраз. Тогда - непонятные... Если бы знать!      Через две недели грянула война с Грузией. Вечером 8 августа он позвонил и сказал, что "операция прикрытия" началась. Посоветовал собираться и быть готовой внезапно уехать, примерно на месяц. Возможно, немного дольше. Не забыть теплые вещи. Так и закончилась моя прежняя жизнь...         Северодвинск встретил меня по-осеннему промозглым ветром и мелким противным дождем. Из фирменного поезда "Поморье", с пересадкой доставившего меня сюда через Вологду, я вывалилась нагруженая вещами, как трудолюбивый маленький ослик. День прошел отвратительно. Поезда существуют, что бы в дороге удобно спать, а не дремать вполглаза. Увы... Пригородное ж/д сообщение между Архангельском и Северодвинском было прервано в прошлом 2007 году, из-за практически полного отсутствия пассажиров. За пятилетку - население всемирно знаменитого центра атомного судостроения сократилось на одну пятую... Теперь, ходящий "через день" московский состав стал единственной ниточкой, связывающей ныне заштатную базу Северного флота с "большой землей". В вагонах, на последнем участке маршрута, от подсаживающихся пассажиров сложилась обстановка затрапезной электрички. Настроение, в результате - соответствующее. Давненько я уже не путешествовала подобным образом. Хотя, бывало и хуже...      Спряталась от вихрей водяной взвеси в здании вокзала. Озябшими пальцами набрала номер. Володя строго запретил звонить по пустякам, но усиливающаяся непогода и мгновенно промокшие ноги, это не пустяк. Тихо. В смысле, абонент не отвечает. Трижды дождалась сброса соединения после длинной серии напрасных гудков. Сделала перерыв... Повторила попытку... Бесполезно. Шагать пешком до автобусной остановки? Словно в издевку, в дальнем от меня углу автостоянки остановился позорно древний микроавтобус "когда-то защитной расцветки" и принялся мигать фарами. Будто в насмешку... Наверное, увидел через стекло потенциальную клиентку... Или водитель пытается заигрывать? В таких случаях лучше всего показать полную независимость. А ещё - сразу язык... Знаю я, эти "шахид-такси". Пользуясь слякотью, "за совсем мало денег" заманить явно иногороднюю дурочку в салон и возить её по окрестным переулкам, пока бензин не кончится. "Вах, далеко ехать пришлось!" Позвоню ещё раз. Опять не отвечает... Зато хозяин "шахид-такси", явно издеваясь, начал включать габаритные огни в такт телефонным гудкам. Стоп! Или я от холода сдурела, или он мне знак подает? Будем рассуждать логически... Слышать сигнал от володиного телефона может только один человек... И если он не догадается, что в летних туфельках я через залитую водой площадку не пойду, кто ему доктор? Жест с кручением пальцем у виска возымел действие. Пыхнув дымным выхлопом, ветеран автотехники, судорожно дергаясь, развернулся и, пятясь задом, наискось, разбрызгивая лужи, подкатился к дверям вокзала. Кажется, мой выход...      - Залэзай! Простынэшь! - какой вежливый. Лучше б вещи в салон помог погрузить. Или, это нарушит его имидж "гордого сына гор"? С какой стати Владимир затеял маскарад, зачем ему акцент? Кому мы тут интересны?   - Салам алейкум! - из вредности по-восточному обратилась. Даже бровью не повел... Но, ответил:   - Малейкум вассалам! - ух, как я дверью хлопнула... Нет, не развалилась колымага, однако. Ещё крепкая...   - Поехали! Я замерзла и спать хочу (целый день провела на ногах), - фигушки. Вылез из машины. Осмотрелся. Как будто сквозь тонированные стекла плохо видно. Сел за руль и, наконец, соизволил заговорить по-человечески.   - Галчонок, ты мне доверяешь? Закрой глаза и давай правую руку... - нашел время сюрпризы устраивать.   - Ой! - Гладкое золотое кольцо плотно село на безымянный палец. Обручальное? Как понимать? Даже в жар бросило... Действительно, сюрприз. Неужели с женой разводиться собрался. Ради меня? В такой момент?   - Держи! - книжка паспорта... На развороте - моя фотография и мои личные данные. Позвольте, но мой документ лежит у меня в сумочке. Точно лежит, недавно билеты покупала... А это что за новости? В разделе "семейное положение" - штамп о заключении брака с каким-то Владимиром Ибрагимовичем с совсем невыговариваемой фамилией. Датирован, кстати, прошлым месяцем. Всё честь по чести. Причем, паспорт явно настоящий, только совсем новенький...   - Как прикажете понимать?   - Это я - Владимир Ибрагимович, - жестом подкрутил несуществующие усы, - А ты, моя женщина. Если спросят - моя жена. Если вдруг что-то случится - за меня, по этому документу, тебе назначат пенсию. Он настоящий. На время командировки - предъявлять только его. Больше тебе пока ничего знать не положено, - и микроавтобус рванул с места, будто новый. Обалдеть... Окончательно войдя в роль, Володя процедил сквозь зубы, - А если кто-то будет приставать, скажи - "Зарэжу!"      Пристегиваться было нечем, пришлось обеими руками держаться за трубчатую скобу, а на поворотах ещё и упираться ногами. Так что, кольцо всё время мелькало перед глазами. Каюсь, на него я смотрела больше, чем на дорогу. Что дорога? Грязь, ветер, блеклый северный пейзаж... А вот символ законного брака. Уел! Подколол без слов... В споре "о символах" оставил таки последний довод за собой. Настоящий мужик! На Володю я тоже периодически поглядывала и удивлялась. Казалось бы, обычный высокий брюнет. Самую малость цыганистый и чернявый. А вот же, дар перевоплощения! Переоделся, напялил на голову простеганную войлочную шапочку и - нате вам. Типичное "лицо кавказской национальности". Интересно, а родителям новость сообщить можно? Скорее всего - нет. Рано, да и зыбко пока всё... Вот вернусь из этой странной командировки - тогда.      Ведомственная гостиница встретила нас сквозняками, скрипящими дощатыми полами и легким налетом запустения. Ого! Трехкомнатный номер, с дорогой казенной мебелью и наполненным (!) напитками баром при уютно фырчащем двухкамерном холодильнике сразу напомнил, что что-то внятное я жевала вчера, причем, те странные пирожки из привокзального буфета, по уму, вообще не следовало брать в руки и тем более тянуть в рот. Впрочем, инвентарные номера на всех без исключения предметах (вплоть до стеклянной пепельницы на столе, где криво намалеванные цифры просвечивают сквозь днище), намекали, что особенно расслабляться не придется. Куча свертков в углу прихожей, массивный ящик защитного цвета прямо посредине комнаты, след от сапога на ковре (солдаты вещи таскали?). Казарма, прости господи. А в вестибюле, пришлось предъявлять документы не старушке в регистратуре, а нормальному часовому. Интересно, горячая вода у них тут есть?      Пока я плескалась, а потом, распаренная и подобревшая, охорашивалась в своей спальне - Володя накрыл стол. По мужски... Обильно и некрасиво. Накрошил холодное консервированное мясо, крупно порезал хлеб и сыр. Намазал красной икрой бутерброды. Расставил тарелки. Выстроил в ряд сахарницу, банку растворимого кофе, чай и горячий литровый электрочайник из нержавейки. Наш первый "семейный ужин". Я ела - а он молча смотрел. За потемневшими окнами барабанил наконец-то спустившийся ливень. Люстра под потолком то и дело мигала. Когда дело дошло до кофе с печеньем - поинтересовался, хочу ли я спать. Отвечать утвердительно показалось невежливым. В конце концов, он меня и доставил, и обогрел, и накормил. Самое время о сексе подумать. Как никак - намек с кольцом прозрачен. После штампа в паспорте полагается "первая брачная ночь"... Только фиг я угадала! Двое расторопных солдат, явившихся после нажатия кнопки вызова, на счет раз освободили стол от остатков продуктов, сдвинув на край чайник и кофейные принадлежности. Досуха протерли полировку, козырнули и удалились...      - Теперь, поговорим! - начал Володя, наглухо задергивая шторы, - обещанные варианты у тебя с собой?   - Есть на флешках и одна копия на бумаге... - не ожидала такой деловитости. Хотя, ему виднее.   - Кто-нибудь, кроме тебя, их читал? - ага, определенно - это продолжение темы трехнедельной давности.   - Никто. Единственная распечатка. Флешек - две. Как ты и советовал, - в ответ он перегнулся через стол.   - Держи! - передо мною легла папка скоросшивателя, - Здесь - ознакомительные материалы. Прочти все страницы внимательно. Пока ещё у тебя есть возможность подумать и отказаться. Официально. Через подписку о неразглашении... По правилам - то есть, сначала дав подписку. А я считаю, что время дороже формальностей. (в переводе на русский язык - он уже решил)      Теперь я подозреваю, что одной подпиской там бы дело не ограничилось. Тема пахла хорошей "химической амнезией" для отступников. Прежде всего, потому, что при моей второй группе допуска, мне достались листки с грифом высшей степени секретности. А это - чревато... Особенно учитывая, что на обороте отсутствовали положенные отметки. То есть, Володя, специально для меня, сделал "левые ксерокопии". Впрочем, в тот момент такие мелочи вообще меня совершенно не волновали. Косноязычный печатный текст из папки воспринимался, словно фантастический стереофильм. Лазейка между мирами! Окно в прошлое! Ущипните меня - я сплю...      От захватывающих дух переживаний - потянуло на сладкое. Даже приторное местное печенье показалось достойным внимания. Подумать только! Другое время, другая планета. Невероятные перспективы и открытия! К реальности меня вернул острый запах гари. Вот так... Стоило на полминуты отвернуться - а листки из папки уже полыхают в пепельнице. Предупреждать надо! Я бы ещё раз их перечитала... Или это такая шутка? Непохоже.      - Забудь! - теперь дежурное слово? - Завтра прочтешь. Как и все, в официальной обстановке... Под подписку о неразглашении.   - А сегодня? - интуиция мне подсказывает, что наша "первая брачная ночь" накрылась медным тазом.   - Надо поговорить, - вот это действительно ново, первый раз за время знакомства ко мне обращаются подобным тоном.   - Слушаю, - кофе я себе всё равно налью. Самую большую чашку. И пусть хоть мир перевернется...   - Я подожду, - и действительно, плотно зарылся в мои бумажки. Быстро читает, как сканирует... Один лист - один вариант. "Альфа"... "Бета"... "Гамма"... Как обычно - на половину одной стороны стандартного листа А4...      Считается, что существует три основных метода составления научных отчетов. "Английская школа" - где по умолчанию, принимается, что читающий текст - равный тебе специалист, поэтому всё излагается предельно кратко и компактно. Только нужное. Ничего лишнего и очень конкретно. "Немецкая школа" - когда считается, что отчет будет читать полный дебил и все расписывается в мельчайших подробностях (как вариант - к листу обзорных материалов добавляется пухлая пачка приложений). "Китайская школа" (она же "азиатская") - где на каждый пункт делового содержания приходится хоть несколько слов лести руководству или же упоминается, что такое-то действие (опыт, проба) сделано согласно его указанию и только потому получилось, как следует... В идеале, согласно "китайской" традиции, следует заранее предугадать, что именно начальник хочет прочесть и писать только это. Азия-с! Прежний мой научный руководитель обожал "немецкую" манеру и частенько ругался, что вместо солидных километровых "простыней" я все пишу "на открытке". Володя наоборот - ценит "английскую" краткость. Стоп! Зачем же моё сразу жечь? Дым и так столбом. После первого пожарища вонища в воздухе - не продохнешь! Хоть форточку открой... Что? Номер с вытяжной вентиляцией? Действительно - генеральская гостиница... Как тянет! Заполнившее комнату марево истаяло буквально на глазах. Пепел растерт в порошок. Можно говорить...      - Галчонок, как ты полагаешь, если на той стороне - другой мир и другая планета, то и время там другое?   - Конечно! Сказано прямо - "окно в прошлое". Ориентировочно - начало XVII века. Значит - так и есть.   - Ошибка. Чему вас только в институтах учат. Время всегда и везде одно и то же. Как длина, ширина и высота... По научному, это называется - физическая константа. Какой вывод из сказанного следует сделать? Не научный, а организационный? Подумай.   - Всё, что будет происходить "на той стороне", для контроля и оперативного руководства "отсюда" почти недоступно. Мы там будем как экспедиция Колумба - герои первооткрыватели и "робинзоны", в одном лице...   - Тебя это радует? - весь подобрался, вцепился пальцами в колени.   - Нормально! Романтика! Свобода! - что-то не то я сказала, - людей, на другой стороне, почти и нет? Так?   - Цивилизованных - точно нет. Я спрашиваю о другом... - нет, определенно, у него проблемы. Крупные...   - Тогда кого нам боятся? Мы же не одни с тобой на ту сторону полезем? - ой, как он нехорошо зыркнул...   - В некотором смысле - одни. Мою группу расформировали. Ты - считаешься привлеченным экспертом, удобным по соображениям секретности. Теплица, парники, опытный участок, микроудобрения... Не более.   - Но ведь так и есть! - уставился, не мигая, - Ну, просто куда ты - туда и я. Без высокой политики.   - Не получается без политики! - вскочил, принялся вышагивать по ковру, - Политика везде! Что ожидает членов самой первой экспедиции в прошлое? - а вот пальцами попрошу в меня не тыкать... - Есть мысли?   - Зависит от ситуации. Если нам разрешат публиковать отчеты - слава, звания, может быть - деньги. Если не разрешат - просто звания и деньги... Плюс - статус "вечно невыездных". Секретность же. Ну, и что такого? Зато интересно. Многие за такую возможность сами приплатили бы. Даже я...   - Не понимаешь намеков, - устало плюхнулся обратно в кресло, - Хорошо, тогда попробую по-другому. Ты знаешь, что такое "единоначалие"?   - Нормальный порядок организации власти в экспедиции или воинской части, - очень странный вопрос.   - А что происходит, если в длительной (вот это слово мне сразу не понравилось) автономной экспедиции нет твердого единоначалия? - можно догадаться, не зря отчеты читала.   - Что угодно, вплоть до поножовщины и общей гибели. В первых полярных экспедициях XIX века такое случалось. Из-за неграмотного подбора групп в них оказывалось несколько неформальных лидеров. От скуки и тягот уединенного существования между ними начинались дикие ссоры, переходящие в смертоубийство. Даже термин специальный изобрели - "полярное бешенство". Умные образованные люди, на глазах звереют, делятся на враждующие группировки и буквально зубами рвут друг другу глотки... Иногда - до последнего человека. А что, разве сегодня такая проблема стоит? Вон, с тех пор, сколько разных экспедиций было... И где они только не работали... XXI век на дворе! Мы же не звери? Свои люди. Договоримся, как-нибудь... Что-то изменилось?   - Всё изменилось, - Володя выдвинул вперед правую руку и начал загибать пальцы, - Во-первых, снова в полную неизвестность уходит почти толпа. Секретность, мать её... (мне показалось, что он собрался плюнуть на ковер, но в последний момент передумал). Во-вторых, эту толпу готовили несколько разных ведомств...   - "У семи нянек - дитя без глаза", - вставила я в его паузу умное словечко.   - Точно! Отдельно в экспедиции участвуют подразделения ФСБ, МЧС, ГРУ и академия наук, прикрытие и силовую поддержку осуществляет Северный флот. Выторговали своё особое право, как первооткрыватели... Общего руководства - нет. Четкой системы взаимной подчиненности - никакой. И это всё, в условиях периодического отсутствия связи.   - Это как? - в бумагах с грифом про связь не было ни словечка.   - А так! Свет и радиоволны - когда проходят, когда нет. Проводная связь - тоже временами ненадежна. Кроме того, сам "проход" - не стабилен. Расширяется, сокращается, иногда - закрывается совсем. Что-то связанное с движением планет... В это время экспедиция будет полностью отрезана от "большой земли". Как бывало разве 300-500 лет назад. Считай - вернулась эпоха Колумба.   - И что тут страшного? Подумаешь, ну посидим недельку-другую без связи...   - Вот, ты тоже не понимаешь, - он с видимым отвращением загнул четвертый палец, - уже сто лет люди не посылают экспедиции настолько автономные, что с ними вовсе никак невозможно связаться. Даже в космосе связь есть всегда! - помолчал, - Между прочим, случаи "полярного бешенства" практически исчезли только с появлением радио. А экипажи атомных подводных лодок, для несения многомесячного боевого дежурства - подбирают так тщательно, что космонавтам и не снилось. И один черт, после всплытия - их нельзя выпускать к обычным людям, нужна реабилитация. Психология!   - Да что мы, немедленно взбесимся там что ли? - по-моему, Володя несколько сгустил краски.   - Не знаю! - неожиданно выдохнул он мне в лицо, - нет данных. Зато поводов - хоть отбавляй. А главное, нет объединяющей идеи. Все темнят. У всех - свои собственные цели. Как контролировать этот сброд - тайна.   - А надо? - по-моему, у него началась профессиональная деформация, - Зачем нас там контролировать?   - Затем, - поднял усталые глаза, - Если это действительно прошлое. Если это наше прошлое. Про "эффект бабочки" читала? Мало ли, кому какие мысли в голову придут. Это раньше, все собирались строить один и тот же коммунизм. "Все как один, плечом к плечу..." Других вариантов даже не рассматривали. А теперь, - скривился, - кто монархист, кто родновер... или технократ. А у кого - карьера не сложилась. Оглядится он там по сторонам, забьет болт на работу с начальством и начнет "исправлять историю". Прошлый раз уже был печальный прецедент, - осекся, - тебе этого знать не положено...   - Но, есть же какие-то надежные способы удержать людей в рамках приличия? - он криво усмехнулся.   - Способы - те самые "четыре К". Корысть, клановость, конкуренция и компромат. И "короткий поводок", снабжения всем необходимым, для верности. Что и наблюдаем. В чем заключается "поводок" - объяснять?   - Полной автономности экспедиции никто не допустит. Постараются урезать всё снабжение по самому минимуму. Что бы от единственной "дыры в XXI век" далеко не отходили и чуть что - обратно к ней бегом бежали.   - Правильно. Откуда знаешь?   - Читала, как царь-батюшка посылал народ завоевывать Сибирь с Дальним Востоком.   - Верно, - он загнул последний палец, - Именно так и планируется, - опять скривился, - Аварийный запас продуктов - не более чем на месяц (на случай если "дыра" временно закроется)... Топлива - в обрез... Патронов - не более двух боекомплектов на ствол... Тяжелого вооружения - вообще никакого. И всё возможное снабжение - отсюда. Даже шланг с питьевой водой для столовой - от водопровода из XXI века. Во избежание, - помолчал, - Время и люди не меняются...   - Хочешь сказать, что если "дыра" закроется на два месяца - то придется голодать? А если за это время кончатся патроны - отбиваться голыми руками? - читала, как же.      Жестокая оружейная и продовольственная зависимость от центральной власти, в XVI-XVIII веках, были теми цепями, на которых Московия держала своих "вольнолюбивых землепроходцев". Постоянно дергая за эти цепи, "шоб воры не забывались". Запрещая поселенцам сеять хлеб и ковать железо. Доходило до того, что пытаясь не пропасть по вине далекого и жадного начальства, сибирские казаки активно осваивали лук и стрелы, а пищали и прочие ""громыхалки" таскали чисто для виду. Ибо, изготовление ствола и пороха, по тогдашним временам, являлось технологией им недоступной... Да-с, пожалуй, в такой отчаянной ситуации мои наработки в области пищевой автономии могут очень даже пригодиться. Мелочь, а приятно... Получается - мы с Володей в заговоре. И это тоже приятно.      - Совсем не боишься? - удивленно поднялся, подошел, заглянул в глаза... обнял...   - С тобой - хоть на морское дно! - вырвалось.   - Молодец! - прижал совсем крепко, - Из каждого безвыходного положения есть не менее трех выходов! Но, запомни, ты - мой козырный туз в рукаве. Мало совершить подвиг, надо подгадать, что бы на тебя в этот момент смотрел генерал... Не понадобится - и хорошо. А случись что - у нас должны быть запасные варианты. Занимайся своими делами и молчи. Что бы вокруг не происходило. Когда вопрос встанет ребром - я сам скажу.      Сколько мы так простояли - не знаю. Не хотелось шевелиться. Мысли путались. На самом-то деле - я ещё и жутко боялась. Смертельно как боялась! Что он - уйдет, за грань, добывать себе генеральские погоны, а я - ничем не смогу ему помочь... А если вместе... Да будь что будет! Кто сказал, что звания даются легко? Вот и...      - Разве они не понимают? - военный совет, после внезапного приступа нежности, принял организованный характер, - Им нас совсем не жалко? - кому им, понятно без слов. Таинственному начальству проекта "Остров".   - Галчонок, ты пока не понимаешь... Возник совсем другой слой реальности. Ещё неделю назад никакой "дыры" в помине не было. Голый "пилотный проект" экспедиции, ссылки на несколько старых отчетов, времен последних месяцев существования СССР и теория профессора Радека, который получил к тем отчетам доступ. Я готовил материал на свой страх и риск. Руководство меня поддержало. Но, кусок оказался слишком лаком...   - Позавидовали? - У Володи досадливо дернулся угол рта, - Нет? - Решительно помотал головой.   - Скорее, не смогли поделить ответственность. Когда "дыра" открылась и гипотеза подтвердилась, срочно назначили комиссию. И все "причастные" тут же захотели урвать свою долю. Открытие мирового значения! На уровне первого полета в космос. Каждый, случайно оказавшийся рядом, имеет шанс войти в историю. И каждый удачно примазавшийся - тоже. Вот меня и оттерли, - заметил беспокойство, поспешил утешить, - Это-то как раз пустяки. Пока - процесс идет штатно!   - Но, ты же оказался лишним? - как знакомо... В нашем институтском гадюшнике точно такие же нравы...   - Нет, я оказался "первым не по чину"... Знаешь поговорку - "У победы - много родителей, а поражение - всегда сирота"? Пока всё идет хорошо - мне... точнее нам - ничего не светит. И знаешь, как с этим следует бороться?   - Надо сделать, что бы всё неожиданно пошло вразнос... тогда халявщики срочно примутся искать "самого крайнего".   - В точку! - быстрый поцелуй, в нос, - А главное, что бы этот "крайний" в острый момент оказался вне зоны досягаемости разъяренного начальства. С другой стороны "дыры". Тогда он из категории "виновника" автоматически станет "участником", а немного спустя и "пострадавшим". Если всё правильно рассчитать, то, пока здесь будут грызть глотки соперникам и поспешно назначать виноватых, там, - он выразительно крутанул кистью, - произойдет "героическое спасение", не хуже эпопеи челюскинцев. Кто предупрежден - тот вооружен. Вот поэтому, я прошу молчать. Самый лучший экспромт - заранее подготовленный. И, надо рискнуть головой... Ты готова рискнуть? Повезет - вернемся в почете и славе... Не повезет - тоже не пропадем. Не у тебя одной есть запасные варианты.   - А отвечают пускай "ответственные товарищи"? Они этого достойны? - новый поцелуй, теперь в губы.   - Угу... Что бы стать генералом мало заслужить штаны с лампасами, нужно ещё создать вакантную генеральскую должность...   - Кто-то должен полететь в отставку... или на пенсию... или - под трибунал... Ой, а если погибнут люди? - гипотетическая перспектива быстрого карьерного роста наглядно повернулась своей отвратительной стороной.   - Значит, уцелевшие получат ещё больше плюшек и погремушек... Побед без жертв не бывает.   - А разве так можно? - что-то он подозрительно разоткровенничался. Да на трезвую голову. Не к добру...   - А как можно? Уточню, а как оно бывает в жизни на самом деле?   - Не знаю...   - Врешь, - посерьезнел, до холодности, - Знаешь... Давай, прямо сейчас, прикинем. На живых примерах.      Способность Владимира цитировать по памяти, целыми страницами - мне известна. Готовность смело и бесцеремонно привлекать зубодробительные аналогии - тоже. Но, каждый раз, наблюдая его анализ, тихонько шалела. Привычный мир, после разбора "внутренних связей" казавшихся очевидными событий - послушно становился набок и старой ржавой сковородкой катился в тартарары.      - Даю установку! - Ещё один Кашпировский нашелся, - Задачка-летучка! Восьмое сентября 1941 года... Немцы замкнули кольцо блокады Ленинграда... Более 3 миллионов его жителей (согласно переписи населения 1939 года), плюс транзитные эвакуированные, плюс сотни тысяч беженцев из ближних и дальних пригородов - вдруг, неожиданно для себя оказались отрезанными от остального мира. Образовалась толпа обывателей, совершенно к подобной "робинзонаде" не готовых. Это ожидалось?   - Ну, считалось возможным... наверное... Точнее - не возможным. К чему такие страсти, на ночь глядя?   - Случай уж очень жизненный, - он жестко усмехнулся, - Качественно избавляет от слюнявых иллюзий.   - Тогда - не знаю! Думаю, если бы кто-то из начальства произнес слово "блокада" летом 1941-го, то его б расстреляли, как паникера... С другой стороны - немцы быстро наступали... и можно было сложить два и два...   - Соображаешь! Когда от руководства требуют правду, но, за произнесение её вслух - расстреливают, умные люди молчат и готовятся к худшему. Результат этой "игры в молчанку" помнишь?   - Угу... В целях пропаганды вину за голод свалили на немцев. Они де разбомбили Бадаевские склады, где хранилось более 3 000 тонн муки и тысячи тонн других продуктов питания. Некоторые до сих пор верят, что если бы те склады не сгорели...   - А на самом деле?   - На самом деле месячное потребление Ленинградом одной только муки составляло около 42 000 тонн. Примерно 1,5 тысячи тонн в сутки. На Бадаевских складах хранился, от силы, трехдневный запас продуктов. Это удивительно мало, если забыть, что в августе предполагалось, что город будет оставлен немцам, отчего стратегические материалы и продовольствие из него спешно вывозили...   - Когда стало ясно, что город осажден, но не сдается и надо наоборот (!), срочно, любыми средствами, заново создавать там настоящий продовольственный запас, то что из этого получилось?   - Ничего не вышло. До самого конца 1941 года и после объем подвоза продовольствия неизменно оказывался в 5-7-10 и более раз меньше, чем реальная в нем потребность. Никаких запасов создать не удалось. Резервы, в виде мало пригодных для питания людей суррогатов, составили крохи от нормы, даже в абсолютном весе. Считается, что было обнаружено и пущено на помол, в качестве добавок к муке, около 8 000 тонн пивного солода, 5 000 тонн фуражного овса и около 18 000 тон всевозможных отходов... включая ядовитый хлопковый жмых, выбойки из мешков, сметки мучной пыли со складов, рисовую лузгу и прочего. Всё вместе - менее одной месячной нормы. По совокупности, расход продуктов, отпускаемых населению, постепенно пришлось уменьшить в 5-8 раз. При физиологическом пределе выживания - 2-2,5 раза. Иждивенческая норма в 125 граммов хлеба (с учетом 65% припека, то есть на 2/3 состоящая из воды или банально мокрая), для взрослого человека - смертный приговор. Фактически, осажденный Ленинград был обречен на вымирание. Объективно, по медицинским показаниям...   - Результат?   - К осени 1943 года население города сократилось, по самым осторожным оценкам - впятеро, а "по гамбургскому счету" - на порядок. В живых осталось примерно полмиллиона "довоенных" обитателей. На "Нюрнбергском Процессе" - наши заявили, что от голода умерли приблизительно 600 000 тысяч ленинградцев... Но там - грязная политика!   - В смысле?   - Только по отчетам "Управления коммунального обслуживания" Ленинграда, за время Блокады - похоронено в братских могилах 1 миллион 93 тысячи жителей и ещё 115 тысяч - кремированы. В общей сложности - уже 1 200 000 "жмуриков"! А из 900 000 "официально эвакуированных" дистрофиков (считая в последних стадиях истощения) - умер почти каждый второй. По "неофициальным" данным, из города эвакуировали более 1 600 000 человек, что оспаривается, как информация "слабо подкрепленная документально"... Все остальные жертвы Блокады (ещё порядка миллиона трупов) - "пропали без вести" или "утилизированы в виде фрагментов". Читай - съедены, "без учета" - сожжены в импровизированных крематориях (вроде кирпично-пемзового завода номер 1, что на месте современного Парка Победы), самоуправно зарыты родственниками на городских газонах или, по весне - вывезены на помойки вместе с бытовым мусором, практически без централизованного учета.   - Насколько достоверны сведения? - кто бы спрашивал... сами же всё засекретили...   - Неизвестно... Последние относительно надежные (без пропагандистских подтасовок) данные о численности населения Ленинграда - датируются 1931 годом. Накануне введения паспортной системы власти попытались выяснить - сколько же людей на самом деле там живет? Одновременно и независимо собирались отчеты ОГПУ (так тогда называлась милиция), по партийной, профсоюзной и жилищно-коммунальной линиям. Все эти источники дали очень разные результаты - в диапазоне от 2,8 миллиона до 3,5 миллиона человек... В спокойное мирное время, погрешность определения численности населения - составила около 700 тысяч! Что реально происходило через 10 лет, в условиях панической эвакуации начала войны - тайна уже навсегда. В любых "рассекреченных" документах, даже численность официальных (!) "блокадных" потерь - у нас "гуляет" в пределах плюс-минус полмиллиона-миллион... Особенно "мутные" данные - по 1941 и 1942 годам...   - Кто из руководства Ленинграда понес хоть какую-то ответственность за массовую гибель мирного гражданского населения?   - Никто... Их наоборот - наградили... "За героическую оборону города от захватчиков". Чествовали, как героев...   - Теперь понимаешь?   - Угу... - как там, в популярной присказке? "Ты нам факты давай, выводы мы и без тебя сделаем..."   - Есть у тебя примерно такая же ситуация в аналитических наработках?   - Вариант "Омега"... - господи, я же не хотела! Это самый крайний, невозможный случай. Почти шутка.   - Вот и давай разберем - как из описанной катастрофы можно было выкрутиться? И что этому помешало? Или - кто этому помешал? Без иллюзий.      - Это вводная? - приучилась, понемногу, к военной манере цедить полезную информацию по крупицам, - Запасов продуктов - на месяц, а надо продержаться, на этих запасах - ориентировочно полгода?   - Ну, например... - что-то прикинул про себя... В бумагах, что я читала, о периодичности открывания и закрывания "дыры в прошлое" - молчок. То ли не знают, то ли скрывают. Ладно, возьмем быка за рога.   - Никак... - если бы я тогда знала, к чему приведет такая откровенность - вырвала бы себе язык. Увы...   - Переведи! - Володя тоже удивился... Похоже, что он ждал от меня какого-то особенного научного чуда.   - Не корректно поставлен вопрос. Что надо считать катастрофой? Катастрофа настала для рядовых ленинградцев. Для руководства города, она же - превратилась в личный триумф. Мы о ком конкретно сейчас говорим?   - А ты как считаешь? - и хищно прищурился. Вот же дура, забыла с кем дело имею. Но, меня уже несло...   - Я, в любом случае - с тобой. А вот ты кем там будешь? - посерьезнел... помолчал... явно повеселел...   - Правильный подход! Скажем так, я буду не тем, за кого меня могут принять. Однако, немножко власти, для хорошего дела - найду. А дальше - как обстановка покажет. Возможно, что придется брать власть целиком. Но, не раньше, чем "всем кто в дыре" станет ясно, в какую задницу нас загнало предыдущее руководство... За кем попало, просто так, люди сходу не пойдут. Угроза гибели должна быть очевидной и всем понятной.   - Тогда, ничего у нас не выйдет. В смысле, повториться "ленинградский вариант". Выживет, ну... каждый пятый, - паршивый из меня психолог. Ожидала, что он хоть в лице переменится или как-то иначе отреагирует.   - Почему?   - Начальство в блокадном Ленинграде, не население спасало, а превентивно давило голодный бунт. Причем, факт, что три четверти населения было обречено (!) с самого начала, успешно скрывался всю Блокаду и продолжает замалчиваться, по сей день. Если бы правду о реальном положении дел объявили ленинградцам публично - то результат предсказать нельзя. Немцы, например, аж до лета 1943 года, вполне обоснованно рассчитывали, что в голодающем Ленинграде со дня на день вспыхнет восстание. "Город трех революций", как никак. Да и опыт "Парижской коммуны" (в 1941-м - гораздо более близкий) определенно намекал на подобный вариант... Если вспомнить, сколько в бывшем Санкт-Петербурге, накануне войны, проживало разнообразных "бывших"...   - Ошибаешься! - одернул, - "Начальство", как ты выражаешься, успешно выполнило приказ Верховного командования... Отстояло город и, превентивно подавив разношерстную "внутреннюю оппозицию", не допустило даже тени вероятности его сдачи врагу. Всё остальное - не имеет никакого значения. Ясно? Мы обсуждаем не цель, а методы. Полагаешь, что можно было иначе?   - Любой ценой? - черт, он же внятно дал понять, какова расстановка приоритетов. Ой, на что я надеюсь?   - "Победить сильного врага способен только тот, кто сначала победит свой собственный народ!" - Цитата из какого-то древнего китайца, кажется - из самого Шан Яна... Ох! Для военных и политиков люди, во все века - "расходный ресурс".         Сегодня мне жутко это вспоминать, но признаюсь - со студенческих времен я не помню такого азартного обмена мнениями по относительно отвлеченному поводу. В институте - бывало всяко... В последующей жизни - никогда. И вот опять. Ощущение, что ты стремительно мчишься на вагонетке в темноту тоннеля, сзади тебя с грохотом осыпается порода. Непередаваемо. Самое естественное в такой ситуации - немного отвлечься на еду. Блин, тут и есть-то ничего не осталось... Жалкие остатки печенья, непочатая пачка черного чая, початая банка растворимого кофе и сахар... Как говорится - "Почувствуйте себя студентами!" Ой! Я это вслух произнесла?      - Почувствуйте себя курсантами! - в тон отозвался Владимир и ногой подтянул к себе ближайшую сумку.   - У тебя выпить, ничего нет? - мучительно захотелось снять скопившееся за безумный день напряжение...   - У меня есть всё! - вытянул из глубин багажа бутылку марочного коньяка и солдатскую фляжку.   - Стаканы тут найдем? - правильный студенческий чифирь готовится в прозрачной посуде, чай не зеки...   - Держи! - потрясающе! Цилиндрические... Тонкие... В мельхиоровых подстаканниках... С ложечками.   - А сгущенки случайно нет? - словно великий фокусник, из недр той же сумки, Владимир одной рукой добыл банку сгущенного молока и пару шоколадок, веером зажатых между пальцами. Тоже - очень кстати!   - Помогать? - потенциальный собутыльник с растущим интересом следит за моими манипуляциями.   - Не-а... Пора начинать совместное ведение хозяйства. Будем химичить по очереди! Что во фляжке?   - Спирт, естественно, - с сомнением проследил за смешиванием в двух стаканах молочного и спиртного.   - Годится! - в отличие от традиционного уголовного зелья, коктейль "Мишка на Севере" - пьется теплым. Половина стакана зверски крепкого чая, примерно четверть сгущенного молока, всё остальное - спирт. Молоко допускается заменять сливочным маслом... Если нет молочных продуктов - получается просто "Медведь". Не путать с "Бурым медведем" (коньяк с шампанским) и "Белым медведем" (шампанское со спиртом). Солидные взрослые люди собрались под покровом тьмы для серьезного разговора. Делить шкуру неубитого медведя, ха...   - Сладенький... - Володя с сомнением сдвинул пустой стакан. Варвар! Мог хоть притвориться довольным.   - Для мозгов - самое то, - нервные клетки работают на глюкозе, а спирт - расширяет сосуды.   - Посмотрим... - надо же, сколько скепсиса в голосе. А напрасно. Организм не любит химически чистых веществ, пищеварительная система рассчитана природой на употребление смесей. Я это, как биохимик говорю.      - Ближе к делу! - Владимир явно решил расставить все точки над i, - Хочешь, я тебе наглядно докажу, что решение планово уморить голодной смертью пару-тройку миллионов лишнего "мирняка", для руководства обороной Ленинграда в 1941 году - было единственно верным? Или желаешь сама к нему прийти? Рискни! Вот, ты власть...   - Из безвыходного положения (Блокаду не прорвать) есть три выхода... - одобрительный кивок, - Делить то, что есть в наличии. Изыскивать резервы. Сокращать потребности до минимума. То есть - срочно убирать лишних едоков. Хоть на небо... или в могилу.   - Правильно! Именно так и делалось. Строго в рамках возможного! - учуяв намек на возражение, он повысил тон.   - Но, ведь уже имелись технологии производства продуктов, из совсем негодных... - удар рукой по столу.   - Нет! - Владимир вскочил, - Привыкай не путать фантазии с реальностью. Власть - очень жесткая штука, - чуть успокоился, сел на место, - Попробуй посмотреть на ситуацию глазами "ответственного товарища", а не "интеля" из институтской курилки. Требовался гарантированный, - последнее слово он подчеркнул, - успех. А не ещё одна попытка поймать журавля в небе. Слова - это только слова. Если их ещё следует проверять - грош цена тем словам. Нет на проверку ни времени, ни ресурсов, ни возможностей... Есть готовое решение - давай! Нет готового решения - пошел вон, следующий! Мнение очкастого умника, пусть со степенью - не котируется. Мало ли, что он наобещает. Тем более - что умников много и каждый предлагает своё. Передраться готовы...   - Ты считаешь, что убить голодом миллионы собственных граждан - хороший способ победить? - нет, его логика в голове не укладывается. Презрительное молчание стало мне ответом...   - Убери из формулы слово "голод" и повтори ещё раз, - взгляд откровенно насмешливый, - Шла война! А "на войне, как на войне". Люди там гибнут, причем, как раз миллионами. Такова цена военной победы. Когда стоит выбор между голодным бунтом в ближнем тылу и "бескровным сокращением избыточного населения" - грамотное руководство выбирает последнее. Тем более, пример стоял перед глазами, - поморщился, - забыла?   - Намекни, - внутри похолодело, не смотря на только что разлившийся по жилам "спиртовый" пожар.   - Легко! Точно такая же проблема, причем, в то же самое время, стояла в 1941 году перед немцами. Куда девать миллионы (!) советских военнопленных? Попытаться их срочно перестрелять - опасно, а кормить зимой громадные толпы дармоедов - нечем. Если кацетники поймут, что их ждет, вероятен массовый бунт взрослых, прилично обученных воевать мужиков, с непредсказуемым для Рейха эффектом. Вспомнила? Что там вышло?   - Немцы постепенно снижали выдачу продовольствия, пока не опустили её ниже физиологической нормы. К тому моменту, когда пленные наконец осознали, что их хладнокровно морят голодом - силы уже иссякли... Никакого активного сопротивления не было. Смертельно истощенные люди просто не пережили зиму, - м-мда!   - Хочешь спорить? - не хочу верить, он издевается... - Давай, сравним нормы выдачи продовольственного пайка узников концлагерей с ленинградской блокадной пайкой... Ах, да, ты же ученая! Давай, сравним рецепт немецкого "остен-брот" с составом того хлебушка, которым в 41-м потчевали блокадников. Найдешь отличия?   - Но, почему? - предположим, что это - правда. Жуть! Да за такие сравнения в Ленингр... да и в Питере...   - Потому, что было принято решение - "Город не сдавать!" - Владимир припер меня к стенке, - "Священный символ", видите ли. Каждому - своё... Мои прадеды, 300 лет, таскали по степи ржавый трофейный "будильник", - выбрал таки момент припомнить мне презрительную мину во время осмотра "часов из Азова", - твои - померли за не менее виртуальную блажь другого сорта. А кто-то, таким образом, укрепил собственную власть. Власть - всегда убивает. Странно было бы не перенять у противника такую полезную и уже проверенную в деле технологию как "сокращение избытка населения"...   - А как же тогда "Музей обороны Ленинграда"? Разве случившееся не было великим подвигом? - смешок.   - Галчонок, ну, пожалуйста, потерпи ещё. Правда - очень горькое лекарство. Особенно - с непривычки.   - Какая такая, правда?! - сейчас я его точно ударю...   - Ты же сама недавно признавала, что сказать населению города правду осенью 1941 года было нельзя. Умолчание и ложь - вынужденные меры, повышавшие боеготовность... А избыток недовольных - её ослаблял... Попробуй согласиться: сообщать военнопленным, что Рейху угрожает сам факт их существования и проблему вот-вот решат радикально, немцам не следовало по сходной причине. То и другое - трагедия, а не победа. Хотя делалось ради победы. Гордиться нечем... Люди - слепо доверились власти, а та их, по своей надобности - сочла полезным умертвить... Это - тебе наука!   - Значит, решение не создавать с той стороны "дыры" запас продовольствия - для нас смертельно опасно?   - Дошло, наконец! - Володя нервно потер ладони, - Хуже! Это - буквально смертный приговор. Как в Блокаду... Бежать некуда, жрать нечего, урезать пайки и делить эти крошки поровну - нет смысла. Один черт - на всех не хватит. Несколько сотен современных горожан, посреди сибирской тайги, на подножном корму... Не смешно. Большей части придется помереть... Осталось выбрать - кому?   - А кто-то после будет красоваться с правительственными наградами "за проявленный героизм"... - как мерзко...   - Не без того, - покладисто согласился мой оппонент, - в довесок, служебный рост и прибавка жалования. Возможно - мировая слава.   - А правду - никому не скажут. Более того, тоже откроют специальный музей для пропаганды - "Так было надо!"   - Знаешь, - поменял Владимир тему разговора, - Я думаю, музей будет лишним... Имеются прецеденты... Вождь и учитель не зря, уже в 1949 году, "Музей обороны Ленинграда" первый раз прихлопнул. Не по чину, наглым холуям гордиться и похваляться тем, чего нормальные люди должны стыдиться и скрывать... Скромнее следовало быть товарищам. Тем более, что порученную работу они выполнили на редкость топорно. Грязно. Без выдумки... Ведь уже тогда имелись технологии массового производства искусственной пищи, из совершенно несъедобного сырья? И начальству их предлагали?   - Да... В самой Германии, до самого конца Второй Мировой войны, голода не было. В отличие от времен Первой Мировой...   - Немцы учли собственный печальный опыт и вовсю фабриковали суррогатные продукты питания?   - Да, - странно, только что со мной спорил, а теперь перехватил инициативу и повторяет мои же доводы... - получилось, как с искусственным бензином. Дороже, хуже, но есть можно.   - Заметила? - хищно улыбнулся, - Главной ошибкой при разговоре ученого с властью является ваше любимое - "А я лучше всех знаю!" Власть такого тона не терпит, а таких деятелей - в упор не видит. Особенно, когда за ними правда. Потому, что стремление публично говорить правду - всегда воспринимается, как претензия на власть и единоначалие. У нас с тобой должно получиться лучше. Ты - умеешь молчать... Я - имею право командовать... Что и почему, ты мне сейчас на словах объяснишь. Самую суть. Потом будет некогда. Тебе - просто не поверят. Я - могу приказать.    Деревянный хлеб и эрзац-хлеб Павел Алексеевич Кучер

Хлеб из древесной (лубяной) муки традиционной выпечки и эрзац-хлеб военного времени (современная реконструкция).

  Пока гора вываленных на меня информационных кирпичей с громом и скрежетом укладывалась в голове, Владимир завладел чайными приборами. Когда он успел включить чайник - я вовсе не заметила. А уже кипит... Мыть посуду он, разумеется, не стал - просто сгреб использованную в сторону и уволок с подноса три новых стакана. В два из них до половины налил коньяк и всыпал по четыре ложки сахара. Последний до самого верха забил сухой чайной заваркой, утоптал её пальцем и залил кипятком. Хоть не настоящий чифирь... Слава богу!      - Мешай! - подстаканники с "сахаром на коньяке" передвинулись в мою сторону, - Тут нужна ювелирная работа! - третий стакан, вместе с подстаканником, оказался вставлен в горловину чайника, на место крышки...   - Сколько мешать? - сахар растворился, жидкость в стаканах заметно загустела и стала напоминать ликер. Только запах от неё по-прежнему коньячный. Это что, реально можно пить?   - Добавь ещё ложку-другую... - готовить заварку на паровой бане мы в институте не догадались. Занятно!   - Больше не растворяется! - размешивание ложкой перестало давать эффект. Редкие сахаринки кружатся в ставшей ощутимо вязкой коньячной смеси, как заколдованные.   - Тогда смотри! - ловко прижав ложкой чайную массу, он выцедил темно-коричневую жидкость в стакан.   - Они же не смешиваются... - хотя нет, со дна потянулись призрачными щупальцами в настой чая светлые протуберанцы, а вниз начали просачиваться, причудливо ветвясь, более темные. Словно ожившие водоросли...   - Ложкой не мешай! Это "философский чай". Способствует созерцанию... и разговорам за игрой в покер.   - А ты? - полный стакан только что использованной заварки безжалостно отправился в корзину для бумаг, поверх оберток от ветчины, сыра и печенья. С чувством легкого смятения наблюдала вторую серию действа. Правда, на сей раз, заварка уминалась в стакан куда как плотнее...   - А я - люблю покрепче... и погорячее... Пять минут! - подстаканник очередной раз нырнул в струю пара.   - Почему - "философский"?   - Смотри! Чай и коньяк на вид почти не отличаются. Глядя со стороны можно и перепутать. А коснешься - ого! Один - кипящий, второй - холодный. Один - сладкий, другой - горький. Один - крепкий, другой - тоже...   - Угу... Бездны аллегорий.   - Именно! В результате тесного контакта каждая из противоположностей наполняется чужим смыслом, а наблюдатели извне - лишены возможности даже заподозрить разницу. Теперь - пробуй... Капитальная вещь!   - Ум-м-м-м... - опять он прав. Но, каков жук! "Философ в погонах", понимаешь...      Напиток вышел горьковато-сладким, терпким и на удивление не пьянящим. Точнее, кажущимся таким... Постоянно ловлю себя на желании зачерпнуть его ложечкой, но отхлебывать через край действительно круче. И - таки да... Армейское пойло действует! Вместо легкой сонливости (давно ночь на дворе) накатила бодрость.      - Галчонок, как ты считаешь, почему мы с тобой спокойно говорим о таких вещах? - спохватился...   - Наверное, потому, что я - часть твоего плана...   - А почему я не обсуждаю их с собственным начальством? - умеете вы, барин, озадачить.   - Начальство тебя один раз уже кинуло... Вот и не доверяешь, - опять ухмыляется.   - Разве начальству можно доверять? - как играет! Удивленно поднял брови, прямо маска "белого клоуна".   - Так приходится же...   - Ох... Ты совершенно не разбираешься в людях... Я же объяснял - начальству можно только подчинятся, но доверять - упаси господь! Власть - всегда манипуляция людьми. Размен пустых слов на реальные ценности.   - "Честный человек может поверить вору, но вор честному человеку - никогда!" - комически сморщился.   - Не демонизируй обстановку. Что-то в этом есть, но аналогия отдаленная... Пока разговор идет о барьере взаимного непонимания между властью и "человеком со стороны". Примерно как здесь, - щелкнул пальцами по недопитому стакану, - "Невидимые миру конфликты", после которых остаются горы реальных трупов...   - Поясни! - на мой взгляд, если человек хочет понять - он поймет. А если не хочет - это тяжелый случай...   - Я тебе кто - начальник или муж? Мне можно доверять?   - Это ты к чему?   - Вы, интеллигенты, - выражая омерзение, обмахнул себя рукой, - ищите в логике Жданова и Кузнецова сплошной подвох, видя в них "солдат системы". Но, и они на вас смотрели точно так же! Вот попробуй, в двух словах, объяснить - почему хлеб, на основе древесной муки или жмыхов с целлюлозой - смертельно опасен?   - "Можно есть" и "является пищей" - очень разные понятия.   - Галчонок, не виляй! Представь, что надо за пять минут (вас, таких "прожектеров", у Первого секретаря Ленинградского горкома ВКП(б) - полная приемная) обосновать способ спасения города от голодной смерти...   - Ну, в обычном хлебе питательной составляющей является крахмал, а в древесной муке или её чистом от примесей аналоге целлюлозе, питательной ценности нет, хотя то и другое вещество являются полисахаридами и состоят из молекул глюкозы, теоретически, вполне пригодных для питания... - почему он хлопает в ладоши?   - Молодец! Садись... Два! - в чем дело? Я же чистую правду сказала...   - Кому ты заливаешь? Жданову Андрею Александровичу или его заму, Кузнецову Алексею Александровичу? Первый, с 1919 года - агитатор-пропагандист (по образованию пехотный прапорщик). Второй - вообще бывший рабочий с лесопилки. Они оба, всю жизнь, "организовывали и вдохновляли массы". А ты к ним лезешь с органической химией.   - Так ведь, нельзя опилки жрать! Организм человека их переварить не способен... Мы же не коровы... Целлюлоза - не еда, а её имитация.   - Да ну? - демонстративно медленно отхлебнул своего зелья, - А вот товарищи Жданов с Кузнецовым, оба, считают иначе. Причем, у них полно знакомых, которые, ещё с царских времен, регулярно хлебом из древесной коры пробавлялись. Они и сами его, в Гражданскую, отведали вдосталь. Зато, слово "полисахарид" впервые слышат.   - Так ведь это от лютого голода... - кивнул, этак одобрительно покровительственно, - вот и...   - Ты не мне объясняй. У меня по химии пятерка была... Ты - товарищам партийным вождям ума вставь... Если желаешь, даже могу за них тебе ответить.   - Попробуй! - актер самоучка, выискался...   - Именно так. С голоду... От бедности люди издавна корьё собирали и сушеный луб толкли. Так выжили. Опять же немцы (умные и образованные люди) в хлеб древесную муку сыплют и ничего... Экономят, конечно, на пленных. Невкусный получается хлебушек, но так ведь и не ядовитый... Кушать можно. Даже подходит, если дрожжей не пожалеть, не хуже настоящего из муки. А с целлюлозной массой - он и выглядит, как настоящий. Мы сами этот хлеб пробовали! А вот вы, барышня, небось, с самого рождения, ни разу не голодали, французскими булками питались?   - Какое это имеет значение?! - и что я сказала смешного?   - Галчонок, прежде чем сказать, думай, кому говоришь. Ты себя считаешь пролетарского происхождения. А давно в зеркало смотрелась? Представь свой имидж "с точки зрения Жданова". Авторитетно выглядишь? С позиции "классового подхода"?   - Что же мне, теперь, специально, к нему на прием кирзовые сапоги, платок и кофту-стеганку напялить?   - Здраво рассуждаешь! Многие тогда именно так и поступали. Дресс-код - он и в Африке дресс-код...   - Но... Так - нечестно! Просто некультурно, наконец... - похоже, он искренне развлекается спектаклем.   - Про Жданова рассказывали, что, рассердившись на родственницу мещаночку, которая любила твердить: "Мы - аристократы духа", он в сердцах брякнул: "А я - плебей!"   - Тогда - черт с ним. Другого начальника найду... Поумнее. Сама, в конце концов, опыты поставлю...   - Время! Счет-то идет на дни... А прорваться на прием к начальнику уровня Первого Секретаря горкома - часто занимало месяцы. Тем более что, после "скандальчика", тебя уже запомнили... И справочку составили... Дать понять человеку, из высшего эшелона власти, что лично ты обоснованно считаешь его дубом - чревато... Даже когда это подтвердится, виноватой, всё равно - окажешься ты. "Не сумела понятно объяснить..." А если, в результате принятого им решения, пострадают или погибнут люди - напоминать "о своей правоте" и вовсе смерти подобно.   - Короче, засада?   - Именно... В рамках правового поля проблема осмысленного решения не имеет. Ни тогда, ни теперь... Мне давать задний ход - уже поздно. А ты - пока ещё можешь отказаться.   - Ни-за-что!   - Учти. Кроме очевидных интересов влиятельных персон, наверняка, начнут крутить свои "гешефты" лица "приближенные к телу". Там, где решаются вопросы о жизни и смерти, всегда крутятся нехилые бабки...   - Например?   - Как ты думаешь, отчего рецепт выпечки "остен-брот", для заключенных концлагерей, был утвержден в Рейхе вполне официально, а точных рецептов ленинградского "блокадного хлеба" - якобы не сохранилось?   - Так не бывает!   - Правильно, не бывает... Учет и контроль в Союзе был жесточайший. Тем более там, где за еду убивали.   - Воровали?   - Нагло, по-черному... Прикрываясь личными знакомствами с первыми людьми города... По свидетельству директора "Музея хлеба" Михаила Глазманицкого, порции ленинградского блокадного хлеба только в малой степени состояли из муки... А вот содержание целлюлозы там превышало 25 %... Хватало и других малосъедобных примесей. О их составе можно судить по названиям отчетов Центральной лаборатории треста "Хлебопечение": "Применение гидроцеллюлозы в хлебопечении", "Выпечка ржаного формового хлеба с примесью соснового луба", "Использование древесных ветвей в хлебопечении"... Уже после войны, данные лабораторных исследований показали, что содержание целлюлозы в блокадном хлебе реально достигало 40-50%. Зато директор Ленинградского городского треста "Хлебопечение" Смирнов, в мемуарах уверяет, что это муки там всегда было больше половины, а содержание целлюлозы никогда не превышало 10%. Типа этим хлебом даже угощали высшее партийное руководство города и оно оставалось довольно. Можешь мне растолковать такую загадку?   - Гнида! Целлюлозная мука, внешне и органолептически, почти неотличима от обычной. Тонкий белый порошок, без вкуса и запаха... Это значит, что официально подчиненные Смирнова клали в хлеб 10% целлюлозы, но сами до этого, подпольно бодяжили ею настоящую муку... Питательность хлеба, из целлюлозного теста - никакая. Хотя на вид он - привлекательный, с румяной корочкой... Настоящая мука, как легко догадаться - шла на "черный рынок". А по отчетности - всё сходилось до капельки. Целлюлоза-то едой не считалась.   - Тогда зачем она нужна вообще?   - Как нейтральная масса. Кишечник должен часть не переваренной пищи пропускать через себя. Иначе, в нем накапливаются ядовитые шлаки. Опять же, попав в желудок, такая масса приглушает чувство голода. Как вода. Но, от постоянного питья воды у голодающего быстро отказывают почки, а целлюлозная масса дает иллюзию настоящей сытости. Хотя организм напрасно тратит последние силы, пытаясь её переварить. Точно так же обманывали себя люди, питающиеся хлебом из лубяной муки. Древесный луб - почти чистая целлюлоза.      - И никто не догадался?   - Пищевая добавка Е460 (по международной классификации), она же "микрокристаллическая целлюлоза" является невсасываемым и неусваиваемым балластным веществом. Допустимая норма суточного потребления добавки Е460 теоретически не ограничена, так как целлюлоза не относится к опасным добавкам и разрешена к применению в пищевой промышленности, - я тоже умею цитировать на память статьи из справочников!   - Интересно... То есть, люди жуют "ватный хлеб", думая, что они худо-бедно питаются... А на самом деле - организм сам себя медленно поедает... Красиво немцы придумали! "Сумрачный тевтонский гений..."   - Ничего красивого. Дистрофиков, после такого питания, "откачивать" на порядок тяжелее, чем обычных голодающих. Все резервы выжимаются "в ноль". Вернуть человека в нормальное состояние уже невозможно.   - Я и говорю. Если просто не кормить - голодный бунт практически обеспечен. А если кормить с умом...      Хороший профессионал всегда первым узнает, когда его вот-вот от души стукнут чем-нибудь тяжелым... Володя - профессионал. Перехватил, поймал, отобрал недопитую флягу со спиртом (ничего тяжелее под руку не попалось). Приподнял над полом и держал, пока я не перестала дергаться... С нажимом, словно морковку на грядку, переместил в кресло. Прямо в обертке (как такое удается?) разломал на дольки шоколадную плитку и развернул её передо мною на ладони. М-м-м... Правду говорят: "Сытая женщина - добрая женщина!"      - Галчонок, люди не меняются. В сходных ситуациях они ведут себя подобным образом. Ты думаешь, что Жданов с Кузнецовым - монстры? А вот и нет - они обыкновенные госслужащие. По своему честные и умелые. В меру воспитания и образования, разумеется... Странно ждать от них гениальных прозрений и героических деяний. Обычные наши люди. Ну, нашкодили, впопыхах и с перепугу. Уморили собственных подданных. Ну, попытались свою дурость прикрыть треском пропаганды. Они ж были пропагандисты-профи, - подавил мою попытку возмутиться и успокаивающе чмокнул в нос, - Музейчик своей славы спешно организовали... Хотели поставить вождя перед фактом - "Мы - герои!". Вождь их поймал "на горячем", пожурил и примерно наказал. Пустяки, дело житейское... А вот что бы он сделал с руководством Ленинграда за претензию, в военное время, на полную автаркию от остальной страны - даже страшно представить. Хочешь быть их умнее? Попробуй! Твой выход...   - Ведь можно было сделать из того же сырья нормальную еду! - вырвалась из объятий, пересела за стол...   - Хочешь сказать - "Немцы, в почти блокадных условиях, это потом сумели"? - опять мои мысли читает.   - Да, например! - сел напротив и на палец плеснул в опустевшие стаканы коньяку. Ровно, как по линейке.   - Галчонок, а ты когда-нибудь думала, за что действительно, - произнес с нажимом, - немцев после войны объявили "главными людоедами планеты"? Попробуй не повторять банальности. Своими словами...   - Понятно почему, они - международные военные преступники, - скривился, как лимон разжевал.   - Правильнее сказать, они - нарушили "правила игры", - не понимаю, в чем разница? - Поэтому их давили всем миром. Коммунисты и капиталисты ради святой цели спасти цивилизацию объединились в военный союз.   - Ну... - Володя поднял стакан, слегка чокнулся с моим и одним глотком осушил содержимое. Пришлось последовать примеру и закусить остатками шоколадки. Вкусная...   - Цивилизация - это организация власти в форме государства.   - Так...   - Государство - это система организованного насилия, с целью всемерно увеличить зависимость людей от власти, - он мне всего Платона собрался своими словами пересказать?   - Так...   - Главной общественно полезной функцией государства являются кооперация и разделение труда... Организация баланса потоков сырья, товаров и капитала. Одни - сеют и жнут, другие - строят, третьи - воюют, четвертые - пишут законы. Все при деле и друг от друга зависят.   - Нормально...   - Это называется - "социальное решение" проблемы. А если обеспечение общества всем необходимым не требует кооперации и разделения труда - оно считается "не цивилизованным" и подлежит исправлению. При сопротивлении - уничтожению... Нормальная (!) логика власти. А немцы, от избытка ума и нехватки ресурсов, затеяли решать свои проблемы исключительно "технически". Принялись делать "что угодно из того, что лежит под ногами". Еду из дерева, например, - да чего он от меня добивается? Давно сказал бы уже простым языком.   - Не тяни!   - Решение аккуратно уморить голодной смертью несколько миллионов человек "в силу государственной надобности" - чисто "социальное". Испокон веков так повелось... Неприятно, но понятно, пристойно, почтенно. Зато "технические" попытки наладить производство человеческой еды из нефти, древесины, угля, и тому подобного сырья, минуя фазу сельскохозяйственного производства - уже недопустимы. Кровавых мясников Гудериана и Манштейна, после войны, слегка попугали и выпустили на волю... А вот производственника Альберта Шпеера, за его "неподобающие технологические фокусы", упекли на полноценный "двадцатник", как ужасного злодея. Объясни такую суровость?   - "Тот, кто научится кормить людей древесиной и минералами, зачеркнет 10 000 лет человеческой истории и упразднит современную цивилизацию!" - вспомнить бы ещё, кто это сказал. Кажется, Марселен Бертло... на съезде французских промышленников в 1894 году...   - Умница! - да, я такая, - Так тебе власть и позволит "упразднить себя за ненадобностью". Она сама - кого угодно упразднит... Любая претензия на полную пищевую автономию - государственное преступление. Ясно? "Остров" курируют на самом верху и случайностей не допустят. Запомни, наша голодная смерть - руководству предпочтительней, чем самовольный переход экспедиции в режим полного самообеспечения. Вне зависимости от реальных обстоятельств... Так устроен этот мир.   - Э-э-э... - он шутит? Карбонарий, блин. Ясно, что самообеспечение это свобода. Но...   - Повторить? Держи свои фантазии за зубами и не вздумай о них заикнуться, пока мы тут. Поверь опыту. Я - не чудовище, не изверг, а просто хорошо информированный оптимист. Я знаю, как реагирует власть даже на тень попытки "выйти из под контроля", - поднялся, - Теперь, спать!         Все граждане равны, но некоторые - равнее других. Перифраз знаменитого лозунга Оруэлла, из не менее знаменитого "Скотного двора", хорошо иллюстрирует мои впечатления от нашего совместного путешествия через Белое и Баренцево моря. Четверо суток полного хода... На суденышке водоизмещением 1600 тонн... Нет слов! Соседка по лестничной площадке всю жизнь, сколько её помню, мечтает похудеть, но не может найти способа осуществить свою мечту, без вреда для кошелька или психики. "Пластика" (скажем честно, откачка жира) для неё - дорого, а силы воли перестать каждый день нажираться, как свинья - тоже взять негде. Говорит - обычная попытка урезать рацион вызывает у неё видения и мысли о суициде... Мой совет таким жертвам чревоугодия - смело отправляйтесь в морской круиз! Только выбирайте суденышко поменьше, а погоду похуже. И всё будет!      Главное - никаких мыслей о еде! Горизонт качается... палуба качается... желудок поминутно взлетает под самое горло. Сама идея что-либо туда отправить кажется отвратительной. Все патентованные психотерапевты, гипнотизеры и борцы с ожирением - рыдают от зависти. Хочется забраться в каюту, лечь на койку, зажмурить глаза... и умереть. Потому, что койка тоже качается в такт волнам. Причем, краткие периоды относительного затишья облегчения не приносят. Окружающий мир продолжает качаться, видимо, уже по привычке. И есть - не хочется совсем... Тошнит от запаха еды.      Тот, кто решил, что научная часть экспедиции обязательно должна попасть к месту открытия "дыры" на Новой Земле морем - ... (сами подставьте самое неприличное слово из своего лексикона). Сосала спички, стучала ногами по полу каюты (с пятки на носок), пробовала отвлекаться каким-нибудь делом. Бесполезно... Действенной мерой оказались прогулки по палубе. Когда набегающий вал заранее видно и можно подготовиться, что сейчас вас подбросит или уронит. Там организм воспринимает издевательство над собой легче. Стоит, однако, опуститься в жилые помещения - как ещё одним "зеленым человечком" становится больше. А нас тут собралось до фига...      Не знаю, насколько важную роль играл Володя в организации всего проекта, но двухместную каюту на борту научно-исследовательского судна "Профессор Штокман" ему предоставили без звука. По мысли начальства проекта - возить "уважаемых людей" наравне с техническим персоналом - не этично. А я, по документам, не абы кто - а законная супруга "настоящего полковника", через блат добившегося участия в перспективном для защиты диссертации "закрытом исследовании". И таких кадров на борту - больше половины. Подозреваю, что вторая половина - это родственники "уважаемых людей". Вроде меня... Какой процент из них реально нужен для работы, а кто только "для виду" и записи в личном деле - загадка. Прибарахлились пассажиры знатно. Куча пакетов с вещами, которую я обнаружила в гостинице, только казалась большой. На фоне чужих запасов, мы с Володей смотримся, чуть ли не бомжами. Он, впрочем, ухмыляется и предрекает, что большую часть багажа их заставят оставить на складе. Масса личных вещей для всех отправляющихся "на Остров" (постепенно привыкаю к условному обозначению темы) строго ограничена. Так что, пока я героически разгуливаю на свежем воздухе, стараясь больше смотреть на горизонт и меньше себе под ноги, он завязывает личные знакомства. Коверкает акцентом язык, изображая из себя чуть ревнивого "ученого чурку", благодаря выгодным связям нашедшего способ обеспечить "научную корочку" не только себе, но и законной супруге. Россия, мать её... Говорят, по блату теперь можно даже в космос слетать. Верю. Настроения - никакого. Поддерживаю в себе видимость жизни имбирным печеньем и белым сухим вином.    НИС Профессор Штокман Павел Алексеевич Кучер

Научно исследовательское судно "Профессор Штокман".

  Только в последний день плавания погода наконец-то сжалилась. Море вдруг выровнялось и заблестело солнечными зайчиками, тучи разошлись, а на горизонте показалось нечто отличное от привычной линии вода-воздух. Тут я хорошо ощутила настрой старинных матросов парусного флота, восторженно орущих - "Земля!" Не поверив своему счастью, уточнила у пробегавшего мимо члена экипажа (они нас почему-то не жалуют). Да, впереди она самая - Новая Земля. И хорошая погода - надолго. Мы сейчас - в самом центре антициклона. Ещё хотела по мелочи пару вопросов задать, вроде контакт наладился, но симпатичный дядька средних лет глянул поверх моей головы, что-то увидел, скривил физиономию и смылся. Я оглянулась и... Потом, тоже сбежала, но могла бы и сразу догадаться. Блин! Я то на палубе от качки спасалась... Теперь, установление штиля послужило поводом выбраться на свежий воздух прочим "пассажирам"... В смысле "господам российским ученым" или кто они там, по "документам прикрытия"... Да если хоть один из этих профессиональных проходимцев не купил, а честно получил свой институтский диплом - я лично перед ним извинюсь. Надо Володю спросить, а вдруг, среди них и настоящие специалисты есть? С первого взгляда - не скажешь. Сизая, после трехдневного запоя, толпа типов загадочного социального статуса. Все до последнего - в необмятой военной форме без знаков различия (типа маскировка такая) и практически поголовно - с манерами и лексикой "успешных менеджеров". Запах перегара, пополам с дорогим парфюмом и масляные взгляды... Можно подумать, до встречи со мною они минимум полгода женщин не видели... Бр-р-р!      Короче, я от всех смылась и двинула к каюте. Хотела там спрятаться... И только добравшись до дверей, поняла, что имелась и ещё одна причина. Запах горячей еды! Причем, уже не вызывающий отрицательных эмоций. Чудо? Чудо! И Володя - чудо. Единственный (кроме членов команды, но они же на работе) мужик из всей тусовки... Я сама ещё ничего не знала, а он уже догадался (ну ладно, просчитал, как суперкомпьютер) и всё к моему приходу организовал. Заказал обед на двоих, горячий, прямо из камбуза, накрытый для сохранности крышками. Ну и сам, в качестве собеседника. Приятно...      - Никак домогался кто? - даже это просчитал. По контрасту с палубной публикой - Владимир абсолютно трезвый. Вообще без запаха.   - Не успели... Они - туда, а я оттуда, - кивнул своим мыслям и принялся за еду. Чинно, будто в ресторане.   - Как впечатления? - интересно, о чем именно сейчас разговор?   - Команда, похоже, нас совершенно не уважает...   - И правильно делает, - не выпуская из рук ножа и вилки, элегантно пожал плечами, - "Профессор Штокман" - это здесь самое последнее научное судно, ещё не охваченное коммерческой деятельностью. Остальные, много лет, то "челноков" возили, то туристов. То вообще - не пойми чем, занимались. Вот экипаж и опасается, что угодил в "невидимые руки рынка". Они ещё знают и помнят, как выглядят и ведут себя нормальные "научники".   - А мы тогда кто?   - А мы теперь - государственные служащие, - исчерпывающий ответ.   - Странно, мне всегда казалось, что научная сенсация должна исследоваться подготовленными учеными.   - Уп-ф-ф-ф!   - Что тут смешного? - нет, вы на него посмотрите, сперва поперхнулся, а теперь чуть не рыдает в салфетку.   - Галчонок, - вроде отсмеялся, - знаешь, в чем отличие научного достижения от научной сенсации?   - Ну, первое появляется в результате целенаправленного поиска, а вторая - дело счастливой случайности.   - Видишь, сама догадалась. Научное достижение - это первый полет в космос... или Большой Адронный Коллайдер. Плод труда и воли грамотных, хорошо мотивированных людей. А сенсация - она, как падение метеорита... Или - находка древней гробницы, в процессе прокладки канализации. Подфартить так крупно, что позавидуют величайшие мудрецы планеты - иногда может любому дураку.   - Те, кто первыми оказался рядом - навсегда останутся в истории. Чем бы они реально не занимались.   - Если ты сразу догадалась, то почему бы другим ни догадаться? Знакомься, нас окружают будущие "герои науки", с самого переднего края, - от его слов снова ожили перед глазами похмельные физиономии "успешных менеджеров".   - Издеваешься?   - По значимости, в силу уникальности, самых первых отчетов - именно они войдут в энциклопедии, как первооткрыватели и исследователи "природного феномена нового типа". Тут каждое лыко в строку... Кстати, я собираюсь "ввести тебя в свет". Хватит в одиночестве киснуть... - заметил мою реакцию, - Галчонок, так надо!   - Какой смысл? - не терплю светских "разговоров ни о чем"... а притворяться, что оно мне интересно - ненавижу...   - Некоторые люди очень сильно вредят, когда их обществом, советами или попытками поучаствовать в работе демонстративно пренебрегают... Потерпи.   - Даже, если от их участия больше вреда, чем пользы? Небось ещё и отчеты полезут подписывать (насмотрелась я на блатных), а если что-то интересное откроют - в соавторы, - смешок.   - Галчонок, не жадничай! Это для тебя "дыра" - объект изучения. А для начальников, она же - новая занятная игрушка, которой все вокруг завидуют. И кто тут главнее? Пока они держат в нашей "песочнице" шишку, кому ни попадя символическую ценность сроду не доверят. А вдруг, "гадкие умники" - сломают или испортят цацку? Не всё сразу... Когда вдоволь нахвастаются - отдадут.   - Ты как хочешь, а я, одной командой с подобными типами - в "дыру" не полезу...   - Обижаешь. Да они сами к ней на пушечный выстрел не подойдут. Вдруг, там какие-то болезни, неизвестные науке излучения или ядовитые газы?   - Тогда, кто там реальным делом будет заниматься?   - Завтра увидишь. Передовая группа нормальных ученых - прилетела по воздуху ещё неделю назад, а рабочую силу - привезет "Оленегорский горняк". Без шума... Вместе с батальоном охраны морской пехоты. Первый этап "Острова" надо начинать немедленно. Счет времени идет буквально на часы.   - Куда так спешим?   - Есть непроверенная информация, из хорошо осведомленных кругов, - многозначительно ткнул пальцем в потолок каюты, где над нами бродили на палубе будущие "лауреаты государственных премий", - что на днях Проект собирается негласно проинспектировать Сам. Возможно - он захочет лично посетить другой мир. Не помешает и нам показать себя, типа устроить "пикник на обочине"...   - Весьма полезно для карьеры, если его правильно встретят "на той стороне"? - ослепительная улыбка, - например, подготовят интересную натуру для фотографирования и вообще...      Сколько времени с тех пор прошло, а принять сердцем эту отточенную в интригах "социальную логику" - духу не хватает. Умом-то я понимаю. Бородатые классики, кое в чем, были правы - "Произвести прибавочный продукт - это ещё фигня. Попробуйте его присвоить!" Однако, наглядный пример "приватизации чуда", кроме чувства гадливости, по сей день ничего не вызывает. Попробовала расспросить о настоящих открывателях феномена и немедленно нарвалась... На очередное поучение. На этот раз, из области этикета "светской" жизни.      - Галчонок, как ты думаешь, о чем категорически не рекомендуется говорить "в приличном обществе"?   - Без понятия, - если брать за эталон "приличного общества" гнилую тусовку из нашего университета, то лучше я среди них вообще молчать буду. А что сейчас булькает в черепах у типов с верхней палубы - боюсь гадать...   - Хорошо, - Владимир явно собрался представить меня президенту, иначе бы не тратил время, а быстро и толково бы проинструктировал, - давай посмотрим на проблему с противоположной стороны. Пушкина и Толстого помнишь? Что они о своем "высшем свете" писали? Чему способен позавидовать человек из элиты?   - Таланту, личным способностям... Тому, что нельзя украсть, отнять, купить или получить по наследству.   - Вот! Купить корочку доктора наук нетрудно... и сравнительно недорого. И что? Хвастаться ею, в своем кругу - дурной тон. Имеют значение связи, которые дает эта корочка. Люди, которые окружают её обладателя.   - Опять символы? - после ставшего почти привычным сухого вина компот показался приторно сладким. Про кофе тоже думать не хочется. Может быть потом...   - Они, родимые! - пронзил взглядом, понимающе подмигнул, выставил бутылку шампанского, - будешь?   - Немножко... - хорошо живут моряки, у них даже бокалы в наборе посуды для каюты есть.   - Тогда - за тебя! Будь умницей.   - В смысле - больше помалкивай?   - Именно! Ум купить нельзя... Поэтому демонстрировать его публично - некультурно. Люди не поймут...   - А что культурно? - шампанское ударило в нос. Уф-ф-ф! Снова наливает...   - Связи, знакомства, происхождение, вкус, удача... Думаешь, аристократы просто так в карты играли?   - Вообще не задумывалась...   - Зря, - опять поднял бокал. Пришлось присоединиться, - За удачу! Удача - всегда символ избранности.   - А труд - неизменно символ плебейства... - хмыкнул, - зато, за работу платят. Хотя и позорно мало. Так?   - В какой-то степени. Именно поэтому разорившиеся аристократы влезали в долги, стрелялись, но не шли работать. Вернуть утраченный статус честная работа никогда не позволит, а если так - зачем вообще жить?   - И как совместить мечты о статусе с суровой прозой?   - Можно заняться делом, которое сильно зависит от удачи. Войной, поиском сокровищ, дипломатией...   - И снова поймать за хвост синюю птицу счастья?   - Или - сделать вид, что она никуда не улетала. Удача, она ведь бывает разная. Кто-то - марки собирает.   - А кто-то - краденное скупает... Из добычи "черных археологов", например. И тоже - счастлив.   - Соображаешь! Одни - создают сокровища. Их презирают... Другие находят сокровища. Тайно. А третьи - ими публично похваляются, превращая эти чудеса в символы успеха и статусные цацки. Мир не меняется...   - "Высшая форма извращения - это заставить высокое и светлое служить мерзкому и подлому"   - Угу... - разлил по бокалам остатки игристого напитка, - Нам повезло вовремя оказаться в нужном месте. "Дыра" - это уже не природный феномен, а "триумф российской науки". Ни у кого в мире такого больше нет, а у нас - вот! Для исследователей, при таком раскладе карт, места почти не осталось. Разве что, на приставном стульчике... Пока чудом вдосталь не наиграются большие начальники. А ещё - его могут попытаться отнять..   - Примерно, как с космосом получилось?   - Хуже! Космос, в принципе, открыт для всех. Небо - большое и общее. А "дыра" - маленькая и одна. Уже обсуждается в верхах мысль односторонним порядком объявить её "достоянием всего человечества"... Вроде как Антарктиду, - нахмурился, о чем-то задумавшись, - У "Лунтика" на это вполне ума хватит. Второй "Горби" на нашу голову...   - А как же мы? - сам рассказывал о планах экспедиции "на ту сторону".   - Пока не знаю. Мнения меняются каждый день... Последнее такое - "Чудо, которое даром попало в руки - бесплатно изучать глупо. Надо им пользоваться!" Например, пускать туда иностранные экспедиции, за валюту.   - Своих, значит, "держать на коротком поводке", а иностранцам - полная свобода? - опять насупился.   - Да не знаю я! - видимо, тема больная, - Хочешь вылететь из проекта пробкой, сама спроси у президента.   - Если он захочет побывать "на той стороне"...   - Если президента туда пустят, - жестко усмехнулся, - есть мнение, что это гораздо опаснее, чем кажется.   - Другая планета и так далее? Чужая, никому неизвестная земля?   - Ну, примерно, - покосился подозрительно, - Ты что-то придумала?   - Можно предложить назвать её "Землей Медведева". Типа - так издавна принято. По праву первооткрывателей. Подарок... У него же наверняка "комплекс маленького человека".   - Галчонок, это пять! - странно, вроде бы совсем очевидная мысль. Неужели до меня никто не додумался?   - Думаешь, ДАМ согласится? - господи, о чем мы говорим? Как всё мелко... Воистину - среда засасывает.   - А это уже и не важно... - расцвел на глазах, - Главное - искренне предложить. И непременно - "на той стороне". Что бы всё по-честному. Хочешь - я тебе поручу? От лица коллектива?      Каюсь, в первый момент никакого подвоха в предложении не почувствовала. "Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется" Единственный вопрос, больно царапнувший внутри - "Почему я? Кто я там такая?" Уж наверняка, не самая молодая и красивая (представила себя в сарафане, с хлебом-солью на рушнике, тьфу). И вообще, похоже, я сказала что-то неподобающее. Вон, как меня внимательно разглядывают. Будто чудище...      - Галчонок, - с хитрым видом погрозил пальцем, - да ты у меня, оказывается, идейная террористка! Такая бредовая мысль могла возникнуть в голове только у абсолютно дикого и не социализированного интеллигента из самых заядлых. Понимаешь, что на самом деле предложила сделать?   - В общих чертах... - если что-то не понимаешь - никогда не признавайся! Делай вид, будто так и надо.   - Не пудри мозги! - тон сделался резким, - Колись, действительно не понимаешь?   - Да что там понимать? - раздраженно откинулся на спинку стула.   - Основ социального этикета, например, - побарабанил пальцами по столу, - хорошо, что нас в море так сильно болтало, что народ больше квасил, чем с тобою общался. Только скандала нам и не хватало...   - Называть вновь открытые земли именами первопроходцев... или членов правящей династии - норма...   - Была! - повысил голос, - Была норма, сто лет назад. Когда ещё водились на свете Амундсены и Скотты.   - А теперь? - похоже, я реально не въезжаю в тонкости высокой политики...   - Теперь это наглость, граничащая с оскорблением. Герои - кончились. Остались чиновники. Подарок - не пустяк. Это - взятка (предлагаемая тайно) или публичный знак внимания вышестоящего лица к нижестоящему. Символ превосходства дарителя над одариваемым... после которого, тому полагается благодарить и кланяться. Власти - не дарят. Ей оказывают услуги... за плату.   - Можно думать, я специально напрашиваюсь. Пусть настоящие открыватели предлагают. Имеют право.   - Какое право? Кто имеет?! - Володя даже привстал от возмущения, - Между тобой и начальником России - сто пятьдесят этажей "социальной пирамиды". Он - на вершине, ты - букашка у подножия. Мы все, по сравнению с ним - букашки. А "первооткрыватели", как ты выразилась, вообще - солдаты срочной службы. Не многовато ли им будет чести? Подписка о неразглашении государственной тайны - и довольно... Нехай дальше воинский долг выполняют.   - Азиатские порядки какие-то... Вроде бы в цивилизованное время живем.   - Какие есть, - снова сел на место, - "Времена не выбирают - в них живут и умирают..." В доставшуюся нам эпоху льстить верховной власти принято значительно более тонко, чем во времена Ермака и Кортеса. И даже они (!) новооткрытыми землями руководству кланялись. А ты - собралась президента публично унизить, в натуре...   - Поэтому, до сих пор, ни один из крупных государственных чиновников "на ту сторону" - ни ногой?   - Дошло, наконец... - ничего не дошло, я просто предположение высказала, - простые солдаты, работяги и мелкие научные сотрудники, уже побывавшие в другом мире, по меркам политики - никто. Их можно даже не считать... А вот личный визит на вновь открытые земли самого президента Медведева - это историческая сенсация. За её организацию и орден получить не грех... или крупное повышение по службе. Причем, всё случится само собой.   - А не стыдно будет президенту корчить из себя первооткрывателя? Тоже мне - "Маленький шаг одного человека и огромный шаг всего человечества..." Да ещё, небось, по-английски это в телекамеру произнесет. На зарубежную публику...   - Галчонок, ты опять не понимаешь. Весь мир - в кризисе. А нужны - успехи. Новые сияющие горизонты и блистательные достижения. Сколько ещё можно паразитировать на совковом заделе? Ведь до смешного доходит. В рамках "Государственной программы пропаганды патриотизма" запущен литературный проект "Семь дней". Предложено написать книгу (возможно - по ней снимут кино), как современная Россия провалилась в 22 июня 1941 года, а Дмитрий Анатольевич Медведев - героически возглавил оборону страны от немецко-фашистских захватчиков.   - Это они уже что, тихой сапой Победу приватизировать собрались? Типа, Третий Рейх победил не тоталитарный СССР, а вовсе даже "демократическая Россия"?   - Примерно так. Показывать красные знамена на парадах становится неудобно, а парады - нужны всегда. Пришло время сместить акценты в головах. Аккуратно. Сначала - для молодежи. Десталинизация - процедура кропотливая.   - И много нашлось литературных проституток... ой, извини, "сознательных патриотов", сочинять подобный бред?   - Достаточно. Не из маститых, но тем не менее. Особенно - графоманы из числа военных отставников почин поддержали. Жаден народ до денег. Родную мать в бордель продадут...   - Да-с... На таком фоне, открытие "Земли Медведева" лично президентом РФ выглядит почти прилично.   - Не то слово! Этот вариант - почти единственный шанс направить проект "Остров" в безопасном для экспедиции направлении. Если заручиться поддержкой Самого... Ну, ты догадываешься.   - А иначе, самый вероятный сценарий - мой "Вариант Омега"? - уныло кивнул...   - И что от меня требуется? - не спроста он разговор затеял. Моя роль в будущих событиях уже наверняка подробно расписана. "Мистер Фикс, у вас есть план?"   - А вот послушай... Я немедленно распоряжусь и завтра же, сразу, как только прибудет "Оленегорский горняк"..    БДК-91 Оленегорский горняк Павел Алексеевич Кучер

БДК-91 "Оленегорский горняк".

  Каждый корпоратив - это дополнительный шаг к могиле... Ох! Новую печень в магазине не купишь... А без торжественной пьянки, по случаю окончания "плавания" и избавления от качки, сопровождающие господа обойтись никак не могли. Пришлось присутствовать... К счастью, откровенно стрёмный чиновный контингент разбавили научниками из уже работающей возле "Дыры" группы. Удалось прибиться к компании приличных людей. Под застолье выделили здоровенную армейскую палатку, выполнявшую функцию клуба и столовой. К самой "Дыре", которую здесь уважительно называют "Аномалией" нас сводили на экскурсию. Немедленно, как оформили документы о прибытии... Несколько человек, под разными предлогами, попытались отказаться. Всё же Владимир разбирается в людях - они действительно испугались. И есть чего испугаться. Уже на подходе к надувному ангару, в котором располагался закрытый от посторонних взглядов объект, я почувствовала некое беспокойство и давление в голове. Возле самого объекта - ощущения усилились. Не больно, но раздражает...      Заглянуть на "ту сторону", естественно, никого и близко не подпустили. Клубящуюся в воздухе кляксу рассматривали издали. Фотографироваться рядом и вообще фотографировать - строго запрещено. Из "дыры", словно из не плотно прикрытой форточки, дует сырым ветром. Как мне шепотом объяснили, работает разница давлений между нашей и противоположной стороной "аномалии". Вблизи поток воздуха заставляет трепетать плащи и ерошит волосы. Непередаваемое ощущение - вдыхать воздух из прошлого. Свет и звуки "дыра" сегодня не пропускает (это редкое явление), но запах-то тайги ни с чем не спутать. Посреди пустошей Новой Земли лесу взяться негде, значит - всё правда... Там, за завесой серого зыбкого марева - другая планета. Потрясающе! Да, за это стоило выпить... Почти сложившаяся традиция. Говорят, иногда "аномалия" начинает светиться. Были даже случаи ожогов. На нашу долю спецэффектов не досталось. (А всех "отказников", кстати, отправили обратно на "большую землю" моментально. Даже их вещи не стали на берег с корабля сгружать. Сурово тут кадровый вопрос поставлен! Хотя, наверное, так и надо.)      Перед банкетом, прямо в палатке, прокрутили служебный видеофильм, о первых попытках проникнуть в прошлое. "Аномалия" ещё ничем не прикрыта, шлейф курящегося пара (сказывается разница температур здесь и там) вырывается из пустого места и шлейфом тянется вдоль морского берега. Собственно говоря, по этому "парению" её и обнаружила поисковая группа. Когда давление воздуха больше с нашей стороны и воздух тянет в "дыру", заметить что-то необычное довольно сложно даже вблизи. Проще нутром почувствовать её влияние на организм. Как пахнут радиация (озоном) и высокое напряжение (окислами азота) я знаю. Здесь - всё иначе, но близость "дыры" воспринимается вполне отчетливо. Пусть и непонятно какими органами чувств. Да ладно.      Приняли нас с Володей хорошо. Может быть - дело в початом ящике сухого вина, который он щедрою рукой презентовал собранию (господа "из верхов" больше нажимали на коньячок). Может быть, в его умении подстроиться под настроение любой компании. Даже кавказский акцент у него зазвучал на другой лад... После пары бокалов шум в голове прошел, и завязалась нормальная беседа. Похоже, что секретность здесь особенно не соблюдают. А может - это общее свойство маленьких коллективов, где информация "утекает", независимо от усилий "первого отдела". Оказывается, про скоро предстоящий визит президента, здесь давно уже в курсе. С момента отплытия "Профессора Штокмана" из Северодвинска. Это я - серая посредственность, никого не узнаю. А вот бывалые люди - мигом засекли в толпе "камуфлированных" персонажей из ближнего окружения Самого. Бегло обсудив перспективы, пришли к выводу, что собравшимся - это скорее на пользу. Солдатикам из роты охраны и взвода связи - наоборот. Они, ещё с прошлого дня, посыпают дорожки песком и протирают соляркой краску на машинах, что бы те выглядели новыми и блестящими. Армейская показуха - вечна. Разве что, траву в зеленый цвет красить не приказали... за отсутствием таковой.      Не удержалась - спросила, а не опасно ли ходить "на ту сторону"? (Владимир под столом пнул меня ногой) Просветили... Ходили многие, никаких вредных последствий пока не замечено. И вообще, природа "с другой стороны" - экологически чистая. Хоть курорт открывай. Это ещё самые первые пробы воздуха показали. Отчего и определили, что "на той стороне" - прошлое. По отсутствию в атмосфере примесей тяжелых металлов и иной химии, которая на нашей планете легко обнаруживается даже на Северном полюсе или в глубине Антарктиды. Наверное, Володя прав... Президент знает, что там не опасно. У него самая полная информация. А вот его холуи - нет. Ну, так им, наверное, и "не положено"... Откуда Владимир владеет вопросом? Так он же у самых истоков проекта стоял. Короче, грех не воспользоваться удачным случаем. Я думала, об этом будут говорить, но не дождалась.      Зато узнала, что БДК-91 "Оленегорский горняк", который прибудет вечером, в прошлом 2007 году - лучший десантный корабль Северного флота. А в мае этого года с него проводили высадку морского десанта на необорудованное побережье, для слушателей Военной академии генерального штаба России. Штатно берет на борт до 500 тонн техники или грузов и 225 десантников. Видимо, "штабные" не стали себя утруждать подготовкой специальной команды, а не раздумывая ткнули в списке возможных вариантов на знакомую строчку. Эти лучшие? Справятся!      Потом, у Володи в кармане заработала рация, и он позвал всех желающих на свежий воздух - посмотреть на десантирование морской пехоты. "Такого вы никогда не видели!" Что, верно, то верно. Даже издали - жутко и грозно смотрится. Длинный серый военный корабль (как полагается, с пушками, вышками и антеннами) сам вылезает носом на берег, как какой-то речной трамвайчик. Затем у него раскрывается нос. По трапу, на землю, один за другим, выезжают из трюма грузовики и броневики. Умеют же мужики мастерить для себя игрушки... К кораблю покатил вездеход с начальством... После коротких переговоров - колонна техники перестроилась и напрямик, не разбирая дороги и громко рыча моторами, двинулась в сторону нашего лагеря. Могучее зрелище!      А вот продолжение мне не понравилось... Когда самое интересное закончилось - народ стал расходиться. С непривычки, вечерняя погода на Новой Земле - холодная. Реальный такой, беспощадный осенний колотун... У меня же, после пары дней бдений на палубе "Профессора Штокмана", образовалась полезная привычка - на одежде не экономить. Осталась поглазеть, как корабль обратно с мели сниматься будет. Только он не стал... Вместо этого, по трапу потянулась длинная колонна людей однообразно и совершенно не по сезону одетых в синие рабочие робы... Все с небольшими чемоданчиками в руках. Причем, по бокам - солдаты, с автоматами... Словно заключенных куда-то гонят. Именно гонят! Покрикивают... Торопят... Разве не бьют. Это ещё кто такие? Нас, например, от пристани до экспедиционного лагеря на автобусах везли. А эти - пешком пошли. Странно...         - Видела "контингент"? - Володя неслышно подкрался, обнял меня сзади за плечи, - Красавцы! Ты на них только посмотри - даже в ногу идут, не сбиваясь. Жертвы тоталитаризма, блин...   - Они кто? - колонна приближается и уже видно, что гонят не зэков, а обыкновенных штатских. Сплошь мужики с интеллигентными лицами. Некоторые в очках. И все до одного - довольно пожилые. Не моложе 40-45 лет...   - Вспомогательный технический персонал... "Пролетарии умственного труда", - видимо ощутил моё недоумение и презрительно пояснил - это безработные, с военных заводов Северодвинска и Питера... Нам очень срочно понадобились готовые специалисты, с уже оформленными высокими допусками по секретности. А у них там кризис. Больше не нужны ведущие инженеры, конструкторы и технологи... Куда бедным "интелям" податься? Торговать в ларьках - не желают... В рынок - не вписались.   - Чернорабочие, что ли? - колонна топает мимо. Дико наблюдать профессорского вида седины и золотые очки над воротами грубых хлопчатобумажных курток... Конвойный автоматчик прошагал буквально рядом.   - Ага... - прижал к себе крепче, - Таскать, грузить, пилить, рыть землю и строить. Нет, только глянь - как они идут! Сраные "космонавты"...   - Почему "космонавты"? - вместо ответа - смачный плевок вслед уходящей колонне.   - Сама подумай. Две трети жизни - позади. Ни денег, ни работы, ни перспектив куда-то выбиться. Многие - даже машины не имеют. Все, что сумели нажить - высшее образование советского образца, бесполезная профессия, лысина, седые яйца, да детские фантазии в голове... - опять презрительно сплюнул, - Кораблестроители они... А некоторые, только представь, до сих пор мечтают полететь в космос... Хоть "на Марс, в один конец"... Конченые люди!   - "Энтузиасты не нужны"? - ничего себе иллюстрация к давнему разговору.   - Да какие они энтузиасты? Подсобники... "Подай, принеси, пошел вон..." Если бы не чертов "режим"... Большинство практически нахватали, в самый последний момент... Первая-вторая форма допуска есть? Руки-ноги на месте? Годен! Распишитесь здесь и вот здесь... Что они такое - выяснять некогда... Формальности соблюдены и только. Сама видишь - "люди-призраки". Паспорта - отобрали. Личные вещи - в пределах минимума (расческа, бритвенные принадлежности, мыло, щетка и зубная паста). Контракт "упрощенного типа". С требованием, по возвращении - всё увиденное забыть. Наградные списки уже составлены и для посторонних там - места нет.   - Тогда, охрана зачем? - от увиденного зрелища буквально физически несло чем-то невыразимо гадким. Словно от эпизодов из фильмов про войну, где немцы гонят пленных... или про сталинские шарашки... - Куда им с острова бежать?   - Для порядка... - сейчас дождусь очередной порции житейской мудрости. И дождалась, - Что б не мнили о себе лишнего. Деньги они получат, а уважения никто не обещал. И бойцам - практика полезна. Думаешь, их просто так, по прибытии, в одежду другого цвета нарядили?   - Твоя идея? - некоторые вещи я давно умею чувствовать интуитивно. В ответ - самодовольный смешок.   - Не совсем. Согласись, экспромт вышел удачный, - когда Володя хочет похвастаться (что редко), лучше ему не мешать.   - ???   - "Солдат должен быть глупым, злым и исполнительным!" Не мною сказано, но - в точку. Для отработки навыков нужны "враги". Сильно отличающиеся от нормальных людей... Где я им среди зимы "чурок" достану?   - Почему именно "чурок"? - насчет лиц кавказской национальности у него пунктик, хотя сам - чернявый.   - Удобно... Бормочет не по-нашему, выглядит не по-нашему, думает не по-нашему. Значит - чужой. Это, у большинства людей - синоним слова "плохой". Раз плохой, значит - враг. Врага надо знать в лицо и гнобить.   - Специально одну часть экспедиции с другой стравливать - нехорошо. Кастовая система получается...   - Да! Кастовая. Самая древняя и надежная из опробованных человечеством... А что бы каждый, сколько есть сил, держался своей касты и меньше завидовал другим, как надо действовать? - развернул к себе, - Ты же в Индии была?   - Следует создать самую низкую касту "неприкасаемых", которую будут презирать и ненавидеть все остальные, - пресловутой "индийской культурой", в своё время, интересовалась, но именно кастовость оттолкнула. Не думала накоротке столкнуться с её апологетом.   - Галчонок, оно не со зла, - почувствовал моё настроение, - Есть такая работа - людьми управлять... Им-то уже всё равно, а для дела - сплошная польза. Нам, "на ту сторону", всем вместе идти. А коллектив совершенно не слажен. Вообще без скреп, хоть таких, - пропадем на хрен. Пусть уж лучше люди друг другу не доверяют. Тогда будут крепче жаться к себе подобным... Субординацию соблюдать... Начальство почитать...   - Разделяй и властвуй?   - Классика не стареет! - приложил к губам палец, - Только, ради всего святого - тс-с-с! Мне с ними ещё оперативную работу налаживать, - кто бы в этом сомневался.      Никогда не пойму этой страсти мужиков к публичным статусным разборкам. Зато, помню, как тогда мне померещилось неведомо что. Новый ГУЛАГ, как минимум... Жуть! А что? Достаточно вспомнить про опыты Зимбардо, с ролевыми играми самых обычных людей в "охранников" и "заключенных". Когда-то и где-то они принадлежали к одной социальной группы, но здесь и сейчас это уберменши и унтерменши. Само включилось. Проводила взглядом хвост удаляющейся колонны. Как всё просто, на самом деле... Может, потому-то ребята и покрикивают. Они, вроде как - элитное подразделение, а приказали выполнять "подлую" работу. Хочется от неё скорей отвязаться, а эти чертовы дедки еле волокут ноги по бездорожью... И про униформу - тоже тонко подмечено. В привычной "гражданке", человек своим внешним видом выражает социальный статус. А стоило всех переодеть в синие робы... Какое уважение может быть у морпехов к "белым таджикам"? Чурки, и только.      К счастью, на деле, "кастовая сегрегация" свелась к тому, что в расположении появилась ещё одна новая палатка-столовая "для технического персонала" (в дополнение к "солдатской" и "научной") и палатка-казарма для него же. Если верить моему носу, рацион у "срочников" и работяг ничем не отличался. Из одной полевой кухни столовались. По работе я ни с теми, ни с другими, практически не сталкивалась... Дела хватало всем.      Следующие за прибытием несколько дней напряженного ожидания запомнились плохо. Точнее, слились в один сплошной бедлам. Единственным островком стабильности посреди нарастающего шухера, как ни странно, оставались кухонные постройки. Остальной лагерь претерпевал радикальные перемены буквально ежечасно. Появлялись и пропадали сборные домики и палатки. Тянулись в неизвестность "Аномалии" кабели, тросы и шланги... Рычали дымным выхлопом разнокалиберные моторы и моторчики. Шелестел ленточный транспортер, унося в серое марево "Дыры" бочки, тюки и ящики... Бегали, стучали молотками, жужжали инструментами или ругались люди в военной форме и рабочих робах. Ночь просто исчезла, как явление, в ослепительных лучах прожекторов заливающего света, поднятых на телескопических вышках. Спали мы в маленьком двухместном "жилом модуле", с электрическим отопителем и двухслойными стенками из синтетики. Владимир появлялся среди ночи, пропадал на рассвете. Пока, наконец, не ушел насовсем. Без предупреждения. Вообще не вернулся. Сунулась в штабную палатку - меня выставили. Не положено. Занялась сверкой перечней снаряжения, отвлеклась... Прервали. "Это уже не надо!". А что надо? Оно-то хорошо, конечно - раскидаться с делами пораньше, а тут сюрприз - исчез сам модуль. Со всеми вещами. Вообще. Вместо него - пустое место.      Мобильный телефон, по приезде на Новую Землю, заткнулся сразу и навсегда. Рация, в моих "умелых" руках, быстро надежно испустила дух, буквально на следующий же день. И вот... Ни связи, ни понимания, что происходит. Какой ни какой, а свой дом. Был... Это оказался буквально "добивающий" удар. Жесткая кушетка под казенным одеялом, за эфемерными тряпичными стенками, для меня в тот момент выглядела последним островком спокойствия. Специально же выкроила час и отказалась от ужина ради привалиться и закрыть глаза (перед которыми всё равно продолжают мелькать числа и таблицы). А! Уселась на первый попавшийся ящик и заплакала. Плевать, что подумают люди. Я устала, я замерзла, я просто хочу отдохнуть... Почему мир такой?      Теребящего меня за плечо пожилого дядьку, в промасленной робе и свитере, я сначала собралась просто послать. Отстань! Само пройдет... А он - не понял... Или, не захотел понимать. Или, наоборот - понял без слов. Может быть у него дочка моего возраста, тоже с закидонами... Короче, меня ухватили "под локоток" и повели. Напрямик... Ныряя в промежутки между контейнерами, защитного цвета грузовиками с кунгами и грудами снаряжения. Пришли. Лесенка... Дверь, ведущая в вагон на колесах. Насквозь пропитавшееся табачным дымом помещение. Заставленные аппаратурой стойки, вертящиеся кресла. Духота, несколько молодых парней, в одних тельняшках на голое тело, что-то там щелкают и переключают.      - Принимайте! Ещё одна потеряшка! У вас заряженные аккумуляторы к рации есть? - а откуда он узнал, что моя рация не работает? И уже обращаясь ко мне, - Вы, девушка, тоже свой жилой модуль не нашли?   - Угу, - всхлип вышел жалостный. Давно не попадала в ситуацию "девочка, какой твой домашний адрес?"   - Смотри позицию "Б-24"! - кажется, так написано на маленькой пластиковой табличке у меня на груди.   - Её здесь нет! - почему это меня нет? Вот же я - здесь... Новый начальственный голос за спиной.   - Проверьте весь список... - быстрый перестук по клавишам, - и свяжитесь, наконец, с Соколовым... Бардак на борту!   - Кто меня всуе поминает? - фургон дрогнул и ощутимо накренился. Ого, ну и дядечка... Человек-гора... Раньше видела издали. Говорят - его назначили начальником экспедиции.   - Ой! - заметил, пригляделся, похоже - узнал... Протянул руку для пожатия.   - Вас Галина зовут? - молча кивнула, - Почему занятия по обращению со средствами связи не посещали?   - Да я тут... Мы фактически позавчера прибыли... - какие занятия? Не звали меня на занятия. И так - работы валом...   - Она из второй группы! - голос со стороны окна. Как будто номер группы что-то объясняет.   - И что с того? - хм, в присутствии этого добродушного здоровяка присутствующие заметно подтянулись.   - Им связь без надобности. Для проформы выдали, - говорящий осекся на полуслове, - Виноват! Сейчас внесу...   - Поздно, - с медвежьей грацией мужик втиснулся в свободное креслице, жалобно под ним пискнувшее. Осведомился в пространство, - Где?   - Держите! - моя рация снова при мне. Наверно, с новым аккумулятором или что там в ней сломалось. А толку?   - Присядьте, пожалуйста... - этому Соколову психотерапевтом надо работать. Один его вид и голос - успокаивают.   - Я уже ничего не понимаю! - чистая правда, кстати...   - Только что пришел приказ срочно начать развертывание и заселение передового лагеря, - замялся, - там... У вас есть право на один телефонный звонок. Родственникам, знакомым, друзьям... Но, прямо сейчас. Оттуда телефонной связи нет, - повернулся к операторам, успевшим набросить на затрапезные тельняшки мундиры, - Дайте девушке межгород! Где и какой номер вам наверняка ответит? Диктуйте! - в руке оказалась телефонная трубка с непропорционально маленьким дырчатым микрофончиком. Так я последний раз поговорила с мамой.   - И что теперь со мной будет?   - Проводят к новому месту несения... - явно хотел сказать "службы", но, очевидно сопоставил мою внешность с отсутствием знаков различия и поправился, - должностных обязанностей, - после короткой паузы, - Поужинать советую здесь, но ночевать придется - там. Ваш "жилой модуль" и личные вещи уже на новом месте. По всем вопросам обращайтесь... - отобрал и покрутил мою рацию в руках, - по связи, нажав вот на эту кнопку. А там - разберемся... Вы запомнили?   - Это надолго?   - Как сложатся обстоятельства... - блин, если бы тогда знать судьбу заранее! А как её узнаешь?   - Спасибо!   - Сергей, проводите девушку, - к манере Соколова всех однажды встреченных людей запоминать в лицо и потом безошибочно называть по именам всем ещё предстояло привыкнуть.      Подробности нам действительно довели на следующее утро. После завтрака, на фоне волшебного вида с девственно чистым Байкалом до горизонта. Пусть издалека, но видно эту прорву воды, обрамленную горами отлично. Раз посмотришь - ни с чем перепутать невозможно... Хорошо помню приподнятое настроение и ожидание чего-то необыкновенного в ближайшем будущем (и предчувствие не обмануло). Ориентировку давал сам Соколов. Никому не доверил... Кратко обрисовал технический круг задач на ближайшее будущее (обустроить лагерь, быть постоянно готовыми к приятным и неприятным неожиданностям, строго соблюдать технику безопасности). Потом, чуть прошелся по причинам поспешного перебазирования "на другую сторону" основной массы людей и оборудования. Немного другими словами повторил версию Володи, кое-что добавил от себя.      Например, мы впервые узнали, что американцы очень ревнуют к тому факту, что на подконтрольной им территории сходная "аномалия" тоже возникала, но закрылась быстрее, чем удалось ею воспользоваться (по другим сведениям - янки тоже темнят и что-то сделать всё же успели). А это означает, что будет усиливаться давление на Россию, что бы она допустила международные (читай, американские) исследовательские организации к "своей аномалии". Если верить Соколову, на наглые происки мирового империализма родная страна отвечает многоуровневой дезой. Основные её компоненты - наша "аномалия" такая же неустойчивая (это отчасти верно), очень маленькая (тоже верно, когда протискивалась, специально развела руки в стороны и уперлась в упругое "ничто", размахом не более метра в ширину и высоту) и пока находится в стадии изучения (святая истина, для чего мы все здесь и собрались). К сожалению, спутниковую разведку и всевозможные "Гринпис" никто не отменял. Поэтому гнать в сторону Новой Земли массу людей и техники по политическим соображениям преждевременно. Желательно, на первом этапе, максимально обойтись своими силами... По тем же причинам, никак нельзя допустить разрастания лагеря перед входом в "Дыру" сверх первоначально существовавшего (тайна появления и исчезновения палаток и "жилых модулей раскрылась"). Желательно вообще убрать его с глаз долой, оставив на виду у шпионов буквально 2-3 палатки и охрану. Зато - разрешено (даже негласно рекомендовано!) максимально использовать абсолютно всю технику, материальные и наличные человеческие резервы, вплоть до привлечения к охране периметра и погрузочно-разгрузочным работам рядового и командного состава "Оленегорского горняка" с "Профессором Штокманом". Вся полнота власти (фактически диктаторские полномочия) "на той стороне" в период особого положения (пока не стихнет международный натиск) возлагаются на нейтральную во всех отношениях фигуру представителя от МЧС Вячеслава Соколова. Вот - перед вами. Просим любить и жаловать. Здесь и сейчас - он отныне царь, бог и воинский начальник.      - Моя работа - спасать людей и давить бардак, - веско добавил Соколов, - Кому не нравится - скатертью дорога.      Новое место жительства (после пустоши Новой Земли) показалось уютным, как хорошо организованный туристический кемпинг. Выстроенные словно по линеечке, на ровной полянке, разноцветные "жилые модули" "научного" поселка. Чуть в отдалении - защитной расцветки скопление "военного" лагеря. Несколько огромных спальных палаток для солдат и похожие на наши, только защитного цвета, "жилые модули" командного состава. Сверкающий свежими досками навес для склада ГСМ на возвышении, такой же новый, но пока недостроенный склад вещевого имущества... и - развалы упомянутого имущества, накрытые пленкой и брезентом кучи, куда ни глянь, во все стороны. Сфотографируй такое иностранный шпион - вражеские аналитики долго бы ломали над зрелищем головы... Если одним словом, то вокруг лежало "всё что меряют в длину", складное или "меньше метра в поперечнике". Габарит явно задавал размер "аномалии". Преобладал всевозможный "длинномер". Штабеля буровых труб, свертки кабелей и канатов, тросов и шлангов (часть - на самодельных катушках, сбитых из таких же свежеспиленных досок).      Для меня загадка легко разрешилась суетой возле скромненького навеса, скрывающего выход "Дыры". Торчащий из него ленточный транспортер трудолюбиво выплевывал наружу бесконечный поток ящиков, свертков и тюков. Почему-то рядом громоздилась гора явно пустых, металлических бочек. Несколько рабочих, поминутно сменяясь, всё принимали и принимали лезущие к ним в руки грузы, а остальные - с трудом успевали сортировать имущество по сортами и по категориям. Чуть поодаль, на самодельных козлах, сколоченных из наскоро окоренных бревен, медленно крутился такой же, как и они, самодельный дощатый барабан, принимая на себя новые и новые витки каната... Пустые бочки, кто - на себе руками, а кто - по земле пинками, солдаты перемещали в сторону склада ГСМ. Туда тянулся из "аномалии" толстый обрезиненный шланг, а переменившийся на минутку ветер, принесший запах солярки, намекнул о содержимом наполняемых бочек. В принципе - разумно. Пустые бочки сунуть в узкий проход - легко, а наполнить их через шланг можно и не мешая основному грузопотоку. Судя по всему, пропускную способность узенькой "Дыры" старались использовать по самому максимуму, а что не получалось пропихнуть "с той стороны" в собранном виде - немедленно мастерили из подручного материала "на этой". Словно в подтверждении догадки, поодаль, на кромке кедрового леса, надсадно завывала лесопилка.      Увы, если здесь когда-то была "девственная природа", я её уже не застала. Буйное и сочное разнотравье на глазах превращалось в вытоптанное стадами слонов подобие грунтового плаца. Когда над дальними деревьями вдруг поднялось облако дыма, в окружении тучи испуганных птиц, а через несколько секунд донесся бьющий по ушам хлопок взрыва - всё стало окончательно ясно. Райский уголок доживает свои последние часы, превращаясь в перевалочную базу для экспансии абсолютно чужих в этих местах пришельцев из мира победившей техники. Попутно обрастая антеннами радиосвязи, столбами указателями, кабельными линиями и свежесколоченными из досок-бревен пулеметными вышками.      Впрочем, пока миры девственной природы и пыльного асфальта - причудливо уживались. На столике в нашем "жилом модуле" инопланетным артефактом торчал из горла стеклянной банки и благоухал незнакомыми ароматами букет местных цветов. Рыхлые полушаровидные (штук 100-150 цветков) головки выглядели очень привлекательно. Чисто-белые цветки, с зеленой или серо-фиолетовой жилкой посредине лепестков венчика, объединенные в звездчатые соцветия... Никогда такого не видела. Зато стандартный интерьер "тряпочного домика" разом превратился в романтическую обитель влюбленных... Владимир, впрочем, едва заметив моё восхищение, не замедлил опошлить дивное зрелище.      - А ещё их можно есть! - заявил он и, в подтверждение своих слов, захрустел сочным листом, - Душистый лук. По вкусу - почти как чеснок, только без запаха. Хочешь попробовать? Китайцы и цветы едят... На, держи!   - Я сюда не пастись приехала! - утянула со стола банку с неземной красотой, во избежание, - Жалко!   - Этого добра тут много... - покладисто согласился пожиратель букетов, - до зимы цвести будут, - и, без перехода, огорошил вопросом - Ну, и как тебе показался наш будущий "каудильо"?   - Ты кого имеешь в виду? - о посторонних мужиках, в присутствии Володи, надо говорить осторожно.   - Соколова Вячеслава Андреевича, естественно! - что-то не поняла юмора...   - А почему, именно - "каудильо"? - ни генералиссимус Франко, ни генерал Пиночет с этим улыбчивым и внешне надежным, как скала, мужиком с пышными усами у меня не ассоциировались, - Заговор "под кроватью" ищешь?   - Если хочешь раскрыть хороший заговор - его надо не искать, а создавать, - загадочно отозвался Володя, - Не путай понятия вождя и заговорщика. Они не совместимы. Только военного переворота нам тут не хватало.   - Какой переворот? - всё настроение испортил, - Соколов строитель из МЧС! Сам сказал - "умею спасать, защищать и давить бардак". У тебя, от переутомления, профессиональная паранойя началась...   - Не скажи, Галчонок, не скажи... - загадочно ухмыльнулся, - разве ты ещё не заметила, что "космонавты" появляются только на время смены, а ночуют строго "на той стороне"?   - Я здесь сегодня первый день.   - Тем более хорошо... У тебя взгляд свежий, - опять логические головоломки. А, ладно, до обеда мне дано "время на обустройство", хотя обустраивать нечего... Привычный быт восстановлен в прежнем объеме и даже лучше. Можно посидеть и поболтать. О чем угодно. Хоть о Соколове, хоть о самом Пиночете. Я соскучилась...   - И согласись, что местный коллектив тебя устраивает больше?   - В принципе... - с удивлением обнаружила, что он прав. Что на завтраке, что во время собрания, народ собравшийся вокруг выглядел гораздо приятнее, чем раньше, - Все люди делом заняты... Я что-то не заметила?   - Ты где сегодня завтракала? - странный вопрос.   - Куда народ потянулся - туда и я. В общую столовую... Мне понравилось - вкусно, сытно и без церемоний.   - Именно, - аж зубами скрипнул, - Соколов, своей властью, отменил здесь раздельное питание сотрудников...   - И что? - ну да, кажется, за соседним столом, вперемешку, завтракали работяги и знакомые геофизики. А дальше - вообще одни солдаты сидели, которые после собрания бочки катали, - Я не обратила внимания.   - А то, что командный состав экспедиции, в результате этого приказа, начал утром питаться "всухомятку" по месту жительства и бегать на обед с ужином через "аномалию" в офицерскую столовую на Новую Землю.      - Там лучше готовят? - быстро же народ привык пользоваться чудом, как обыкновенной дырой в заборе.   - Туда не пускают "срочную" службу и рядовое быдло... Люди себя уважают. А Соколову на это плевать.   - "Уважаемые люди" на него за подобные нововведения обижаются? - мне вот кажется - разумная мера.   - И сильно...   - А причем здесь заговор? Думаю, чихать Соколову и на власть, и на ваши статусные переплясы.   - Это с какой стороны посмотреть... Уже есть желающие обвинить его в погоне за дешевым авторитетом.   - Спорим, что он будет последним, кто примкнет к любому заговору? - достал своей конспирологией...   - Галчонок, в точку! - обрадовался... - Потому и опасен, - заметил недоверие, - Я тебе как специалист говорю.   - Оно мне надо?   - Будем надеяться, что нет, - задумчиво почесал нос, - Но, на всякий случай даю совет: "старайся меньше пересекаться с низовым техническим персоналом". Везде... - значительно понизил голос, - Они там - считай поголовно экстремисты.   - ??? - ну вот, сначала заинтриговал, а теперь - демонстративно смотрит на часы.   - До обеда время есть... Хочешь, я тебе сказочку расскажу? Про каудильо, заговорщиков и экстремистов?   - Которая "ложь, да в ней намек"? - вернула на стол банку с цветами и блаженно растянулась на теплой не застеленной кушетке. Зря я это сделала, новый лист немедленно отправился в ненасытную пасть, - Давай!      - В некотором царстве, в некотором государстве, - так вкусно хрустит, что самой хочется попробовать, - у самого синего моря, жил да был талантливый пехотный офицер - Франсиско Франко, старательно избегавший общественной деятельности и не имеющий абсолютно никаких политических пристрастий. Единственное, что он умел делать, это воевать... В 23 года, без всякого блата, Франко стал самым молодым майором в испанской армии, а в 33 года - самым молодым её генералом. В стране, тем временем, нарастал бардак. Сначала - свергли монархию... Потом - отменили аристократические титулы и звания, установили равные гражданские права для всех рас и сословий, отделили церковь от государства, разрешили разводы и гражданские браки... Потом левые правительства сменяли правые и наоборот, а жизнь становилось только хуже. За пять лет Республика пережила 20 правительственных кризисов и две попытки государственного переворота... Пока, к власти не пришло почти поголовно "красное" по своему составу правительство Народного Фронта... А через 5 месяцев - армия подняла националистический мятеж... Генерал Франко не имел к нему никакого отношения... Однако, быстрой победы у мятежников-аристократов не вышло. Зато обе стороны очень быстро перешли к тактике массовых расстрелов своих политических противников. Так началась страшная по жестокости Гражданская война в Испании. Лидер националистов, генерал Хосе Санхурхо (очень известный радикал и активный участник свержения монархии), находился в изгнании в Португалии. Сразу же после начала восстания он погиб в авиакатастрофе... Согласно легенде, самолет оказался перегружен багажом с мундирами генерала, очень любившего в них наряжаться. И совсем было, настал путчистам карачун, но, на стороне националистов (фактически - сословия аристократов, составлявших свыше 80% офицерского корпуса страны) оказался Франко. Молодой, талантливый и абсолютно равнодушный к любым политическим дрязгам вояка, искренним пофигизмом объединивший всех противников "красных". У республиканцев такого же нейтрального и одновременно авторитетного вождя не оказалось. Для "войны добровольцев", которой по факту является любая гражданская смута, этот фактор оказался решающим. Беспощадно преследуя "красных", Франко весьма снисходительно относился ко всем прочим течениям в политике... Избежал участия во Второй Мировой войне... Совершенно равнодушно наблюдал, как через территорию Испании почти в открытую бежали с оккупированной немцами территории Европы евреи и подбитые пилоты стран антигитлеровской коалиции... Хитро вырулил между блоками, союзами и "осями", ухитрившись не попасть на Нюрнбергский процесс ни подсудимым, ни даже свидетелем. После войны - организовал "Испанское чудо", когда темпы экономического развития ещё недавно отсталой аграрной страны уступали только Японии... При внешних атрибутах "фашистского государства" каудильо не испортил отношений ни с Англией, ни с США, ни с Израилем. И преспокойно умер в своей постели на 83-м году жизни (в ноябре 1975-го), пережив врагов и друзей.      - И ты видишь сходство между Соколовым и Франко? - бред, натуральный, - На солнце не перегрелся?   - Пофигистом нельзя притвориться - им надо родиться, - самокритично, - Соколов не изображает, что ему все люди равны. Он действительно так думает. В острой обстановке, к таким - народ сам собою тянется... Он - природный вождь харизматик. По-испански - "каудильо". Очень способный и поэтому опасный человек...   - Опасный тем, что, в случае любой заварушки - он примет сторону большинства? В отличие от...   - Именно! Франко - поддержал "социально близких" ему аристократов, а Соколов - заигрался в демократию.   - А лично мне - нравится... Неужели "сословно озабоченные" фрондеры, бегающие от своих собственных подчиненных через "дыру", обедать в "господскую столовую", поднимут вооруженный мятеж по поводу ущемления своих прав?      - По этому - нет, - Владимир равнодушно отправил в рот очередной листик (половину букета выщипал).   - Тогда кто предназначен в заговорщики?   - Ещё не знаю... - хватит, наконец, есть мои цветы! - В их истории, - махнул рукой в сторону "аномалии", словно уже мысленно отделил себя от мира за нею, - мятежи начинали и военные, и гражданские. Пока "космонавтов" не пускают сюда ночевать - проблема легко решаема. А вот если твой любимый Соколов и этот вопрос продавит - я ни за что не ручаюсь... Думаю, что вместо продуктивной работы мы в два счета получим здесь логово экстремистов.   - С какой стати? Работяги - вполне приличные дядьки. Некоторые - мне в отцы годятся...   - А кто сказал, что экстремисты - это сплошь хулиганы, орущие лозунги или чертящие матерные надписи на заборах, - Владимир явно оживился, - От крикунов, как раз, никакого вреда. Проспятся, и работать пойдут... Настоящий экстремист - не тот, кто дерет горло (слова ерунда), а тот, кто не хочет приспосабливаться к жизни. Тот, кто не курит, не пьет, не ругается матом, читает умные книжки и - ждет! Надеется в подходящий момент переломить свою судьбу, бережет здоровье... и готовится... Именно такие - устраивают теракты и революции.   - Почему? - какой-то он задерганный и агрессивный. С утра - был нормальный... Или мне кажется?   - Я чувствую! - протестующее выставил вперед раскрытую ладонь, - Не возражай... Хорошо, попробую, для тебя, сформулировать, раз уж до командования не доходит. Представь себе - все умирающие от голода, в блокадном Ленинграде, до последнего момента, надеялись, что власть о них заботится и спасает. Что надо только немного потерпеть... Хотя, на самом деле - их расчетливо убивали, - жутковатая аналогия, - А теперь - представь себе людей, которые разменяли свою жизнь на "мечту" - строить лучшие в мире корабли, открывать новые законы природы, хоть разок слетать в космос... Охамели! - вдруг хватил кулаком по столу, - Нормальные их ровесники давным-давно сбежали туда, где реальные деньги платят, за границу или ещё куда, а эти - перебивались шабашками, но не увольнялись из своих зачуханных КБ и обанкротившихся заводов. Упорно продолжали ждать, что их труд и знания однажды будут востребованы страной. Считали себя уникальными. А годы идут... А надежд всё меньше... Один треск пропаганды и попил бюджета... Что случится, если перед ними вдруг замаячит реальный шанс участия в большом деле? Возможность "пихнуть прогресс", как они выражаются и реализовать десятки лет (!) вынашиваемые (и как оказалось вообще не нужные начальству) замыслы и планы? Совершить невозможное? Да они, плюнув на всё - по трупам пойдут! Глотки зубами грызть будут... Я чувствую!   - Ты серьезно? - на мой взгляд, изначальная неприязнь к "спецконтингенту" у Володи зашкалила и превратилась в манию.   - Нет, шучу... - слегка расслабился, - Извини, Галчонок. Ты - моя женщина и должна знать обстановку. В ближайшие дни - всё должно решиться. Не расслабляйся, прислушивайся к разговорам и смотри по сторонам... - скорее всего он к Соколову банально ревнует. Оттого и злится.         Комедийная ситуация, когда за власть, в буквальном смысле слова, "голосовали ногами", продолжалась 3 дня. Да-с, репутацию убежденного пофигиста Соколов оправдал на 100%. Некоторое время он тихо наблюдал, а потом, своим приказом, распорядился поставить по обе стороны ленточного транспортера (с "нашей" и "с не нашей" стороны) удобные дощатые сходни для желающих "сменить эпоху". Но, рядом появились закатанные в пленку листы, с расписанием остановок транспортера (каждый час, на пять минут, в целях профилактического осмотра) и сигнальные лампы с цветными светофильтрами. Пока транспортер работает - горит красный свет, как остановился - зеленый. Любых нарушителей техники безопасности, пытающихся проскочить в "дыру" по движущейся ленте, снимает видеокамера слежения (функционирующая днем и ночью). Собственно говоря, она стерегла проход между мирами с начала проекта, но тут вышло, как в метро - "Осторожно, двери закрываются! Следующая станция - XVII век!". Есть запись? Нарушение зафиксировано? Извольте получить взыскание. Вот вам шанцевый инструмент, а вот - фронт работ. Окопы для наблюдателей и стрелков по периметру лагеря, яма для нового общественного сортира, и так далее... Мера наказания для всех одна - 1 кубический метр вынутого грунта. В свободное от основных работ время, естественно. М-да! Вот что значит, "строгий, но справедливый".      Основную массу "жертв необоснованных репрессий", естественно, составили морские пехотинцы с БДК и солдаты "срочники", но периодически попадалась и более солидная добыча. Научники, младшие офицеры из прикомандированных, технический персонал с узла связи... Что интересно, все принимали свою участь мирно, без разборок и скандалов. Хотя, периодически бурчали про "новый ГУЛАГ" и диктатуру "очередного усатого".      Владимир, по каким-то своим соображениям, приблизительно равномерно чередовал пребывание с обеих сторон "аномалии", а мне всё больше и больше нравилось пребывание в Прибайкалье. Новая Земля, с унылым пейзажем и вечно штормящим морем, вызывала неприятные воспоминания. А ещё - манило ощущение полной свободы и постоянное ожидание удивительных открытий. Если честно - регулярно оно оправдывалось. Объем образцов стремительно рос, на глазах заполняя немаленький объем "музейной палатки". Наиболее интересным, разумеется, оставался живой экспонат. Беременная туземная женщина, совсем молоденькая девчонка, которую обнаружили во время самой первой разведки. Её дальнейшая судьба, говорят, уже вызвала яростные споры. С одной стороны - несомненная представительница аборигенов. С другой стороны - ребенок, который вот-вот должен появиться на свет, по всем законам, уже должен считаться гражданином России. Во избежание юридического казуса решили пока не переправлять её к нам в XXI век и принять роды по месту "изначального проживания"...      Предсказанных Володей проявлений экстремизма - я не замечала совершенно. Пределом недовольства оставались регулярные дискуссии в столовой по поводу причин творящегося вокруг бардака. Сидишь, бывало, себе в уголку, ковыряешь вилкой макароны "по-флотски" (вкуснейшее и полезнейшее блюдо, когда после полного рабочего дня на свежем воздухе) и слушаешь обмен мнениями (периодически переходящий в нецензурный диапазон):      - Лично мне кажется - было так: Крутая "ма-а-аськовская фирма-а-а" из трех человек - генеральный директор, его зам и секретарша, получила козырный заказ (неважно через кого и за какой откат). Не отрывая задниц от кресел в офисе, оперативно наняли по телефону 5-6 ИТР и АУП, держа в уме привлечь толпу "таджиков" подешевле на прочие работы (как это и бывает). А "таджиков" им не дали... Вот и закрутилось безобразие.   - Совершенно в дырочку! Очень похоже... Возник шанс через "свои каналы" обналичить кучу бюджетного бабла, да ещё и надежно прикрыть гешефт "секретностью". Причем, заранее зная, что отвечать за все результаты будут эксплуатационники, а фирмачей, даже через суд потом не достанешь. Ну, и оттянулись по полной.   - Угу... Дальше - картина маслом. Спецы прибывают на место... видят фронт работ и хватаются руками за голову - проекта нет, ТУ нет, но все надо сразу или ещё вчера... Что делать? Срочно составляют список (благо, на первом этапе бабла немерено), что наверняка может понадобиться или не понадобиться (раз под подобное дело мы сами кучу нужного пробили), размещают заказ, а сами, тихо матерясь, едут в никуда...   - И на месте неожиданно выясняют, что покупали набор для "выездной сессии научного коллектива, с пикником на природе" (складные стульчики, "жилые модули", оргтехнику, минеральную воду и газонокосилки), а требовалось - готовить "экспедицию на Северный Полюс". Спохватились - ан поздно. "К нам едет президент!" Бросаются к телефонам... Эффект? Буквально "в последний час" набили трюмы БДК всяким разным и послали его вдогон. Заодно - и наскоро навербованный "контингент с допусками"...   - Кстати: военные и прочие силовики совершенно разучились работать (в Союзе, армия или КГБ - могли сами всё развернуть не привлекая гражданских, а сейчас - нет). Следовательно...   - Да никогда они не умели. Помню я те времена... Для любой серьезной работы и в Союзе обыкновенно привлекали людей с гражданки, для понта навешивали на них погоны (временами - на неслуживших) и ждали, когда всё сделается само собой. Организовать "базовый лагерь" для экспедиции в прошлое, на честном слове за неделю - задача не для средних умов. А нынче - мрак. Куда ни плюнь - вокруг сплошные "Сколково" и вор на воре...      Не знаю, насколько Соколов хороший спасатель (слышала, что в экспедицию он загремел за превышение должностных полномочий, когда по итогу - надо награждать, а по букве закона - судить), но разруливать узкие места - у него получается. Что характерно, без тени пошлого пафоса. Полевую биохимическую лабораторию когда-нибудь видели? Кучка ящиков, выше человеческого роста. Боксы для хранения образцов семенного материала, боксы для реактивов, боксы для расходных материалов, сантехнический модуль, энергетический модуль, блок хроматографа, блок химического анализатора, упаковки с одноразовыми пробирками, упаковки спецодежды... Мамочка дорогая! Как я всё это в одном месте разом увидала... Как вспомнила, что семенной материал надо хранить строго при определенной температуре... Как представила, сколько времени потребуется местным грызунам, что бы добраться до образцов семян через тонкий пластик... Сразу вспомнила, какую кнопку надо на рации нажимать.      - Что, Галина, в одни руки не подымешь? - пророкотало в наушнике, - Так и быть - помогу. Но, с тебя - одно исполнение желания! Тебе его на месте скажут, - и чудо совершилось...      Лишних людей, разумеется, мне не дали (их просто негде взять). И свободного помещения для капризного к условиям хранения материала - нет. И даже транспорта - нет... По дурацкой иронии судьбы - в "аномалию" не пролез ни грузовик, ни легковой вездеход, ни нормальная моторная лодка с жестким корпусом... Всё таскаем руками, всюду ходим ногами... Зато - мне дали поговорить с человеком, у которого есть всё необходимое. В смысле просторное, хорошо охраняемое и вентилируемое помещение, куда не забраться никакому грызуну, а так же - возможность привлекать на помощь солдатиков. Склад для хранения боеприпасов, как и склад ГСМ, возвели в первую очередь, как полагается по армейским нормам. Вот только хранить там - почти нечего. Пустого места много. Володя оказался пророком - норму выдачи оружия, взрывчатки и боеприпасов нам урезали "по самое немогу"... Провели. Познакомилась. Правда и запашок в помещении стоял... Хозяин заведения, молодой лейтенант инженерных войск, ругаясь под нос, как раз химичил убойную рецептуру "средства от мышей и бурундуков". Колючая проволока - от мелкого зверья не спасает, а мышеловок - не напасешься. Да, микроклимат, что надо. Договорилась. Пообещала, поделиться своими запасами настоящей, "фирменной" отравы для мелких вредителей и рецептом таковой "идентичной натуральному"... Ведь не напасешься...      Там и узнала, какую проблему подкинул мне "господин начальник экспедиции" - нас ожидает эпидемия вшивости. Молодую женщину по имени Голдан, о которой я уже слышала, подвергли санитарной обработке сразу же по появлению в расположении. Однако, за короткое время тесного контакта, от неё успели заразиться и участники разведки, и половина любопытных, сбежавшихся потрогать "живую чукчу"... Вшей хватило всем! Если судить по видеозаписи первого знакомства, волосы на голове девчонки буквально шевелились от обилия паразитов... Городить, после каждой встречи с автохтонами, аврал, прожарку обмундирования и банный день? Нельзя ли, пока ещё не поздно, по моим каналам, заказать партию дуста? Нет? А сами мы его сварить можем? Вот так романтика! Чистая экология не искупает простых мерзостей Средневековья. Срочно думать надо! Ибо, некоторые сексуально озабоченные военные уже вслух мечтают о страстных туземных подругах и "походах за бабами". Надо иметь эти настроения в виду. Боцман с "Оленегорского горняка", к которому он уже обращался за помощью и советом, ничем подходящим поделиться не смог. Но, кулуарно (матерно) высказался, что если отыщется жертва либидо, которая притащит "эту пакость" на корабль - он спалит придурка вместе со вшами, публично и собственноручно. Не пожалеет для него ведра мазута, безупречной репутации и выслуги лет. Только ведь похотливых балбесов не удержишь... О, мой народ!      Вернулась в "жилой модуль" под впечатлением. Несмотря на душ - Владимир таки унюхал запах химии. Пришлось поделиться горем. Рассказать всё, о мышах, вшах и грядущих интимных отношениях морпехов с местными женщинами. От хохота дрожали матерчатые стены. Потом он посерьезнел.      - Видела, что значит "каудильо божьей милостью"? Ещё никто не чесался, а он уже вычислил проблему и озаботился её профилактикой. Правильная власть - отвечает за всё на свете! За то, что солнце утром встает, за снег, за дождь, за засухи и наводнения... И если солнце однажды не встанет или рядового Хабибулина, после "самохода к буряткам", заживо съедят вши - Соколов искренне будет считать виноватым в этом себя лично...   - Разве плохо?   - Наоборот! С таким начальником, мы - как за каменной стеной... Только, далеко не всё от него зависит. Завтра увидишь, как он себе врагов на ровном месте наживает.      Информацию о пульсации "аномалии" и возможности её периодического открывания и закрывания мне доводили трижды. Первый раз - Володя, во время памятного разговора за "философским чаем". Второй раз - на коротком инструктаже перед проходом (ничего не бояться, не останавливаться в тесной "горловине", не пытаться нащупать её стенки руками). Каюсь, стенки щупала, но ладони скользили по скользкому и невидимому. А требование двигаться быстрее - очень дельная рекомендация. В момент пересечения зыбкой "границы миров" (уловить которую приборами пока не выходит) бросает в жар и в холод, в глазах - мелькают искры, а в ушах щелкает, как при посадке на самолете, когда выравнивается давление. Нервы реагируют на переход, как обычные электрические приборы - на перепад напряжения. А электрические приборы реагируют на перепад напряжения по-разному. У кого-то - настройки на мобильниках безнадежно слетели, у кого-то - аккумуляторы разрядились, у кого-то полетел системный блок в портативном компьютере. Профессор Радек на возмущенные претензии реагировал нестандартно - тщательно выслушивал сам и поручал ассистенту внести данные о марке прибора и характере неисправности в специальный журнал наблюдений. Электронный, кстати... Его ноутбук, как и мой (кстати, из спецчасти), после перехода работали нормально. Говорят - там заранее заменили все не стойкие к влиянию "аномалии" компоненты на более надежные. Кажется, в момент "перехода" заряд в ячейках памяти ополовинивается или что-то вроде этого. Не запомнила... Обе мои флешки, после прохода, прочитались нормально, хотя я, по совету Володи, заранее их скопировала на лазерные диски. Береженого - и бог бережет...      Так вот. Утро четвертого дня в XVII веке началось с экстренного заявления по динамикам оповещения - "Граждане, соблюдайте спокойствие..." В смысле - не переживайте, сегодня "аномалия" совершает очередную пульсацию. Какое там "спокойствие"... Кроме часовых, стерегущих подходы к лагерю и дежурного наряда, на кухне, все бросили свои дела и помчались смотреть. Брезентовый навес, защищавший точку перехода от дождя и чужих взглядов, убрали. Транспортер сдвинули в XXI век, оставив одни сходни. Расставили рядом приборы. Шланги тоже из "дыры" вытянули. Для контроля бросили кабель сетевого питания, но и тот на всякий случай обесточили. Сотрудники Радека развернули следящую аппаратуру. Народ собрался полукольцом вокруг, но на почтительном отдалении. Интересно же! Многие навели на место, где продолжала клубиться и переливаться серая мгла, фотоаппараты. Разогнать общественность по рабочим местам не удалось даже Соколову... А это не тот человек, который игнорирует мнение подчиненных. Ах так, не хотите? Очень хорошо, сейчас пожалеете... И дал слово профессору... Блин! Мы все - шоу ждали, а нам - лекцию прочли. Может быть, Николай Валентинович и великий ученый, но мысли по любимой теме излагает жутко нудно. Лично я запомнила только, что бояться "перерубания" тела или предмета, в момент закрытия "аномалии", не следует. Она - феномен не пространства, а времени. Поэтому, даже если специально поместить в канал закрывающегося прохода любой предмет или сунуть туда, ради опыта, что-то не особенно нужное владельцу (руку, ногу, голову, палку), то целый предмет будет довольно мягко вытолкнут, в ту или другую сторону. Или - грубо вырван, из места крепления, и улетит в сторону расположения центра тяжести относительно "точки перехода". Если, например, держать в просунутой через "аномалию" руке длинную палку, то руку вытолкнет назад, а палка - улетит вперед, на ту сторону.      Как поведет себя отключенный от генератора и нагрузки кабель, разделенный "аномалией" точно посередине - пока не ясно. Это - тоже часть научного опыта... А руки и ноги "аномалия" выталкивает туда, где находится тушка владельца. Данный факт уже проверяли. За всё время собственно внутри "аномалии" не получено ни одной травмы или увечья. Зато рядом с нею, в момент открытия или закрытия - сколько угодно. И обгорали, и сознание теряли, и гибли... Близко к проходу в этот момент лучше не находиться. И ещё - закрытие прохода и закрытие "аномалии" - разные вещи. Прохода может не быть, а саму аномалию приборы чувствуют. Именно такого момента, смыкание прохода при сохранении "аномалии" - мы сегодня ждем. Возможен вариант, когда и "аномалия" тоже пропадет, а потом откроется в новом месте. Следы подобных "открытий" здесь обнаружены. На Новой Земле - их нет... Вероятно, по причине непостоянства береговой линии, каждый год меняющей контур...      Наукообразное бла-бла-бла монотонно тянулось минут двадцать (трудно осуждать человека, многословно говорящего о любимом предмете), жаль, в памяти почти ничего не отложилось. Повторяю, мы все ждали грома, вспышки, чуда. Таки дождались. Сначала - запищал какой-то датчик из стойки приборов, по хорошей погоде стоящей прямо на подставке с телескопическими ножками. Потом - из "аномалии" словно дунуло ветром... Могучим воздушным зарядом. Хотя, трава не шелохнулась. Ну, так лично я ощутила. Все напряглись - начались давно ожидаемые "эффекты".      И тогда, микрофоном завладел Соколов. И сказал... Он и без техники громкий, а с усилением - до дрожи в коленках пробрало. Рокочущий бас. Выдал три "секретных" вещи. Во-первых, с момента "толчка" (так, оказывается, тут называют "предвестник" очередной пульсации), до момента собственно "закрытия", ещё осталось несколько минут. Во-вторых, это первая пульсация (после 18 лет перерыва в существовании "аномалии") и твердой уверенности, что она откроется "по плану", а не в следующем веке, например - ни у кого нет. Пресловутая "теория пульсаций" пока находится в стадии экспериментальной проверки. Профессор Радек - её автор и остается здесь. Он сам - наш начальник, поэтому - тоже здесь. Однако, твердые гарантии периодичности процесса отсутствуют. Зато факт, что прошлый раз "аномалия" не проявлялась без малого два десятилетия - абсолютно достоверный. Короче, в-третьих, кто не хочет застрять в XVII веке на всю оставшуюся жизнь, по причине научной ошибки - свободны. Пока "звенит звонок", как он выразился, можно успеть проскочить "на ту сторону". Кто не успел - будет робинзонить вместе с нами. Несколько суток, несколько лет или - до конца своих дней. Как сегодня светила на небе встанут...      Корабельный "колокол громкого боя" - похож на школьный звонок. Только в несколько раз громче... Рефлекс "бежать пока не поздно" проснулся моментально. Врать не буду... Могла бы и побежать. Если бы Володя, за локти не удержал. Бережно, но твердо. Ждал этого момента, специально подошел сзади и "зафиксировал", так что не вырвешься... Ну, дернулась от неожиданности, признаю. Говорят, при первом прыжке с парашютом, кое-кого из будущих "героев десантников" инструктору приходится выгонять из самолета пинками. Теперь я их понимаю! Очень важно, иногда, что бы кто-то, сильный и надежный, в минуту слабости, не позволил поддаться панике...      Боже, как они драпали! Словно вставшие на задние лапы огромные серо-зеленые крысы. Распихивая друг друга локтями, повизгивая от волнения, взрослые солидные мужики в погонах старших офицеров российской армии один за другим ныряли в спасительную норку "аномалии", комично виляя от торопливости задами. Сначала я не поняла, что за резкие сполохи света озаряют это малоаппетитное зрелище. Но, "колокол" громыхал долго... Хватило времени осмотреться. Собрание разделились на две неравные группы. Меньшинство - сгрудилось у сходен, спеша прошмыгнуть в родное время. Большинство - наблюдало за действом, щелкая фотоаппаратами и сверкая вспышками... Соколов - невозмутимо покручивал усы. Радек - вовсе склонился над своими приборами, пытаясь сквозь шум что-то втолковать ассистенту (вот уж кого однажды погубит любопытство), а солдаты, морпехи, свободный от погрузочных работ "контингент" - стойко наблюдали за эвакуацией своего собственного начальства на "большую землю". Низенький пучеглазый майор с эмблемами авиатора, похожий на больного поросенка, юркнул в "дыру" последним... Свободно лежащий на траве кабель сильно дернуло, утянуло следом... И - всё затихло... Без вспышки, грохота, или треска... Мутное марево "аномалии" просто перестало существовать. Ух... Здорово!      - Вот это - по-нашему, - первой дошла до сознания реплика стоящих поблизости солдат, - "На людей и пидоров - расчитайсь!"   - Как в кино! - донеслось рассуждение со стороны группы штатских работяг, - Ничего-то в России не меняется. Такое впечатление - что на дворе снова лето 1941-го года и нас окружают немцы...   - Бля! - совсем тихо прозвучало у меня над ухом, - Насмотрелась? Быстро отсюда. Куда угодно!      - Примерно за такие штучки Соколов и слетел с предыдущей должности, - разорялся мой "благоверный" получасом позже, утащив меня "для серьезного разговора" в безлюдный уголок, - Там плотину во время наводнения строили... А он объявил, что её вот вот прорвет и предложил всем желающим срочную эвакуацию, - так, значит, всё увиденное подстроено заранее? - Сам Соколов скромно называет свои провокации "проверкой на вшивость"... Острый метод работы с людьми. Типа - "...надо заранее дать морально нестойким лицам возможность саморазоблачиться, что бы потом не питать напрасных иллюзий и по ошибке не взять их на серьезное и опасное дело..." Нет, ну каков гусь!   - А что здесь не так? - опять их мужские игры...   - А на самом деле - это дискредитация власти, причем - на глазах у подчиненных. Солдат здесь быть не должно... Им такой цирк, в любой форме - категорически противопоказан, - дошло, наконец. Точно - ревнует.   - Лично мне - было очень познавательно, - съел?      Обычно Владимир возражений не терпит, но сегодня - только тяжело вздохнул. И промолчал. Интересно. Никакого огорчения или разочарования от увиденного безобразия. Знал? Ожидал нечто подобное? Сам принял участие в подготовке "шоу"? Не буду торопить. Захочет - сам расскажет. Так увлекательнее, чем тянуть из него насильно. Чу! Порыв ветра донес со стороны лагеря обрывок человеческого голоса, усиленный динамиками...      - ...свободным от работ и несения дежурства... ...важное сообщение. Повторяю, всем... - нет, не разобрать.      Впрочем, рация молчит. Сигнальных ракет в небе тоже не видно. Значит, простая перестраховка. На обед пойдем - узнаю. А пока - неплохо бы выяснить, зачем мы уединились так основательно, хотя можно было чуть отойти в сторону? И зачем Владимир прихватил с собой кусок пластиковой пленки?      - Шевелись, надо успеть к обеду, - ну вот, началось, - нож при тебе?   - Всегда с собой, - ношение ножа, спичек, патрона одноразовой ракетницы и рации превратилось у меня в жесткий ритуал. Причем, нож не какой-то перочинный, а солидная железяка, с обрезиненной рукоятью, будто из витрины охотничьего магазина. С номером, как на пистолете.   - Очень хорошо! - опять у него новый план, - Я сейчас помогу, потом - разделимся, и вернешься сама. До столовой дорогу найдешь? - было б что искать. Антенна радиостанции, с разлапистым набалдашником сверху, торчит высоко над деревьями и отлично видна с любой стороны горы. Пока светло - заблудиться невозможно.   - Ой! - соцветия знакомого душистого лука, почти сплошняком покрывают небольшую луговину. Дальше видна ещё одна, - красота-то, какая!   - Быстро режем, когда будешь возвращаться - запомни дорогу. Я этого места - типа не знаю. Ты сама его нашла. В сторону озера, - шум волн и крики чаек здесь слышны гораздо громче, - ходить опасно. Обрыв...   - А зачем это надо? - знакомая победная улыбочка, боялась скоро не дождаться.   - Удобный случай "проехать на заднице" перед новым режимом, - ох, опять, - тебе надо себя показать. Я подготовлю почву, а ты - сразу на кухню. Пока свежее и сочное. Скажешь, сама нашла и проявила инициативу.   - ???   - Я знаю, что сейчас по трансляции сообщили. Мы с Соколовым, этот вопрос, ещё позавчера обсудили...   - Хоть намекни.   - Ради сплочения коллектива, в условиях временной автономии экспедиции, предложено использовать для питания местные дары природы. Завтра - каждый второй хоть что-нибудь притащит. А ты - будешь самая первая. Это запоминается. Власть любит людей, что понимают её с полуслова. Особо - догадливых. Тех, кто понимает вообще без слов...   - Думаешь, народ добровольно согласится, это есть?   - А ты попробуй! И ещё, - и протянул мне маленький матерчатый сверток, - Возьми перчатки. Руки надо беречь.      Совместная работа сближает не хуже совместной выпивки. Первый раз в жизни я с Володей, в известном смысле, "повозилась на грядке". Торчащие из земли острые камни (сквозь листву не фига не видно, а как ногой наступишь или поскользнешься - ой!) сделали процедуру достаточно опасной. Попутно - обсудили увиденное.      - Ты хоть понимаешь, что Соколов у нас на глазах проделал? - продолжал он ораторствовать, - Перехватил управление. Опомоил всех вероятных конкурентов. Просто и изящно. "Каудильо", вожак, лидер...   - Так уж и перехватил. Можно подумать, что не он был её начальником до того. Кем был, тем и остался...   - Не так! - как он ухитряется и языком трепать, и жевать, и работать руками, словно лукоуборочный комбайн? - до того он был "назначенный сверху", - резко подчеркнул последнее слово, - сегодня утром стал "всенародно признанный". Есть разница?   - Слабо ощущаю, - на мой взгляд, любой начальник существует, что бы давать работу и платить зарплату.   - Это - ты... А как на него солдаты смотрели, видела? - ох, опять заговоры ищет, - Я думал - он, не отходя от кассы, сразу митинг устроит, - забавно сморщился, разгрызая соцветие, - а он хочет, что бы его выбрали!   - Зачем? - может быть, хватит корячиться? Если всю эту кучу нести мне одной - то однозначно! Не луком единым сыт человек... Решено. Перекур! Смешное словечко. Ни я, ни Володя не курят, а успело прицепиться...   - Власть обычно получает тот, кто наглядно и убедительно докажет окружающим, что до него ими правили сплошные трусы и мерзавцы.   - Наговариваешь на человека! Соколов ни единого слова не произнес... Всё само собой случилось.   - Хуже! - кажется, насчет перекура у нас сложился консенсус, - Он позволил нижним чинам лично убедиться, что "назначенное сверху" начальство, в опасный момент их бросит. Это уже не пропаганда, а прямо натуральная идеологическая диверсия... Я уверен, что сейчас, "с той стороны", на него дружно "телеги" строчат...   - Смешно... - представила эту картину, - толпа народа видела, что случилось на самом деле. И фоток полно...   - Фото... - протянул с отвращением, - фото, это плохо. Владеть компроматом на собственных командиров - рядовым не по чину. Одно дело - когда рассказывают "я видел" и совсем другое, когда показывают "смотри!".   - У белобрысой девицы, по-моему, даже телекамера была...   - Включенная телекамера в любом случае возле "аномалии" стояла, - снова глубоко задумался о своем, - материала много. Соколов, не дурак. Он всё заранее рассчитал. Тоже, учится на ошибках... Пора возвращаться!   - А что я в столовой скажу? Здравствуйте, я тут вам дикого лука притащила?   - Лучше начинай думать, что скажешь, когда я тебя в общественные инспекторы по продуктам выдвину.   - ??? - так и подозревала какой-то долгоиграющий план.   - Мне надо, что бы в твою лабораторию постоянно ходил разный народ, а ты с ними накоротке общалась. Пусть несут, на анализ, травы, грибы и ягоды. Другого биохимика у нас нет, а тебе я доверяю. Ну, и вообще... - блин, кажется, он собирается превратить мою лабораторию в свою явочную квартиру...   - А что в таких случаях полагается сказать?   - Лучше всего - что-нибудь веселое. И - напомни опыт римских легионов, где рядовым строго запрещали есть с полу...   - Тогда, знаю! Оцени, - приняла позу строгой воспитательницы из детского сада, - Деточки, давайте сразу договоримся? Если захочется что-то в лесу сорвать и попробовать, то одну ягодку - кладем в рот, а вторую - в карманчик... для судебно-медицинской экспертизы.   - Годится!      Далекий выстрел разорвал тишину совершенно неожиданно. Один... Странно гулкий и раскатистый. За ним, словно для контраста, протрещала автоматная очередь. А потом грянул воинственный вопль, напугавший меня до икоты. Жуткий вой индейцев, идущих на штурм форта в американских фильмах... На лагерь напали? Так быстро? Я - замерла на месте, бросив тюк с добычей. Владимир - оскалился по-волчьи, медленно поводил по сторонам головой, не то - прислушиваясь, не то - принюхиваясь. Что-то понял и расслабился... Пробурчал:      - Не, это наши орут, - пробурчал под нос, - Хорошие мысли приходят в умные головы одновременно...   - Там что, уже война началась? - повернулся ко мне, очевидно раздраженный моей непонятливостью.   - Охотятся... На ходу подметки режут! - и буквально прикрикнул, - Ты не стой! Мне в другую сторону надо, - и сгинул. Буквально. Едва завернул за кустики - и нет его... Бросил слабую женщину в диком лесу. Эх!      На площадке перед столовой меня ждало переживание. Кусок примерно такой же, как у меня пластиковой пленки (их всем одинаковые выдали?), а поверх него - зверь. Весь покрытый грубой серой щетиной, грязный, страшный, с гривой от головы до хвоста, оскаленными клыками и жутким черным рылом, похожим на хобот... О запахе я уже не говорю... Пахло всем сразу - лесом, свежей кровью, нечистотами и... свиньёй. Мама, кабан!      - Зачем вы его притащили?! Что я с ним делать буду? - четверо морпехов, потных от бега, в расстегнутых мундирах, мялись с ноги на ногу перед дежурным поваром. Видимо, не ждали столь холодного приема...   - На него же смотреть страшно! А если там какая-нибудь зараза? - продолжал разоряться кулинар, - Вам только намекнули, а вы и рады стараться! Пудов на десять потянет! Даже если замариновать - одного чеснока целый мешок нужен, - вблизи туша лесного зверя выглядела и вовсе устрашающе, - Где я вам столько возьму?!   - Я чеснок принесла, - появление штатской дамы подействовало на военных облагораживающее. Кое-кто даже попытался наспех застегнуться, - Честное слово! - по-моему, они не вникли в смысл сказанного... Пришлось показать добычу, - Вот!   - В самом деле - чеснок... - повелитель котлов и сковородок задумчиво разжевал листочек, добытый из развернутого куля (следующий раз надо какие-то ручки приделать). Морпехи откровенно перевели дух. Процесс пошел...   - Свиня... - восторженно охнул за спиной обладатель украинского акцента, - Та як же его, такого пушистого, палить?   - Палить нельзя! - вмешался ещё один голос, - там шерсть... и подшерсток. Только шкуру снимать! Деловито добавил, - Мне бы ножик бы хороший...   - Да не стойте столбами, - повар понял, что инициатива стремительно переходит в чужие руки, - Ему часу нельзя лежать! Закиснет! Пропадет! Свежуйте, как можете... Только доктору покажите - вдруг оно больное?      На ужин (опоздавший на час по причине неподатливости мяса внеплановой дичины) каждому достался изрядный ломоть жаркого, а на завтра - всем был обещан "дикий вепрь", тушеный по всем правилам искусства. На мой вкус - вышло излишне остро, пахуче и жестковато, но в целом - безусловно съедобно. Многие ходили за добавкой. А на вечерней поверке (теперь обязательной для всех поголовно) Соколов поздравил народ с почином и объявил персональные благодарности - "за расторопность и находчивость". Патрулю, удачно заметившему зверя... Стрелкам, его завалившим... Носильщикам, вовремя доставившим тушу на разделку (оказывается, у диких свиней страшно агрессивное содержание желудка, их надо потрошить буквально немедленно)... И - мне... За лук... Мелочь, а приятно. Владимир ни словом, ни жестом не намекнул на своё участие в экспромте. Ел и нахваливал. Правда, после отбоя поделился наблюдениями:      - Видела, как действует на электорат природная харизма? Он ведь никому ничего не приказывал, даже не просил. Просто намекнул на желательность пополнить запас продовольствия, для экономии продуктов долгого хранения. А народишко-то - бросился стараться, c ног сбиваясь, как будто для самих себя...   - Так ведь и вышло - для себя... - попробуй, пойми этих мужиков.      - Именно - "для себя"! - лампочка под крышей "жилого модуля" ощутимо мерцала... В целях экономии горючего питание электрической сети лагеря наладили от самого слабосильного из наличных генераторов и он явно не справлялся с нагрузкой, - А значит, наплевав на рекомендации руководства питаться только готовыми продуктами из XXI века.   - Да грош цена тем рекомендациям! - не выдержала я капанья на мозги, - Если "аномалия", по их словам, действительно "закрылась всего на несколько дней", то отчего они так резво на Новую Землю дернули? Сами себе - не верят?   - А вот это - совсем не твоего ума дело! - что-то резко берет, - тут далеко не все владеют закрытой информацией.   - Это... - душа с противным хлюпом (поперхнулась чаем) провалилась в пятки, - Мы точно вернемся?   - Абсолютно! - когда он так говорит, хочется верить, - Профессор Радек осторожен, как старый заяц. Без полной гарантии успеха, рванул бы в проход самым первым. А он - даже глазом не моргнул. Лучше Радека в работе "дыры" никто не шарит. Значит - всё в порядке. Проход откроется. Возможно, на день раньше или на пару дней позже.   - Тогда чего они так... будто дети? - теперь чаем поперхнулся Владимир.   - Я же объяснял. Они не воины, они - чиновники. Жульё на государственной службе. Как они могут доверить свою жизнь словам какого-то там профессора? Вот и... Но, нижним чинам знать такие подробности излишне. Так что, поощряя анархию, Соколов глубоко не прав...   - Ну да - подчиненным "надо всегда говорить правду и слушаться начальство"... А наоборот - не?   - Галчонок, - имитация вальяжного голоса Мюллера из "Семнадцати мгновений весны", - начальство не выбирают...   - Ты даешь! - иногда его заносит, - А как же - демократия? А как же - "легитимность законной власти"?   - А никак, - назидательно постучал пальцем о черное окно "модуля", затянутое прозрачным пластиком, - Точнее - вот так. Попробуй отыскать там свою демократию... И хватит.      Намек прозрачен. Судя по звукам снаружи, всё свободное от нарядов и караулов войско, назло природе и обстоятельствам, вывели на вечернюю прогулку... Традиционный ритуал, уместный в прежнем мире, впервые показался мне диким анахронизмом. Какой смысл держать строй и шагать в ногу по едва протоптанной вокруг лагеря тропе, если вокруг Сибирь XVII века? В радиусе тысячи километров вокруг - ни одного цивилизованного поселения. А с другой стороны - внушает. В ужасе притихшая ночная тайга слушает оглушительный рев десятков молодых глоток - "... а потом его зажарим - и съедим!" Песня-импровизация, на тему экзотического ужина. Казалось бы, что такое - меньше сотни автоматчиков? Да хоть сотня? Но, здесь и сейчас - такой дружины нет ни у одного властителя в радиусе той же тысячи километров. Им бы патронов побольше - и дойдут хоть до Москвы.      - Поняла? - Володя явно прочитал мои мысли, - Давай, повтори, что сейчас подумала.   - "Когда поют солдаты - спокойно дети спят", - хотела польстить, а он раздраженно отмахнулся.   - Не придуривайся, правду скажи! - ну, изволь.   - Им бы патронов побольше - и дойдут хоть до Парижа (в местную Москву мне что-то не охота).   - Молодец! - чему это он так обрадовался? Даже привстал от волнения. Заметил моё внимание и осекся... Не так... Рассердился, что я заметила, что он это заметил... Во! И поспешил сменить тему разговора.   - Кстати, насчет патронов. Штатный боекомплект тратить категорически запрещено. Только при явном нападении на пост или членов экспедиции... Каждый патрон - на строгом учете.   - А как же тогда кабана убили?   - Соколов отдал в общественное пользование собственное ружье. Просто назначил дежурного стрелка. Точнее, поручил включить в состав караула "вольных стрелков", дежурящих наравне со всеми. Самых метких. Вот и...   - Я слышала выстрел из ружья, а потом - из автомата, - снисходительная мужская ухмылка.   - Выстрелов было два. Дуплетом. Один - промах. Из автомата добивали. Нападение на пост... Всё штатно.   - Промахнулся? По такой туше? - опять ухмылка.   - Ты бы видела того стрелка - кореец из 2 взвода. Метр с кепкой. Он снайпер, да... Но, не из "вертикалки" же 12 калибра. Да ещё - по незнакомой цели... Отдача пацана чуть с ног не сбила. А целился в голову. Городской...   - Разве так неправильно? - откровенный смешок.   - Всё неправильно. Он - пальнул. Попал... Один раз. Кабан бросился вперед, будто танк. Что ему картечь? Видела, какой слонопотам? А перезаряжать долго... Народ поддержал товарища огнем. Результат - на кухне...   - Тогда, в чем проблема?   - Проблема в том, что в первый день Соколов напрямую командует солдатами, через головы командиров, а те - ему беспрекословно подчиняются. И это закономерный итог утреннего цирка. Человек, лично видевший, как власть удирает, поджав хвост и бросив его на произвол судьбы - порченый. Уважать эту власть он больше никогда не будет.         Сказать по совести, намек на возможное поражение в правах участников экспедиции в "автономку", мне не особенно понравился. Как-то вспомнились рассказы бабушки, про "отношения" между жителями бывшего СССР, которых в войну угораздило пожить на "временно оккупированной немцами территории" и его властями. Похоже, что были они весьма сложными. Всех людей, воочию видевших, как "непобедимая РККА" драпала от врага - взяли на карандаш. Для маломальских начальников, живших под немцами - жесткий карьерный потолок. Для прочего народа - притеснения по служебной линии. И даже для детей (!) - пунктик в анкете. Типа "проживал"... Свидетелей своего унижения власть так и не простила. В ответ, естественно, получила анекдоты про себя, да...      Впрочем, работы сразу навалилось столько, что некогда было голову поднять. Особенно, когда выяснили, что мой лабораторный комплект (спасибо "мохнатой руке" куратора проекта) новее и много лучше обеспечен "расходниками", чем даже у медиков. Дел стало хватать на две смены. А тут ещё - добровольные помощники... После каждого рейда за пределы "ближней зоны" у лагеря, после каждой вылазки на моторных лодках вдоль побережья, после каждого прочесывания местности или организации очередной "точки" - возле входа дежурит очередной клиент со свертком "а вот мы случайно нарвали" или кульком "а вот мы случайно нашли". Ходоков с подношениями "а вот мы случайно поймали" - сразу отправляю к зоологам. Терпеть не могу мучить зверушек. Пусть приносят готовые "биологические препараты". И какой садист придумал, что среднее содержание микро и редких элементов удобнее определять, не анализируя почву, а по составу живых тканей мелких грызунов? В текущую эпоху (вокруг Новое Время), такой прагматичный подход к делу привычен. Муравьиная кислота, например, была получена обыкновенной перегонкой в стеклянной колбе живых рыжих муравьев. Но, не моё оно, не моё!      Кухня продолжает радовать деликатесами... Обнаруженную Владимиром полянку с душистым луком, за прошедшие дни обнесли начисто. Гораздо более тучные заросли нашли в отдалении. Вопрос о заготовке "трав" в промышленных масштабах уже дважды поднимался на высочайшем уровне, в присутствии самого Соколова. Проблема в таре. Пускать под засолку пустые бочки из-под горючего - противоречит нормам гигиены. Лепить самодельную посуду или устраивать бондарную мастерскую - рановато. Однако, идея витает в воздухе. Кроме медвежатины (запрещенной к употреблению из опасения заражения паразитами), за прошедшую неполную неделю - успела попробовать больше дичины, чем за всю предыдущую жизнь. А вот по хлебушку - успела соскучиться. Старые запасы - почти кончились. Новых - взять негде. Пекарня осталась на Новой земле. Недочет. И грибы, вопреки первоначальному ожиданию (я их с детства люблю) - приелись почти мгновенно. То, что имеется в изобилии (как справедливо замечено классиками) - не ценится. Ждем открытия "аномалии"...      Ночью, чуть в стороне от прежней точки её расположения, лично видела слабое свечение воздуха. Банда профессора Радека буквально оккупировала полянку, пытаясь сделать побольше замеров. Сам Радек излучает дежурный оптимизм. Предварительные расчеты времени и места очередного "открытия дыры" не оправдались, но зато собранный материал позволил внести поправки в его теорию. Теперь каждый новый факт ляжет увесистым булыжником в её фундамент. По соображениям техники безопасности весь возможный район возникновения "прохода между мирами" заранее огородили вешками с фосфорецирующей в темноте лентой. Что-то будет...      Честно признаюсь, первые дни "автономки" нет-нет, да и старалась пройти мимо заветного места. Просто для самоуспокоения. Потом, ощущение беспокойства притупилось, а текучка накрыла с головой. Когда начали проявляться явные признаки активности "дыры" вопрос совсем отпал. По крайней мере, в пересудах на обеде или за ужином. Ну, ждем... Ну, люди работают... Ну, откроется же она, рано или поздно... Никуда не денется. Да хоть и через неделю... Жизнь приобрела непривычную для коренной горожанки осмысленность, приземленность и размеренность.      Утром, по бодрящему (блин, до костей) холодку - "водные процедуры". Без дураков... Дощатая душевая, с водогрейкой и даже зеркалом в раздевалке. Мужская отдельно. Женская отдельно. Потом - утренняя поверка... У солдат она происходит сразу после подъема, так что не пересекаемся. Потом - завтрак. Разрешается набирать в термосы чай. Хранить в "жилых модулях" что-либо съестное - категорически не рекомендуется. Мыши найдут и испортят моментально. Максимум - разрешается сунуть несколько галет или сухарей в карман. Но, обязательно в пакете, что бы в карманах не оставалось крошек. Иначе - однажды, сунув руку в карман, ты обнаружишь живого "квартиранта"... или дырку. На утреннем совещании (если нет плановых дел) - узнаем новости и слухи, получаем от начальства ЦУ и не менее "ценные" нагоняи... После первой пары суток тревожного ожидания "ужасов" (в диапазоне от нападения врагов, до нашествия медведей или землетрясения) почти рутина. Работа. Обед. Работа. Ужин. Вечерняя поверка. Сон. Ни героизма, ни приключений, ни памятных проблем или хлопот. Два раза вечером показывали фильм. Не по компьютерному проектору, а с помощью древнего кинопроекционного аппарата. Правда, цветной и со звуком... Всё же прогресс. Очень мило, сидишь на свежеструганной скамейке посреди палаточного городка и смотришь старую комедию "Иван Васильевич меняет профессию" из фильмотеки позаимствованной с БДК. Атмосферно...      Для солдат "срочников" (как сухопутных, так и морячков с техническим обеспечением) Соколов устроил уроки ориентирования на местности. Возможность заблудиться со смертельным исходом здесь вполне реальная. Горы, ущелья, лес... Впервые узнала, что с помощью стрелочных часов можно определять стороны света не хуже, чем по компасу. А наблюдая за высотой и направлением тени от вертикально воткнутой палочки - почти точно находить широту места пребывания. Жаль, нет времени постигать эти премудрости. Да и зачем оно мне?      Сегодня дико вспоминать, но когда "аномалия" не открылась, в заранее назначенный срок и профессор Радек объявил на совместном с военными построении, что возвращение откладывается как минимум на четыре дня - ответом ему было громовое "Ура!" срочной службы и одобрительные кивки военных начальников. План "дальнего рейда" на другой берег озера (он же "Великая экспедиция на Юг") обрел право на жизнь. При другом раскладе - вряд ли бы его одобрили. Вероятность ЧП во время вылазки резко возрастает. А цивилизации вокруг нас нет и долго не предвидится. Стоит "застрять" на противоположном берегу (хотя на моторке это меньше часа ходу) и останется только петь "...славное море - священный Байкал, славный корабль - омулевая бочка..." Пеший поход в обход озера затянется минимум на неделю. Гонки на резиновых лодках с мотором по Байкалу, с точки зрения умудренных опытом специалистов - занятие достаточно опасное. Первый же топляк (видела я выброшенные на берег мертвые деревья) отправит её на дно мгновенно. Никто даже мяукнуть не успеет. С другой стороны - "И на бочке пороха можно курить, если делать это с умом и осторожно". Опять же - влияла царящая в эти последние дни счастливой жизни атмосфера "вооруженного пикника". Было видно, что служивым до смерти хочется пострелять, а в окрестностях лагеря ничего не происходит. Заморское путешествие, при всей его опереточности (40 километров по прямой, берег противоположной стороны озера видно невооруженным глазом) - веский повод плюнуть на строгие запреты и экономию патронов.      Жизнь шла своим чередом. Столбы света блуждали в месте ожидаемого открытия аномалии каждую ночь, от раза к разу более яркие и многообещающие. Днем их видно не было, но в воздухе продолжал стоять запах озона, как в больнице. Несколько раз сполохи вырывались за пределы огороженной площадки (к счастью недалеко) и колья переставляли. По официальной гипотезе, "дыра" всегда открывается в точке локальной концентрации линий гравитационного поля. То есть - там, где к поверхности выходят тяжелые породы. Поскольку скала здесь буквально везде, а тонкие колебания плотности грунта гравиметры не фиксируют, заранее предсказать дислокацию "дыры" затруднительно... Попытка применить для отслеживания "предвестников аномалии" электронные датчики - завершилась феерическим "пшиком" в наблюдательном пункте и (по слухам) стоила команде Радека половины оборудования. Высоковольтный разряд спалил все блоки, что находились хоть в каком-то контакте с протянутыми в сторону полянки проводами. При том, что живые часовые неоднократно тыкали в сторону лезущих за оградку "видений" руками, ногами и автоматами без всякого вреда для здоровья. Даже "огни святого Эльма", как оно иногда бывает в горах, на остриях и пальцах не загорались. Как видно, местное природное электричество "другой системы".      Владимир, буквально выслеживающий любые проявления феномена (такое впечатление, что он знает о нем не многим меньше Радека, но никому не говорит) предложил ввести круглосуточное дежурство за движением "призраков" и маркировать места, которые они предпочитали, тупо бросая туда железные гайки. Подходить к блуждающим огням с колышками вплотную всё же не хотелось. Мало ли? Для статистики, решили подождать несколько ночей, а потом обследовать местность за ограждением "по квадратам", с миноискателем и оконтурить скопления металла. Ничего особо чудесного обнаружить не надеялись. Максимум - по итогам предварительной разведки, потыкать в грунт острым штырем. Узнать - как глубоко находятся пресловутые скальные выходы? Если повезет - сравнить расцветку и внешний вид растительности в разных точках исследуемой поляны. А вдруг "аномалия" каким-то образом влияет на живые организмы? Для очистки совести - провести выборочный биохимический анализ собранных кустиков (камушек в мой огород). Надо оно или не надо, анализировать ту траву, а ты потей. Трать время. Да, вот так и влипают в историю... При попытке выдернуть из земли очередной упрямый кустик на поверхности оказался блестящий кусочек металла - наконечник стрелы. Или, как моментально классифицировал предмет Владимир - довольно новый арбалетный болт... Из нержавеющей стали... То есть - "артефакт потустороннего происхождения", принадлежащей другой развитой цивилизации. А первой оценила значение находки и подняла шум - я. Чем до сих пор горжусь... Схватила солдатика, принесшего "пробы", за руку и привела к начальству проекта. Как первооткрывателя. И настояла на включении его имени-фамилии в протокол. Мало кто сегодня знает, что нержавеющую сталь на нашей Земле научились делать позже, чем изобрели пулеметы. Скромная сенсация мирового значения. Во вселенной - действительно "множество обитаемых миров". А здесь, выходит - сущий их перекресток.      Идею на энтузиазме "немедленно перекопать всю поляну лопатой на два штыка", с целью поиска аналогичных вещественных доказательств существования внеземных цивилизаций, отвергли с огромным сожалением... Не дай бог, пойдут дожди - завязнем в грязи. Ограничились точечными раскопками в тех местах, где гудел миноискатель. По иронии судьбы, новые находки тоже прошли через мои руки (за отсутствием штатного археолога). Теперь солдаты вглядываются в каждую скальную щель, подозревая в ней "заброшенную базу инопланетян"... А я - заслужила среди личного состава срочников репутацию "правильной тетки", которая не жмотничает поделиться с простым человеком кусочком научной славы.      Таким образом, к возвращению наших мореплавателей и открытию "аномалии" было совершено крупное (как высказался сам профессор Радек - эпохальное) "достижение" в процессе познания природы пространства-времени. Путешественники поняли это сообщение правильно, сообщив по рации, что достойную закуску они привезут. М-м-да. Кто обеспечит выпивку? Тут мнения разделились. Медицинский спирт, он и в Африке - спирт. Нормируемый и строго учитываемый ресурс... Решили, что сложимся (сольем свои доли в одну колбу) по-братски и вместе ответим, если что-то пойдет не так...      А ещё - Соколов с Володей поругались. Из-за солдат. Точнее, из-за фотографий для дембельских альбомов, которые им в обилии нашлепали научники на цветном лазерном принтере. Будут ли их считать секретными по возвращении - неизвестно никому. Если проект станет международным - то маловероятно. Но, здесь и сейчас, наличие пачки видов девственно безлюдного Байкала - безусловный криминал. Устраивать своей властью грандиозный обыск, перед возвращением на Новую Землю, Володя не хочет. А раскрутить на это дело лично начальника экспедиции - не сумел. Теперь злится... Снова - мужские статусные игры. Господи, когда же это закончится?      Нет, это никогда не кончится... А вот Вячеслава Андреевича я недооценила. Нормальный начальник или приравненный к нему в должности персонаж должен подчиненных давить и гнобить. Нам достался другой тип начальника. Соколов сам пришел мириться. Лично! После отбоя... В наш "жилой модуль". Не ждали... Ни я, ни сам Владимир. Причем, он сразу заявил, что виноват, понимает причины ссоры, но ради общего дела готов на компромисс (а ругались они с глазу на глаз, без свидетелей). Я, было, попыталась улизнуть, но тут черт принес Кротова... Того самого старшего лейтенанта инженерных войск, на складе у которого я оставила свои образцы. Тоже, выбрал время. А кто знал? Ладно бы явился один. Так он бутыль спиртовой настойки принес. На пробу. Мне... В благодарность за "средство от мышей". Сочинила таки я ему рецептик, на скорую руку. И нарвался... Как он позже мне рассказывал, узрев разом под одной крышей "молчи-молчи", начальника экспедиции и меня, он понял - это судьба. Влип. И не стал разыгрывать смущение. Выставил бутылку на стол... Немая сцена...      - Что это у вас? - Пока Володя молча разевал рот от столь вопиющей наглости, Соколов среагировал первым.   - Спиртовая настойка ягеля, гражданин начальник! Принес на биохимический анализ! - и причем тут я?   - А не многовато? - действительно, полная "под пробку" литровая бутыль из-под какого-то растворителя.   - Магарыч, гражданин начальник! - нет, ну, причем здесь я? Чего они все на меня так уставились?   - Она хоть целебная? - наконец подал голос Володя, угадав моё состояние.   - Так точно! Применяется в народной медицине, - и этот поздний визитер меня теперь глазами ест... Ох!   - Всё нормально... - это у меня такой хриплый голос? - Я просила достать пузырек, - а что ещё можно сказать?   - Вах! - Володя наконец просчитал обстановку, оценил подношение "в поллитрах" и переключился "в режим восточного человека", - Галочка, накрывай на стол... Гость в дом - счастье в дом! - так мы вчетвером сели за импровизированный ночной междуусобчик.      Кстати, спиртовая настойка на ягеле (или "исландском мхе") - это действительно эффективное средство от туберкулеза, всех заболеваний верхних дыхательных путей и астмы. А ещё - она могучее средство от угревой сыпи на коже (если принимать долго и регулярно). Но, в тот раз я оценила эффект, обычно считающийся побочным - как она возбуждает аппетит. Содержимое тревожного чемоданчика и заначенные банки с тушенкой (рефлексы бывалой туристки не пропьешь) пошли на ура. Мы сидели совершенно по-семейному, мужчины обменивались с виду малозначительными фразами, я иногда вставляла словечко и с удивлением наблюдала, как моего Володю, безупречно логично, но медленно и методично, загоняют в угол... При этом - не забывая выпивать, закусывать и расточать комплименты хозяйке застолья.    Ягель в тундре Павел Алексеевич Кучер

Ягель в тундре.

  Государство, где статус человека полностью зависит от его положения в многоступенчатой иерархии - осталось "за дырой". Здесь - вес каждого определяет его личный авторитет и деловая успешность. Прикрыться авторитетом государства - невозможно. Нет его вокруг. А люди - есть. Сюрприз. Причем, отношение этих людей "здесь и сейчас" перевешивает любые чины "там".      О чем говорили? Секретность - палка о двух концах. Володин рапорт о злостном нарушении "режима" участниками экспедиции - против его рапорта "о предпосылке к гибели личного состава", по причине некомпетентности установивших "режим" и необходимости срочно снизить уровень секретности. Соколов сыграл на опережение и повел в счете. Поставил Володю перед фактом... Доклад с другого берега Байкала, о первых результатах рекогносцировки, в отрыве от основной базы, если ему верить, сегодня почти весь состоял из матов в адрес "охранителей" государственной тайны. Благодаря их "бдительности" в экспедицию не взяли ни одной собаки. Вообще. Ну, нельзя допускать животных на сверхсекретные объекты и точка... Инструкция по соблюдению "режима". Раз "дыру" сочли секретным объектом - собаки тоже под запретом. А без собак, как выяснилось, удаляться далеко от базового лагеря просто опасно. Аборигены готовы на ходу подметки срезать! У "полосатых", почти сразу после высадки, местные уперли тюк со снаряжением... Прямо на берегу! Практически на глазах у часового! Хорошо, хоть его самого не тронули. Чуть пацан отвернулся - только шорох в кустах... и лови ветра в поле. Стреляй, не стреляй. Собака, человека притаившегося в засаде, хотя бы учуяла. А городской парень, против природного лесовика - словно дитя малое. В двух шагах пройдет и не заметит... Рядом будет стоять и не услышит... И кто виноват? Ясно кто. На этом фоне ранее казавшаяся злободневной проблема фото для солдатских "дембельских альбомов" померкла. Пришлось и мне подключиться. На мой женский взгляд, идея "залить" пресловутые фотографии на электронные носители в воздухе носится. Я бы, на месте служивых, так и поступила... Изображая ужасное сожаление прилюдно рассталась с цветной бумагой, согрев на груди заветную флешку с цифровыми оригиналами... Странно, если морпехи не додумались до такой мысли. XXI век на дворе!      Разошлись заполночь. От содержимого пресловутого "пузырька" осталось - едва на опохмелку. Признаю, настойка "от предводителя саперов" пилась легко и жизненный тонус поднимала (стимулятор, мать его так, по утру обязательно проверю её на алкалоиды, уж больно здорово смахивает по эффектам на абсент). И всё было хорошо, пока не взглянула на Володю... Мамочка дорогая! Как только за визитерами закрылся полог "жилого модуля", маска "радушного азиата" слетела с него, словно не бывало. Теперь я знаю, что такое - "черный от злобы"...      - Совсем страх потеряли! - процедил сквозь зубы, едва сдерживая рвущуюся наружу ярость, - уже "режим" им не по нутру. Видела? - яростно покосился за ночное окно, - Окончательно шпаки распоясались...   - Так Кротов, вроде бы военный, - плохо так вслед гостям говорить. Я хоть и в карму не верю, но, вредно для здоровья так злиться.   - Лучший способ держать контроль над удаленной группой - это предусмотреть наличие там нескольких неформальных лидеров, - Володя сделал над собой усилие, - Я уже тебе объяснял.   - Опять власть делите? - тьфу, не жизнь пошла, а просто кошачья свадьба какая-то.   - Любое ЧП или катастрофа - это повод и удобный случай изменить систему подчинения... Сама видишь.   - Да плевать ему на власть. Успокойся, наконец, - господи, похоже, беду пронесло чудом, если бы Соколов сказал хоть один комплимент мне лично - быть драке. Ревнивец несчастный, - И вообще - он не в моем вкусе...   - Ты! Ты... - а вот шипеть на меня не надо, - Галчонок, - резко сбавил тон, - Я пьяный. Извини. Спокойной ночи...   - Спокойной ночи... - да что сегодня за день такой?   - Ты хоть знаешь, откуда у Кротова ягель? - он и к этому пацану меня приревновал?   - Совершенно без понятия. Из рейда привезли, наверное... - у меня каждый день по десятку образцов на лабораторный стол попадает. Ягель - точно был. Давно... В первые дни, когда ещё "аномалия не закрылась"...   - Правильно! Никто ничего не знал, а Соколов уже настраивал народ на автономное существование. Раздавал людям указания, что бы при случае брали на заметку любой растительный ресурс, которого в окрестностях много.   - Странно, ягеля здесь нет, он - на севере. Не ближе Ольхона, если по карте растительности смотреть...   - Вот именно. Первый дальний маршрут разведки. И сразу - привезли целый мешок. По одному слову... - лучше промолчу.      Когда любимый мужчина ложится спать сильно не в духе - хорошего не жди. Он и проснется таким же... Оно мне надо? Вот именно! А что ему надо? Вернуть привычное самоуважение. Хоть в малости... Со стороны заметно, как уязвило Володю добродушное пренебрежение Соколова к его авторитету "работника органов". Не привычен... Впрочем, о таких делах я подумаю после. Сначала - сеанс женской психотерапии. Тонкая лесть...      - Спишь? - начнем осторожно, издалека.   - Отвяжись, пожалуйста! - ага, отозвался. Звуковой контакт с пациентом установлен. Можно заливать...   - Объясни, почему аборигены у морпехов тюк украли? Ведь воровство в тайге - страшный грех, - смешок.   - Это у людей воровать нельзя. А у чертей или, по-местному, у злых духов - вполне можно. Даже нужно.   - Значит, по их понятиям, мы не люди? - с такой точки зрения я вопрос не изучала. Хорошо это или нет?   - Для них любой чужак - почти не человек. Мы - так вообще. Не бери в голову. Раз не уважают, то пускай хоть боятся. Целее будем, - после паузы, - Ведь могли и зарезать "полосатого", повезло дураку, - перевернулся лицом к стенке и заснул... Или сделал вид. Но, успокоился. Оставил за собой последнее слово... На мужики, а малые дети... Обозвал другого нехорошим словом и сам в это поверил. О, мой народ...      Утром следующего дня обменялись впечатлениями и оценили "настойку Кротова" как годную. Похмелья ни в одном глазу. Послевкусие... ну, в пределах допуска... Если вспомнить, какой жор напал на собравшихся... Надо брать рецепт! Сделала, для очистки совести, химический анализ и отправилась с ответным визитом. У народа выходной. Ждем открытия "аномалии". Какой смысл затевать дела, если есть вероятность объявления срочной эвакуации? Скажут - смываемся и побежим. Как "эти" бежали... А тупо сидеть на чемоданах - скучно.      Попробовала, намеками, прояснить обстановку. Не верю, что Володя так завелся на пустом месте. Нужна более веская причина. Слово за слово. Из оговорок и полунамеков (основная тема была о ягеле и возможности им разжиться, если понадобится) сложилась картина. За неделю с лишним активного общения в неформальной обстановке языки развязались и основные фигуранты проекта подверглись народному обсуждению. На первом месте в табеле о рангах - Соколов. На втором, как ни удивительно - Володя (не зря он в неформальные лидеры метил). Но, на втором... Для военнослужащих - тоже. Привычная корпоративная солидарность не сработала... С точки зрения "инженерника", непонимание важности собак в тайге - колоссальный ляп. А учитывая, что наш проект курирует ВМФ, а не "сухопутчики" или ФСБ - недоброжелатели Володи получили крупный козырь. Сами они про собак тоже забыли (моряки), но когда есть на кого свалить собственную оплошность - отчего нет? Вот... А потом - зазвонил полевой телефон. "Аномалия" открылась штатно. Поводов к эвакуации нет. На той стороне - наше время. Точность совпадения места открывания "дыры" с прежним её положением - поразительная. До сантиметра... Точность совпадения хронологии - выясняют. У команды Радека больше ничего узнать невозможно - все пашут, как проклятые, изменяя и фиксируя разнообразные "параметры". С "той стороны" - готовят торжественную встречу героев. Президент на Новую Землю - не прилетел, зато - прислал подарки. Всё...         До сих пор не понимаю - как мы могли быть так беспечны? Если теперь вспомнить всё происходящее и прикинуть - в высших сферах, наверное, бушевал самый настоящий "пожар в публичном доме во время наводнения", временами, для пущего разнообразия, перемежаемый подземными толчками. И у нас что? А ничего! То же самое... О реальности - никто не думал, Зато, вокруг открывшейся "дыры" закипели настоящие шекспировские страсти... И ветер. Затяжной циклон в районе Новой Земли XXI века прекратился. Разница атмосферных давлений между нею и Прибайкальем (перепад высот с полкилометра), превратила "сквозняк из будущего" в маленький ураган. Что-то вроде я раз наблюдала на экскурсии в зернохранилище, когда струя воздуха из вентилятора сушильной установки "в ноль" сметала мелкий мусор за десятки метров от стены здания, в которой он был закреплен... Пробираться в родное время теперь приходилось отворачивая голову от мешающего дышать потока и крепко цепляясь руками за перекладины предусмотрительно уложенной поверх транспортера лестницы. Неприятно... Прогноз погоды облегчения не обещал. Хорошо хоть в родных краях дождя нет. Лезть в "дыру", из которой на тебя несется поток холодных брызг - удовольствие ниже среднего. Своего рода намек - "Оставь надежду вернуться, всякий сюда входящий". Эх... Кто бы мог подумать, что это не начало хорошей жизни, а самый её конец? Даже профессор Радек о подобном варианте не подозревал... Но, всё по порядку.      "Президент прислал подарки". Какая казенная фраза. На самом деле вышло затейливее. Часовой, первым обнаруживший открытие "аномалии", действовал по инструкции - сообщил "о факте" дежурному по лагерю и, дождавшись разводящего, первым вылез на противоположную сторону, держа оружие наготове. Мало ли что? А на той стороне - наполовину свернутый лагерь... и почти недельная разница во времени, набежавшая между "нашим" и "не нашим" историческим периодом. Это он выяснил у первого же встречного. Грубо говоря, мы прожили в средневековой Сибири "день за два". По родному времени - я стала старше. А ещё на Новой Земле нас почти похоронили. Честно! Следственная комиссия работу закончила. "Групповой несчастный случай"... Почувствуйте себя покойниками! Если кто-то думает, что удравшие перед самым закрытием "аномалии" чины эти две недели просидели, сложа руки... О! Вы плохо думаете о людях. Они "планово сворачивали проект"... и заодно с ним - всех нас. Оказывается, "дыра" открывается "из прошлого - в будущее". В перерывах между - приборы XXI века её присутствия не чуют... Лишний аргумент перестраховшиков. Всё! Феномен исчез. Они сгинули бесследно.      Нет, по-человечески гадов понять можно. Но, одно дело - чудом спастись с терпящего катастрофу корабля и совершенно другое - "самовольно оставить терпящий бедствие корабль"... Тонкие грани смысла, не доступные простой женщине, но с полуслова понятные армейцам. Особенно - флотским. Нам фантастически повезло, что вылезший посреди безлюдного пляжа (на Новой Земле аномалия сильно сместилась к югу) часовой проявил типично солдатскую находчивость. Не побрел искать начальство, а сам, буквально силком загнал в невидимую в полумраке "дыру" попавшегося ему по дороге сослуживца. Просто не поверил, что лагерь сворачивают. Ну, и взял "языка"... А потом - Володя целиком завладел инициативой. Оказывается, перед лицом общего противника, они с Соколовым прекрасно друг друга понимают. Заручившись мнением Радека, что очередной цикл устойчив и сюрпризов не ожидается, наши вожди выбрались на по-прежнему пустой пляж (пропавшего солдатика ещё не хватились) и двинули... А вот и не угадали... Не к базовому лагерю, а непосредственно на "Оленегорский горняк". За помощью и поддержкой. К полковнику Смирнову, свет Андрею Валентиновичу... Главному начальнику экспедиции, имеющему прямой канал связи с руководством ВМФ. И грянул скандал... По-русски дикий, бессмысленный и беспощадный.      Я в скандалах ничего не понимаю. Потому сидела на уже привычном берегу Байкала ещё два дня, рожая отчет о проделанной работе. Честное слово - думалось просто чудесно. Даже ветер не мешал... Задраилась в "жилом модуле" и стучи по клавишам. За окошком - солнышко светит, лес шумит, хорошо. Володя приходил "с той стороны" (почти открыто подразумевалось фронта) вечером. Усталый и довольный, как бывало раньше. Приносил новости и гостинцы. Шла большая игра... Банда пугливых начальников, с великим искусством, две недели создавала в Администрации Президента "правильное впечатление" о творящихся вокруг "аномалии" событиях. Никто не рискнул прямо доложить о её закрытии. Нет... Сначала сообщили о "временной эвакуации части командного состава" (это они про себя любимых). Потом - о "перебоях в сообщении между эпохами". До окончательного накрывания проекта гробовой плитой оставались считанные дни. Специально созданная комиссия (из тех же самых персонажей) должна была, под роспись, официально узаконить наше "пропадание без вести при исполнении особого служебного задания", а ответственные лица - получить приличествующие случаю плюшки и награды (они же жизнью рисковали, на переднем крае науки, блин) и тут случилось явление потерявшихся скорбящему населению. В полном здравии, но - с на неделю отставшими часами. М-да!      Для начала - нас принялись спасать. По инерции. Как же, люди в отрыве от цивилизации выживали почти на подножном корму, окруженные враждебными туземцами. Из украденного тюка с палаткой (как доказательства агрессивных намерений) раздули едва не боевые действия. Потом - дошло. Но, толика славы и уважения, всем вернувшимся "с той стороны" - перепала. Особенно, когда раздали специально присланные "от президента" комплекты экспедиционной униформы. Очень симпатичные комбинезоны, куртки, свитера и даже кепки, украшенные вышитой надписью-эмблемой "1628". Всё "по западному". Видимо, в этих праздничных одежках мы были должны встречать высокое начальство по ходу посещения им "новой территории демократической России". Теперь, когда стало ясно, что Лунтика, в подозрительную "дыру" - пинками не загнать (панические рапорты сделали черное дело), припасенные одежки просто отдали носить. По недосмотру, всем поголовно. Включая срочную службу. Гражданским - однотонный вариант. Военным - камуфляжные. А возможно - это была такая хитрая политика. Показать иностранным журналистам (сопровождающим правительственную делегацию), что "аномалию" исследуют гражданские специалисты, при поддержке обычной охраны, а армия - совершенно не при чем. Ну, почти...      Весьма скоро, нам начали бешено завидовать. Особенно, не попавшая в первую партию команда с БДК. Действительно, с их точки зрения - получилась нехорошая лотерея. Одним - слава и красивые шмотки. Другим - ничего. Подстрекательскую роль сыграли и фотографии. Володя таки не уследил. Наглядные свидетельства "приключений в прошлом" потрясли воображение личного состава. На стол к Смирнову легла пухлая пачка рапортов о переводе в "действующий контингент". Ладно бы, одни романтически настроенные солдаты писали. Все писали! БДК, в одночасье, стал символом скромного героизма и верности воинскому долгу морпехов, выгодно выделяющимся на фоне "этих там сухопутных". Фотографии бегущих от опасности старших офицеров мгновенно разошлись по рукам моряков. Думаю, это была маленькая месть Володи недавно "кинувшим" его столичным интриганам. Хотели славы? Получите-ка позорище... "Космонавты", как постоянные посетители "аномалии" тоже нарядились в фирменную униформу "от президента" (гулять, так гулять) и воспряли духом. Язвительнее всех, по поводу инцидента, шутили именно они. К сожалению, кумулятивный эффект от всего перечисленного бедлама вышел скорее негативным. Кому-то в Москве вожжа попала под хвост... И грянул административный гром.      Не, внешне, всё вернулось к состоянию полумесячной давности. С той поправкой, что носители "президентского прикида", по факту, оказались уравнены в правах между собой. Работяги и научники, рядовые и офицерский состав... На новой форме одежды не предусмотрели знаков различия... Потом - поползли слухи об изменении статуса экспедиции и переподчинении её из ведома ВМФ в иной слой "вертикали власти". Потом - разнеслась молва, что каждому участнику "погружения в прошлое" (вот же термин выдумали) будет выдана книжка "Участника боевых действий", якобы - в связи с особым риском для жизни. А потом - Володя пришел чернее тучи и сказал, что профессор Радек всё испортил. Из его новых расчетов якобы следует, что "аномалия" перешла в стабильный режим существования и будет открытой долго, возможно - несколько ближайших лет.      - Так радоваться надо! - первое, что у меня вырвалось от такой новости, - Пронесло.   - Нечему радоваться, - огрызнулся любимый мужчина, - Профессор совершенно не умеет держать линию. На него слегка надавили и он сочинил самый оптимистичный прогноз, какой только сумел... Хочет враз стать академиком... А его ассистенты считают, что для долгосрочных прогнозов, их куцей статистики - совершенно недостаточно. Даже среднесрочные (на месяц-другой) - требуют уточнений, измерений и дополнительных исследований...   - И кто прав? - молча пожал плечами, - Это очень опасно? - в принципе, можно и ещё чуток "поробинзонить". Мне понравилось.   - Вот! - значительно поднял палец к матерчатому потолку, - Правильно ставишь вопрос, Галчонок. Если профессор прав - так и черт бы с ними со всеми. А если - он ошибается? Он ведь уже не раз ошибался...   - Подумаешь, - на мой взгляд, положение экспедиции значительно выправилось. Одних сухих пайков, за последнюю пару дней, в "дыру" уже отправили двойную месячную норму, - Перекантуемся как-нибудь. Народ подобрался дружный. Ты сам видел...   - Вот именно! - ещё больше помрачнел, - Соколов - тот ещё крендель. За неделю, из собранного с бору по сосенке контингента, сколотил костяк личной банды, - усмехнулся, - Это не я сам так думаю, это я типичный донос цитирую.   - Они? - уточнять, кто именно мог сочинить подобную клевету, не требуется.   - Они... - подтвердил Володя, - Господа уже считают, что их обманом оттерли от заслуженных почестей.   - Не простят? - кивнул.   - Хуже... Требуют смещения и назначения вместо Соколова более достойного доверия человека.   - После всего случившегося?! - воистину, человеческая подлость и наглость беспредельна... Можно подумать, их из "аномалии" кто-то палкой выгонял.   - А что им остается? - криво усмехнулся, - Смириться с записью в личном деле о "неполном служебном соответствии"?   - И некому разобраться?   - Сейчас в Москве идет драка. Каждое ведомство, закусив удила, проталкивает свою версию событий.   - А твоё мнение разве в расчет не принимают? - пора немного подсластить пилюлю.   - Я теперь "заинтересованное лицо"... В объективность играют. Представляешь, чем эта игра закончится?   - Чего там представлять, - сталкивалась, в своем курятнике, - Компромиссом. Типа, пусть славы достанет всем поровну и никто не уйдет обиженным. Трудно, что ли пустить в "аномалию" всех к ней причастных разом. Для галочки... Иначе - не успокоятся. Вон - командование БДК подало официальный запрос совершить экскурсию... Меня пригласили им лекцию прочесть. О природе и животных Южного Прибайкалья... - честно, так и есть.   - И что, теоретически, может получиться? - вот тут мне стало по настоящему страшно, - Если аномалия именно в этот момент возьмет и закроется? Там ведь очень хитрый феномен. Помнишь, как она, в 91-м году, на простую монетку реагировала? Чем больше людей, тем больше риск.   - Ну, не звери же мы... - почему он молчит? - Поделимся, потеснимся, найдем общий язык... - молчит...   - Ты в офицерской столовой "на материке" давно последний раз была? - зачем он это спросил? Ой-ой-ой! Лучше бы мне этого вообще не знать. Или... там постоянно идут такие разговоры?   - У тебя плохое настроение, так и мне его испортить решил? - вот не буду стучать на посторонних людей.   - Эх, Галчонок... "Надейся на лучшее, а готовься к худшему" - пессимист... Язва мировая... Тьфу!      Про офицерскую столовую он правильно догадался. Хотя, почему догадался? Небось, регулярно оттуда информацию получает. Специальность обязывает. Не аппаратной прослушкой, так через информаторов. Было дело, сама немного соприкоснулась с нравами и темами тамошних разговоров...      С легкой руки Соколова, поставка свежей дичи, на стол жителей в "аномалии", стала обычным делом. Караулы (правильнее сказать "секреты") так как они прячутся от посторонних глаз в хорошо замаскированных укрытиях-землянках с несколькими выходами через так же замаскированные траншеи, сообщают разводящему о подходящей "цели". Дежурный стрелок, с "дежурным ружьем", спешит по вызову и редко возвращается без добычи. Обычно, вызов подгадывают к моменту смены часовых (подрабатывающих носильщиками), что б не напрягать посторонних людей... Зверья вокруг ненормально много. Словно не дикий лес, а филиал зоопарка... Затем - добычу осматривает врач. Это верно. Очень толстого и даже внешне аппетитного медведя, например, забраковали. Какие-то паразиты... Бр-р-р! Потом - я беру пробы тканей для биохимического анализа. Потом - добыча идет в общий котел. По совету Владимира (интриган), я познакомилась с кулинарами из столовой на "большой земле" и коком с "Оленегорского горняка". От предложения произвести взаимовыгодный обмен продуктов длительного хранения (береженого и бог бережет) на свежее мясо "оттуда" никто не отказался. А раз так - я теперь вхожа и туда, и туда. Хотя женщина на борту БДК - не очень хорошая примета. Могу войти в столовую без приглашения и покушать "как своя". Расход позволяет. Документов не спрашивают. Магическая нашивка "1628" на фирменных комбинезонах участников экспедиции заменяет верительные грамоты. Шеф-повар офицерской столовой, с моей подачи (по Володиному наущению), даже провел с Соколовым сепаратные переговоры на предмет поставки (в случае приезда президента) цельной туши оленя или крупного козла, для зажаривания на вертеле целиком. Надо же удивить главу государства экзотикой. Короче, пользуюсь мелкими радостями блата. Иногда - злоупотребляю. Последний раз, скажем, провела с собой двух человек, которым вообще-то в офицерской столовой не место. Одетого в новый камуфлированный комбинезон с магической нашивкой морпеха-срочника и интеллигентного дядьку, из "работяг с допусками". Закрутились и опоздали на ужин, а ждать очередной остановки транспортера было невмоготу. Ну, и нарвались на местное "гостеприимство"...      То есть, внешне - всё шикарно. Дощатые полы (а не вытоптанная земля, как у нас в лагере), яркий свет, на кухонном персонале - белые халаты, срочники в белых фартуках (вместо официанток) разносят заказы по столам. Господа начальники потребляют жаркое, вдумчиво комментируя вкусовые оттенки "экологически чистой" оленины (прямо обнародовать происхождение мяса нельзя, секретность на Новой Земле свирепствует), по сравнению с дичью добытой при разных обстоятельствах на Большой Земле. На лицах написано довольство своей "избранностью" и "причастностью" к важному государственному делу. Не каждому дано, понимаешь... А тут - мы. В форменных комбинезонах... Это значит - только что "оттуда". И мимо столов сразу - к раздаче. С подносами. Словно не солидное заведение посетили, а в рабочую столовку зашли перекусить.      - Картошечка! - солдат буквально вчера из дальнего рейда. Неделя на концентратах и плохо прожаренном диком мясе (к тому же уже заметно приевшемся) дает о себе знать, - и хлебушка, побольше, можно?   - И мне, тоже, картошки, пожалуйста! - хлебушек, это чересчур. Работа-то сидячая. Однако, дух жареного сала действительно манит. Прекрасно понимаю героев Фенимора Купера, которые, посреди изобильной дичью Северной Америки искренне тосковали по простецким английским лепешкам.   - Присоединяюсь! - работяга заговорщически сверкнул в мою сторону очками. Осталось улыбнуться... По меркам заведения, мы продемонстрировали плебейский вкус... Но, повара меня узнали и о причинах странного выбора догадались.   - А кусковой сахар есть? - тоже кстати. Привычка к "чайной церемонии" с кусковым сахаром стала элементом быта. Даже среди научников. Удобная штука, кто понимает. Солдат по-своему прав... Уже не раз ловила себя на мысли, что, вернувшись, домой, обязательно накуплю колотого рафинада и иногда, на страх родным, буду чаевничать "по-походному". Бывает такое настроение, что без заварки "прямо в чашку" и колотого рафинада - жизнь кажется невкусной.   - Вам чайник на стол поставить? - для солдат в передниках, дежурящих на кухне, "аномалия" окружена романтикой и страшными слухами. Выходцы оттуда - настоящие герои. И при этом - не задирают нос...   - Если вас не слишком затруднит... - благожелательно отзывается работяга, почти профессорским тоном.      Хлеб и картошка, в отличие от сухих концентратов, попадают в "дыру" с перебоями. Тупо негде хранить. Вездесущие мыши с бурундуками - буквально прыгают на голову, проникают во все щели... и грызут... Ядами с ними бороться нельзя. Это не склад вооружений, где допустимы "острые" меры. А строительство полноценного хранилища продовольствия "за чертой" непрерывно откладывается. Якобы - по причине более срочных работ. Впрочем, доля истины в этом есть. Дерево - грызунов не удержит, а капитальное каменное сооружение - быстро не возвести. По той же причине технически невозможно полноценное картофелехранилище. Жаль, жаль...      Иногда, в незнакомой обстановке, лезут в голову странные мысли. Отчетливо помню, что не собиралась подслушивать чужие разговоры. Есть хотелось зверски. Кто же виноват, что мы сидели молча, а собравшиеся галдели? Кто виноват, что различать научников от остальных участников экспедиции в лицо наши начальники так и не сподобились? Ну, пришли... Ну, сидят и подъедают оставшийся от нормальных посетителей гарнир... Чего шпаков стесняться? А разговорчики-то, если подумать, совершенно не предназначенные для чужих ушей. О планах временного перебазирования основной части людского контингента "на ту сторону". Не менее чем... Похоже, своим появлением мы оживили тлевшую дискуссию в стиле "что будет, если", придав ей новую остроту.      - ... а этих остряков - куда-нить в Латинскую Америку надо, да во время военного переворота. Чтоб они на своих шеях узнали - что это такое, - ораторствовал маленький пучеглазый авиатор, запомнившийся со времени "бегства из прошлого" сходством с больным поросенком, - А я хорошо помню, что это такое - разговаривать с невооруженными штатскими долбоебами имея на руках оружие и возможность стрелять. Ух, как распирает! - по всей видимости, он имел в виду невидимую полосу отчуждения, пролегшую с того момента между драпанувшими офицерами и "нижними чинами" (к каковым, большезвездное собрание, без сомнения, относило и солдат-срочников), - Блин, вот те же учения или там стрельбы, или там побомбить кого (чего) либо, для меня - в кайф. А войну все равно не люблю...      Помню, как напрягло меня совершенно одинаковое выражение на лицах сидящих напротив меня дядьки в очках и морского пехотинца. Оба, совершенно очевидно, уже не впервые слышали в свой адрес подобные речи... Кривые ухмылочки, синхронно возникшие на не замутненной интеллектом роже солдата (явно не считающего себя частью военной касты) и тонком умном лице безработного инженера с оборонного завода из Северодвинска, будто током ударили. Такое впечатление, что каждый из них одновременно подумал о своём, но пришел к одному и тому же выводу, неприятному для болтливого майора. Словно сговорились. Спрашивать, что именно их позабавило, тогда показалось неуместным. Мало ли... Теперь, после Володиных разъяснений, кое-что начало доходить... А если припомнить, что примерно такими же ухмылочками, думая, что я не вижу, обменивались моряки с БДК, когда часовой, без вопросов, пропускал меня на борт, одновременно преградив дорогу сухопутному чину из этих...      - Силен, "защитник отечества"? - поймав мой взгляд, вдруг спросил инженер, - Отец солдатам, герой и опора режима... - и демонстративно сверкнул очками в сторону "господского" стола.   - Ну, - выдавила я из себя неопределенное, - В чем-то, он прав. Что могут штатские против военных? Кто с оружием, тот и власть, - теперь уже солдат уколол меня взглядом... причем, ухмыльнулся невесело. Злее...   - Они защитят... - с комедийной интонацией, покладисто прокряхтел инженер, - Как уже Союз защитили...   - Тогда, кто? - наверное, это прозвучало беспомощно. А если подумать - политически провокационно. Я тут - не сама по себе. У меня муж есть. При должности и обязанностях... Или, сейчас меня саму провоцируют?   - Хотите, я историю расскажу? - уклонился от ответа мужичок, - Про беззащитных штатских и доблестную "россиянскую" (почему-то резанул ухо сарказм и подчеркнуто исковерканное слово "российская") армию? Тут, "на северах" - народ простой. Что было, про то и говорим... - осталось пожать плечами. Ладно, рассказывайте.      Ох, чую, что сказочка предназначалась не только мне. Убирающийся рядом солдат из кухонного наряда начал водить тряпкой по столу уж совсем медленно... Да и морской пехотинец слушал внимательно... А чуть позже я заметила, как недоуменно примолкли до того беззаботно болтавшие за едой господа офицеры. Голос у мужичка оказался на удивление хорошо поставленным, без преувеличения профессорским. Вроде бы и негромкий, а словно в институт на лекцию попала...      - Дело было рядышком, примерно три года назад, - начал он нейтрально, - Раньше здесь был Советский сектор Арктики, потом - международные воды, а теперь Норвегия, королевским указом, объявила окрестности Шпицбергена "двухсотмильной рыбоохранной зоной". В одностороннем порядке... Наши эту инициативу не признали, но и внятно свою позицию не выразили. Получилось, что рыбаки промышляют в тех водах на свой страх и риск. Бросила их родная держава на произвол судьбы. Попадется навстречу норвежский сторожевик - пиши, пропало. Замордуют проверками и обязательно к чему-то придерутся. А там - плати штраф. Могут и судно конфисковать, да... В точном соответствии с пожеланием своей левой ноги... По "праву вооруженного"... Как майор всем только что объяснял. Рыбаки пищали, пытались жаловаться, писали письма в инстанции. Без толку.   - А как же наш флот? - заинтересовался историей морпех.   - А наш флот, в международных водах - сила нейтральная. Норвежцы поставили вопрос так, что считают двухсотмильную зону в окрестностях Шпицбергена, своими "территориальными водами". Вторжение боевого корабля в чужие "территориальные воды" - международный скандал. Тем более, что Норвегия - член НАТО...   - А как же рыбаки?   - Рыбакам и гражданским судам в чужих территориальных водах плавать можно, но рыбу ловить нельзя.   - Так ведь ловят?   - Ловят... Повезет - не повезет. До того момента, повторяю, норвежцы особенно не зверствовали. Но, 14 октября 2005 года, у них приступило к работе новое правительство. К этой же дате решили произвести показательное задержание нескольких российских судов и показать, кто теперь на море хозяин. Причем, координаты выбранных для экзекуции траулеров явно сообщили из России. Сами норвежцы быстро найти их в море никак не могли. Короче, началось с того, что норвежский корабль береговой охраны "Тромсё" остановил русский траулер "Электрон" и, после обвинения в браконьерстве, потребовал под конвоем следовать в норвежский порт. Особенно забавляет, что готовый акт о досмотре судна был датирован 14 числом, а на календаре было уже 15 октября. Чистая провокация...   - И что наши? - забыл про стынущую картошку морпех, а кухонных рабочих рядом оказалось уже двое...   - Капитан был старой закваски, плавал больше тридцати лет. Он привык, что в таких случаях достаточно дать радиограмму, и, после ноты МИДа, ситуация волшебным образом рассасывалась. Но, настали новые времена... Сначала он тянул время. Потребовал дозаправки судна (удачно подошел танкер, а до Тромсё больше 2-х суток хода), отбил радиограммы во все мыслимые инстанции и ждал помощи. О родного "россиянского" государства, - тут инженер сделал выразительную паузу, - от доблестной "россиянской" (снова это словечко) армии, наконец. Разбойники! Спасите-помогите! А в ответ - молчание... А норвежцы - уже высадили на судно досмотровую партию. Утром, 16-го числа, капитану объявили, что траулер арестован. Изъяли судовые документы. По всем нормам - это пиратство.   - А дальше? - картошка забыта, уборка отложена "на потом", в столовой царит напряженная тишина.   - Капитан сделал по радио официальный запрос - "Не вошла ли Россия в состав королевства Норвегия?" - за спиной тихие смешки, - Ни комитет РФ по рыболовству, ни управление погранслужбы Мурманской области ему не ответили, но отозвалась компания-судовладелец - "Сведений не имеем". Тогда капитан повел судно на прорыв. Приблизительно по той же трассе, которой в войну ходили северные морские конвои. Не обращая внимания на попытки норвежцев его задержать или заставить изменить курс. Трое суток, непрерывно маневрируя, стопоря и снова давая полный ход, что бы помешать норвежцам высадить на судно настоящую группу захвата. Под артиллерийским обстрелом сторожевика и зажигательными бомбами, которые бросали самолеты, "Электрон" прорывался домой. На помощь "Тромсё" подоспели ещё три военных корабля Норвегии. Когда ситуация стала совсем критической, капитан вышел на связь с норвежским командованием и предупредил, что если попытки захвата судна будут продолжаться, то, - пауза, - он поднимет на мачте советский флаг и пойдет на таран... - очередная эффектная пауза, - тут пыл норвежцев сразу иссяк, - откровенные смешки солдат и злобное пыхтение со стороны "офицерского стола", - До территориальных вод они за "Электроном" гнались, но на абордаж уже не отважились. А помощи с Родины не пришло никакой... Зато, на границе российских территориальных вод траулер встретил БПК "Адмирал Левченко"... и объявил, что судно арестовано. Те есть, вся провокация была согласована в Москве, на самом верху. Героические действия капитана нарушили согласованный ход событий. Доблестный военно-морской флот России трое суток (!) слушал по радио, как наших граждан бомбят и обстреливают, но палец о палец не ударил для их защиты. Зато на родном берегу капитана "Электрона" немедленно посадили в тюрьму "за самоуправство". Он де, своими преступными действиями, мог вызвать вооруженный конфликт...   - Раком встань, сними штаны - лишь бы не было войны! - издевательски пробурчал под нос морпех.   - Могли бы прямо к военным обратиться, - послышалось робкое предположение с "солдатской" стороны.   - Могли! - охотно согласился рассказчик, - Всё время обращались! Держали постоянную связь с БПК "Адмирал Левченко". В ответ на просьбы о помощи с "Адмирала" отвечали, что не могут развить полный ход по причине шторма, а команда - поголовно слегла от морской болезни, - морпеха передернуло от отвращения...   - Господин авиатор, - чувствуя поддержку и интерес, инженер, через стол, обратился к свинообразному майору, - Не потрудитесь ли объяснить, почему норвежская авиация на бомбежку "Электрона" летала, только шум стоял, зато наша - оправдывалась ссылками на нелетную погоду? Кого страна защищает на самом деле?   - Без приказа армия действовать не может! - повизгивающим от негодования голосом (какой-то шпак, его, целого майора ВВС, запросто окликает?) отрезал пучеглазый, - Вот если бы отдали приказ, то тогда...   - Слышали? - инженер театрально развел руками, - На "Адмирале Левченко" тоже "ждали приказа". Для ареста "Электрона" у них приказ был, а для его защиты - нет. "Без приказа воевать невозможно!" - жалобным визгливым тоном передразнил он авиатора, - Без приказа, только в безоружных гражданских стрелять хорошо? - подбил он итог уже нормальным голосом, - Правда, господин майор? - да, видно, эти двое уже не раз пересекались.      Пучеглазый задохнулся от негодования... и промолчал. Наверное, уже имел печальный опыт попадания инженеру на язык. Прочие обладатели звезд на погонах отмолчались. То ли не хотели встревать в сомнительный спор, то ли боялись потерять остатки авторитета. Мирная застольная беседа на глазах повернулась совершенно не той стороной...      - А теперь, - как ни в чем, ни бывало, повернулся к солдатам оратор (и когда он ухитрился свою тарелку опустошить?), - самая мякотка! У норвежцев, к тому времени, уже имелся приказ "стрелять на поражение". С самого верха... Там, тоже военные. Тоже дисциплина. Что сделал командир "Тромсё" Ярле Видеволд, получив прямое указание расстрелять из пушки мирный рыбацкий траулер? - вот теперь я знаю, что это такое, "звенящая тишина"...   - Ну? - выдохнул кто-то самый нетерпеливый...   - Он официально доложил, что "после пристрелки пушку заклинило и вести из неё огонь нельзя". Поставил крест на своей карьере военного моряка и вылетел со службы. У человека была совесть. Он русских рыбаков пожалел. А собственная армия, - выразительная пауза, - сдала их с потрохами... Как в 1991-м году... - добавил он совсем тихо, - Спасение погибающих - дело рук самих погибающих. На "официальных защитников" - надежды нет.   - Что вы себе позволяете?! - взвился пучеглазый... но, словно напоролся на взгляд морпеха. Очень пристальный и уголовный. Столкнувшись с таким взглядом в глухой подворотне, мирные граждане, не дожидаясь продолжения, сами выворачивают карманы...      Срок открытия перехода ещё не настал. С кузова подъехавшего вплотную грузовика на бегущую в серую пустоту ленту транспортера ставили и ставили какие-то упаковки. Последние дни переброска грузов "на ту сторону" шла круглосуточно. Похоже, что в "дыру" поспешно совали подряд всё, что только пролезало в узость "временного коридора"...      - Уволят тебя, Михалыч, - резюмировал солдат, пока мы брели к "аномалии" сквозь прозрачный сумрак "белой ночи", - Ребята, про этого майора Логинова, нехорошее рассказывали. Гнида он злопамятная, и стукач...   - Уп-ф-ф! - я не смогла сдержать нервный смешок.   - Слышал? - инженер остановился, чуть не дойдя до работающего транспортера, - даже Галине весело...   - Не боишься? - теперь в ответ хмыкнул уже инженер...   - Пока моя работа нужна - ни капельки, - на гордо поднятой голове задорно блеснули очки, - таких вот майоров, в России - "пучок на пятачок в базарный день". Зато специалистов моего профиля - вузы не выпускают уже десять лет... И замены нет. Заморится доносы писать, - помолчали...   - А это правда? - снова подал голос солдат.   - Что?   - Про командира норвежца, которого с военной службы выгнали.   - Правда, - инженер почесал кончик носа, - когда судили капитана "Электрона", он выступал свидетелем. Был одет в гражданку... и вообще.... У меня знакомый в том деле участвовал. Уволили, "по статье", с позором...   - Жалко... - подумав, выдал морпех, - Вроде и "не наш", а нормальный мужик оказался. Куда ему теперь?   - Говорят, что новую работу ему нашли очень быстро. Оценили твердость характера. Норвегия - страна маленькая и дружная. В отличие от... Он теперь получает в семь раз больше, чем раньше... Везде есть приличные люди. Просто мало. Не всякому так повезет... - каждый задумался о своем, пока не вспыхнул разрешающий сигнал, - Время! Пошли...      Кто бы мне тогда подсказал, что это были мои последние минуты дома? Я бы хоть телеграмму отбила...         О плохом писать трудно... А вспоминать - ещё тяжелее. Страшное, мучительное ощущение, что "если бы вот это и это сделать иначе" (повернуть не налево, а направо или вообще пойти другой дорогой), то всё могло повернуться совершенно по-другому. Самообман, фикция, а нервы мотает - хуже зубной боли. У каждого своя точка зрения, какой именно момент наиболее вероятно вызвал катастрофу. Так что, могу кратко перечислить:      Во-первых, как и полагается, во всех наших бедах - виноват лично "Лунтик". Он наложил лапу на набор "артефактов", найденных в ходе обследования окрестностей "аномалии". И отказался возвращать подношение, хотя к нему было приложено собственноручное письмо профессора Радека о тонких зависимостях между теми предметами, что прошли через "дыру" и режимом функционирования самой "дыры". Лично мне кажется, что президент эту его писульку даже не читал. С каких пор султана, получившего подарок от мелкого вассала, интересует мнение того ничтожного, кто это чудо реально добыл (поймал диковинного зверя или там первый поднял метеорит)? Вот и...      Во-вторых, это уже мнение Владимира - всему причиной дикий бардак, последовавший сразу же после принятия "Решения о Новоземельской Аномалии". Если в двух словах, то и тут во всем виноват "Лунтик". Президент расхотел делиться новой игрушкой (проходом между мирами и эпохами) со своими "международными партнерами" (как вариант, собрался поделиться, но не с теми, кто имел на неё право "на самом деле"). Теперь мы никогда не узнаем, то ли Штаты наехали на Евросоюз, то ли Европа на Штаты, но только обойденная сторона потребовала открыть секретный объект "Остров" на Новой Земле для группы "независимых экспертов"...      В-третьих, что, на мой взгляд, самое главное - топорный стиль исполнения "Решения". "Вали кулем - потом разберем!" Кому пришла в голову идея "временно" (ну, разумеется, временно) перебазировать личный состав "основного" лагеря за пределы зоны внимания пресловутых "независимых экспертов" (то есть, прямо в "аномалию") - тайна, покрытая мраком. Нашли укромный подвал, ага... Наверное, из Москвы "Решение" выглядело оригинально. Прилетают сюда на вертолете незваные гости и видят только обезлюдевший берег, наполовину демонтированный лагерь (как и неделю, назад, когда нас только-только "похоронили"), плюс - отсутствие активности "аномалии". Она ведь действительно, после перехода в "стационарную" фазу, стала незаметной. Если убрать ориентиры - клочок туманного воздуха на пляже. Ни радары её не чувствуют, ни радиоприемная аппаратура... Видят, что у русских тоже ничего не получилось, собирают манатки и, успокоенные, проваливают восвояси. Политики, на самом деле - натуральные малые дети. "Мама купит мне козу - я тебе не показу..." Моя игрушка!      Про путч и предшествующие события даже вспоминать не хочу. Хотя, надо... Своего мнения по данному поводу у меня нет до сих пор. Сошлюсь на чужой авторитет. Володя охарактеризовал всё эту заваруху сразу и однозначно - "заговор перепуганных идиотов". Хуже, чем в Гражданскую. Там "белые" больше воевали друг с другом и населением, чем с "красными". Здесь - точно так же перегрызлись на предмет "кто самый главный" и вздумали наскоро поспорить с природой. С климатом, со временем, с дикой и полноводной Ангарой... Ладно, по свежей (пока) памяти, больше для истории (самонадеянно надеюсь - она у нас будет), чем для себя. Итак!      Нашествие "туристов" предполагалось, как вариант весьма маловероятный. Всё же - "режимный объект". Для галочки, приготовили поляну. Рядом сложили, аккуратным штабелем, не раскрытые "жилые модули". Но, когда из "дыры" вдруг поперла толпа праздных, нарядно одетых людей - с непривычки растерялись. За какой-то час, численность населения лагеря выросла почти вдвое. Моряки с БДК, как плановая экскурсия ожидались. Но совместное с ними нашествие начальства - уже нет. А перебазирование на нашу сторону "штаба", во главе с полковником Смирновым - разметала едва сметанную на живую нитку систему экспедиционных отношений... Новая метла по-новому метет... Первым делом, едва уложив вещи, милейший Андрей Валентинович ( в миру - совершенно безобидный дядька), вызвал к себе "на ковер" Соколова с Володей и принялся закручивать гайки. Такое впечатление, что его самого буквально перед перебазированием, накрутили "по самое немогу". И пошло.      Почему солдаты одеты не по форме? Молчать! Приказываю немедленно привести внешний вид рядовых в соответствие с уставом! (переводя на русский язык, "президентские комбинезоны" - снять) Почему питание личного состава и вольнонаемных, происходит в одном помещении и по непонятно каким нормам? Молчать! Привести прием пищи в соответствие с наставлением... (то есть, развернуть отдельную офицерскую столовую) Почему рядовые при встрече не отдают честь офицерам? Молчать! Предупредить о строгом соблюдение норм уставного несения службы, под угрозой дисциплинарного взыскания. И так далее и тому подобное... Что самое мерзкое, статус наших работяг, в ходе перечисленных новаций, в несколько приемов опустили ниже плинтуса. Как оно и было первоначально, ещё "на той стороне". Спать - отдельно, есть - отдельно, поменьше общаться... Казарма, совмещенная с исправительно-трудовым лагерем. После нескольких недель демократии, это многих покоробило.      С нашей стороны "аномалию", по соображениям маскировки, закрыли брезентовым балаганом. Хоть и редко, но случаются состояния полной прозрачности. Дневной свет с нашей стороны может демаскировать её выход на Новой Земле. Кто его знает, этих "независимых экспертов". Может быть, они днем спят, а ночью, по холодку, прогуливаются? По той же причине из тоннеля вытянули ленту транспортера и демонтировали всю аппаратуру, могущую создавать электромагнитные волны... Зато, с нашей стороны, в проход между мирами вставили лежащее на спешно сколоченных козлах небольшое бревнышко. Контроль! Деревяшка не излучает... День прошел в беготне, но без существенных происшествий. Ночь - тоже. Балаган с грохотом рухнул утром, в начале девятого. Словно брошенное мощной катапультой, "контрольное бревно" - пулей вылетело из закрывшейся "дыры", увлекая за собой стойки и матерчатую стенку маскировочного укрытия. Коротко звякнул сигнальный колокол. Народ кинулся смотреть. А смотреть нечего! В прозрачном воздухе над смятым брезентом кружились первые осенние листья. "Аномалия" закрылась вдруг, самопроизвольно и полностью. Расчеты профессора Радека не подтвердились...      Смешно сказать, но в первый день "автономного плавания" в лагере царило воодушевление. Узкий круг посвященных, присутствовавших при осмотре места, где располагалась "дыра", лично профессором, сведения об его исторической фразе - "Пришла полярная лиса...", до широкой общественности доводить не спешил. Оно и правильно... И я тоже так думаю! Пока ничего не ясно - не фиг поднимать панику. Тем более что ошибки у профессора так же часты, как и гениальные озарения. Ну, закрылась... Ну, значит, его расчеты в очередной раз требуют пересмотра и уточнения. Нормальный ход эксперимента, чо... Передний край науки! Ха! Где наша не пропадала? Среди экипажа "Оленегорского горняка", на свою голову оставшегося в "аномалии" с ночевкой (для офицеров планировалось занятие по сравнительной астрономии "неба XVII века", для рядового состава - тренировка на развертывание полевого лагеря), мгновенно возникла идея тотализатора - "Кто первый угадает, когда "дыра" снова откроется?" Морская пехота! Азартные мужики. Сбрасывались "по чуть-чуть", чисто ради спора (крупных денежных сумм, "в поход", естественно никто не взял, обладатель сотенной бумажки выглядел состоятельным человеком, а тысячной - миллионером). Причем, держателем призового фонда", без затей, пригласили самого профессора Радека. К нему отрядили специальную делегацию (с тактичностью у морпехов напряженка) и слегка обиделись, когда угодили едва ли не на поминки. Сочли мрачный настрой научников интеллигентской блажью.      А на второй день, сам собою - получился праздник. Настоящий! Голдан (так зовут найденную в первый день разведки "аномалии" аборигенку) - родила мальчика. Маленького богатыря... Здорового, горластого и настолько крупного, что, без квалифицированной акушерской помощи, он вряд ли бы смог появился на свет. Скорее - убил бы мать. У местных женщин-автохтонов - узкий таз и их новорожденные крошечные, по сравнению с нашими. Так что, голубоглазый и светловолосый младенчик, сам по себе, произвел в лагере маленькую сенсацию. Отец, несомненно - европеец. А это значит, что в реальной истории - "контакт" населения Прибайкалья с русскими землепроходцами состоялся на много лет раньше, чем записано в летописях. Чем не повод для оптимизма? Соотечественники рядом бродят! Аборигенку моментально задарили шмотками, а вся женская половина экспедиции, с согласия матери (хотя, куда ей деваться?) не упустила случая потискать ребеночка.      Главврачица, Дарья Витальевна, по последнему поводу, устроила особо восторженным персональное внушение. Напомнила о судьбе семьи староверов Лыковых, много десятилетий изолированно живших в сибирской тайге, обнаруженных геологической экспедицией в 70-х годах ХХ века и, за весьма короткий срок, почти поголовно вымерших от занесенных к ним современных "городских" болезней. Выросшие в практически стерильной таежной атмосфере и в полной изоляции от общества, несчастные обитатели "таежного тупика" не приобрели необходимого для жизни в цивилизации иммунитета. Сходным образом, на Аляске, в 40-х годах ХХ века, эскимосы массово помирали от занесенного приезжими из США вояками гриппа... "Болезни скученности", проходящие в урбанизированных странах по статье ОРЗ, обернулись для северных кочевников 90% летальным исходом. Короче, всех гостей погнали от роженицы прочь... На лекцию об основах эпидемиологии.      - Учтите, - грозно просвещали кучку провинившихся, - Чукчи мерли как мухи, не оттого, что они были какие-то там ослабевшие или голодные. Нет! Здоровенные мужики, подхватив наш обычный городской насморк, сгорали буквально за неделю, словно угодили в зону поражения бактериологического ОМП. Ясно?!   - И как нам теперь с нею общаться? - пристыжено оправдывались осознавшие меру своего прегрешения.   - Как раньше! - парадоксально отвечала грозная докторша, - но, ребеночка на руки - не брать. И вообще...   - Почему? - хоровое недоумение. Стыдно, сама там удивлялась.   - Если Голдан решит, что кто-то из вас навел на её сыночка "порчу" - убьет, - и усмехнулась, - Она такая. Может...      Не знаю, как кого, а меня леденящим холодом от этих слов окатило. Поверила сразу. Вокруг - не просто тысячи километров безлюдья и бездорожья. Вокруг - совершенно чужой мир и чужие люди. А мы - чужаки для них. Даже для этой тощей девчонки с младенцем на руках. Кстати, со всеми вытекающими из данного факта последствиями. Чем меньше отсвечиваем и сотрясаем воздух, тем дольше будем целы... ну, и наоборот...      После приватной беседы с Радеком, Володя вернулся в "жилой модуль" поздно, пропахший медицинской химией и мрачнее тучи... Мой рассказ о родах и опасениях за судьбу младенца сначала выслушал равнодушно, а потом - постепенно заинтересовался. Причем, начал задавать странные, с точки здравого смысла, вопросы... Кто принял роды? Как назвали мальчика? Кто из руководства присутствовал или же посетил роженицу позже? А когда узнал, что единственным из облеченных властью посетителей оказался вездесущий Соколов - просиял.   - Что бы объединиться - надо размежеваться... Каудильо - просто клад! - непонятно пробурчал он под нос и, не допив чай, выскочил в ночь. Однако, вернулся назад почти моментально. Раскрыл перед собой ноутбук.   -Что-то забыл? - щелкает по клавиатуре, вводя коды. Удовлетворенно цокнул языком. Развернул ко мне.   - Спать пока не собираешься? - пожала плечами. Рановато.   - Я тебе пока ничего не скажу. Почитай вот это, сколько успеешь. Считай - что поступила новая вводная.   - А когда вернешься? - первый раз он доверил мне свой компьютер безраздельно. Что-то в лесу сдохло...   - Не знаю! Читай, время пошло, - и сгинул в темноте. Посмотрим... Художественная книжка? Странно.      После памятных "ужастиков" про зомби, бандитов и выживание в обезлюдевших мегаполисах, история о заблудившемся в эпохах пассажирском лайнере выглядела крайне наивно. Карибское море, парусники, пушки. Алексей Волков, "Командор"... Конец XVII века. Это что, очередной намек? Читаю я быстро... Аналогию тоже поняла сразу. Несколько сотен современных людей, в чужом времени, пытаются спастись и обрести почву под ногами. Ссорятся, воюют, гибнут, торгуют с местными обитателями... Не Лев Толстой, но раз прочесть можно. Время приближалось к 12-00, по местному времени. Книжку я нехотя одолела на три четверти. Потом, уже без интереса, по диагонали просмотрела, чем же закончилось приключение. Как и предполагалось - ничем. Горсть выживших героев, под командой бравого вояки Кабанова, подалась в пираты... Продолжение следует... Пфе!      - Ну и как тебе "1001-е приключения попаданцев"? - мокрый от дождя (я и не заметила, как заморосило) Володя, слегка припахивающий перегаром (где только успел?), снова излучал уверенность, - Сколько одолела?   - Почти до конца... - не признаваться же в мелкой слабости.   -Чудесно! Конец значения не имеет. Типовая макулатурная жвачка... Но! - торжественно поднял палец, - "Командор" считается классикой, - значительно помолчал, - образцовым произведением данного жанра. По закрытой статистике - хорошо отражает стереотипы 90% курсантов и "дааих россиян" в офицерских погонах.   - И что? - опять пошли психологические заморочки. Лучше бы рассказал - куда сейчас ходил и с кем пил?   - А то, что начитанные военнослужащие, не способные думать сами, склонны подражать неким образцам. Попробуй, без подробностей, перечислить основные события в тексте, - заметил моё неудовольствие, - Надо!   - Провалились... Осмотрелись на месте... Убедились, что остались без связи... Запаниковали... Попытались самоорганизоваться. Даже провели выборы руководства... Без малого, тысяча их там оказалась. Потом - пострадали от местных бандитов. Главарь, из бывших военных, собрал всех уцелевших и подался "грабить корованы", - дальше? - Могу предположить, что это только первый роман, из длинной серии ему аналогичных. Стрельба, женщины, сокровища, приключения...   - Забыла важную деталь, - усмехнулся мой благоверный, - женщин там осталось меньше, чем мужчин, а специалистов - меньше, чем бывших вояк. В результате - все женщины перешли в пользование последних, а спецы, оказались на положении крепостных. Ну и, разумеется, больше никаких Советов. Из восьми сотен пассажиров не выжило и сорока. Здравствуй, диктатура "крутого мачо". Сплоченная, управляемая банда... Феодальные порядки, строгая иерархия. Шевалье, вилланы, рабы, наложницы, лихорадочные поиски коронованной "крыши"...   - На что ты намекаешь? - иногда, мужская логика недоступна мыслящим существам.   - Бездари, - тяжелый вздох, - очень нравится читать о приключениях бездарей. Если литература "школа жизни", то примерно так, уже завтра, вообразят себе оптимальный вариант спасения добрая половина собравшихся... Тупо по аналогии... Вот только испугаются, как следует - и понесется веселуха. Нравится перспектива?   - Не могу поверить! - внимательный взгляд, - По сюжету, сразу перебили или потом погибло 95% людей. Это не просто так? - обреченно набрал в грудь воздуха.   - В книжке описаны "влажные фантазии" серого исполнителя, не добившегося в жизни ничего особенного, но искренне считающего, что он достоин гораздо большего. Самые страшные люди - дорвавшиеся до власти бухгалтеры и мелкие армейские карьеристы, никогда не служившие в строевых частях. Они берегов не знают и людей не жалеют... При малейшей угрозе собственному благополучию - способны отмочить самый дикий фортель. На рефлексе... В творчестве и власти человек раскрывается. Господин Волков, в серии про "Командора", тоже раскололся до донышка. Во-первых, как бездарный администратор. Толпа из 800 рыл грамотного народа, для нормального руководителя - это драгоценный человеческий материал, но герою Волкова она мешает, а самого писателя - пугает. Видно, что оба тупо не способны командовать группой больше взвода (вообще не представляют, как строится "вертикаль власти"). Во-вторых, он - унылый задрот, безнадежно мечтающий об успехе у женщин. Обрати внимание! Для превращения Кабанова в "героя-любовника", потребовалось физически убрать с его дороги всех возможных соперников. "На безлюдье и Фома человек" В-третьих (ты ещё про это не читала), нет никакого понятия о жизненной стратегии. Вершина карьеры, в понимании Волкова - быть лично представленным московскому царю Петру. И - ура, жизнь удалась! Почти по Гоголю... Вся серия - мечты зачуханного "омеги", которому никогда в жизни не стать "альфой". Хотя хочется.   - Автор писал главного героя с себя? - новый вздох...   - С кого же ещё? Ты оцени логику канцелярской крысы - "если припасов не хватает на всех, то надо срочно избавиться от лишних ртов", - заметил удивление, - от "балласта" гражданских. Именно так, любым способом. Волков, что бы не замарать своего героя, высосал из пальца, "страшных английских колонизаторов". Угадал... Для мелких грызунов - "страшнее кошки зверя нет". В нашем случае - сойдут простые тунгусы. Людоеды, не хуже прочих... Особенно, если их умело спровоцировать.   - Откуда возьмутся тунгусы? Ни одного местного караулы не заметили, - чему он опять ухмыляется?   - Тунгусы здесь везде... Лесные люди! Вокруг - их тайга. А Смирнов собирается вашу Голдан отпустить восвояси. Идиот! - в адрес начальства Володя ругается редко, - Хочет быстрее снять с себя ответственность.   - Она же, вроде - бурятка? Одежда бурятская...   - Одежда... Обноски - не по её размеру... Халдаан, это по-бурятски - "лесная"... Ребенок - от русского... Обиженная на весь свет... А в новых шмотках, "от лучших европейских производителей" - готовая наводчица для разбоя. Приходите, грабьте. Сколько она у нас ошивается?   - Думаешь, он специально? - готовность Володи везде видеть самые подлые мотивы иногда поражает...   - Сдуру, разумеется, - вздыхает мой собеседник, - Совершенно, как в романе. Только кому от этого легче? Результат-то будет один... За железо и цветные тряпочки тут на раз головы отрывают. Просто у солдат камуфляж некрасивый и автоматы вороненые. Только потому мы все до сих пор и целы...      Когда любимый мужчина доволен (а он явно что-то опять провернул) - грех не использовать ситуацию. О происхождении аборигенки, за прошедшее время, болтали многие. Но то, что, походя, высказал сейчас Володя - нам даже в голову не приходило. Или вытяну из него подробности, или... прямо тут... умру от любопытства...      - У "конторы" на всех есть материал? - любимый мужчина сладко потянулся, - Расскажи! Пожалуйста!   - Что рассказывать? Девчонка из леса. Росла в бурятской семье, на правах приемыша. Есть у бурят такой обычай. Себя, а, судя по всему, попала совсем маленькой, считала другим ровней. Зато буряты так не считали. Мальчик-то откуда? Думаешь, её изнасиловали? Совсем не факт... Вариантов куча. Например, дарга приказал... самой интересно... обязанность такая - гостя женщиной угостить... Хочется тебе или нет, расслабься и получай удовольствие. Только она явно что-то еще накосячила (ну, с бурятской точки зрения), кроме беременности от казака. Потому, что у кочевников отношение к подобному делу либеральное. А может - казак не расплатился... или напакостил после, а залет явно от него. Тогда да - пинком в лесотундру. Дети отвечают за грехи отцов...   - А дальше? - потрясающе, таежный детектив.   - Понятно, почему девушку нашли именно здесь. К Большой Голоустной шла. Домой, так сказать. Оттуда тунгусов даже через триста лет не смогли вытеснить. У тунгусья внебрачные роды тоже не считают грехом и, скорее всего, они даму бы приняли... Нам это - совершенно ни к чему. Как тактически, так и стратегически. Но, полковник Смирнов думать дальше, чем на два хода вперед - не умеет. Заладил "баба с возу - кобыле легче"...   - А ты? - если вопрос так стоит, всех теток на ноги подниму. Мы им покажем звериное лицо феминизма!   - Мне кажется, что выгоднее её принять. Во-первых, с точки зрения местных, это - правильно. Казаков и русских тут не различают (интересная оговорочка, кстати). Зато, не признающих родства - однозначно сочтут нелюдями. Во-вторых, молодые женщины на дороге не валяются. А у нас - избыток мужиков... Пригодится.   - Рационалист?   - Реалист! Циник и прагматик... - я спокойна, я совершенно спокойна, а то он замолчит... - Соколов же девчонку элементарно пожалел. После перебазирования они со Смирновым в ссоре. Общественное мнение разделилось. Удачный момент слегка подкрутить гайки, - улыбнулся широко и беззаботно, - Работа у меня такая. Не знала?   - За этим ходил к Соколову? - посмотрел с уважением. А нечего словами бросаться. Каудильо у нас кто? То-то!   - И не только к нему. Не проболтайся раньше времени. Пусть будет сюрприз... Девчонка и её пацан - тут очень кстати. Тем более, что Голдан решила остаться добровольно. Это - уже важный политический факт. Новые граждане!      Лучший экспромт - заранее подготовленный. А уж многоходовка, в исполнении профессионала - вообще. На утреннем построении (с недавних пор, совместном), Володя попросил слова и буднично огласил проблему. Процитировал "Федеральный закон об актах гражданского состояния". Статья 15. Пункт 4. "Государственная регистрация рождения ребенка, родившегося в экспедиции, на полярной станции или в отдаленной местности, в которой нет органов записи актов гражданского состояния, производится органом записи актов гражданского состояния по месту жительства родителей (одного из родителей) или в ближайшем к фактическому месту рождения ребенка органе записи актов гражданского состояния".      - Граждане, - обратился он к собравшимся, - Чистая формальность. За отсутствием, поблизости, каких-либо законных органов власти, некому выписать пацану "Свидетельство о рождении". Вдруг "дыра" больше чем на месяц закрылась? На правах поселкового самоуправления надо выбрать ИО председателя Совета, ну и сам Совет, до кучи... Именные бюллетени уже отпечатаны... Всем просьба - задержитесь ещё на пятнадцать минут и проголосуйте, - никаких проблем, задержались...      Дежурная смена голосовала после обеда. Вячеслав Андреевич Соколов выиграл выборы Председателя подавляющим большинством голосов... А полковник Смирнов - даже не вошел в состав Совета. Вот так...      Столовая, в экспедиции - аналог городского рынка. Там все самые свежие новости и слухи. В маленьком коллективе, сплоченном общей опасностью, каждое ничтожное происшествие - важное событие. А хорошие новости - просто на вес золота. Новорожденный Батыр (так назвали, точнее, записали мальчонку) - настоящий символ надежды. Талисман и "сын полка". Вон, даже выборы для него провели! За ужином, с большим вкусом, обсуждали малейшие детали "светской хроники". Смирнова, в окружении свиты, я увидела издали мельком и не поняла - то ли он доволен (?), то ли случившееся ему безразлично... Вступление Соколова в новую должность очевидно спустили на тормозах. Внешне... Никакой торжественности. Поздравить и пожать ему руку, однако, подходили многие. А к нашему с Володей столику Соколов подошел сам. Со стороны - выглядело очень многозначительно! Заговорщики, блин...      Старший армейский комсостав при этом косился и шептался подозрительно. Подсевший к нам позже сапер Кротов в подробностях изложил причину. Большие начальники превентивно обменялись первыми мелкими пакостями. Соколов, в своей неподражаемой манере, немедленно после избрания, описал по радиотрансляции проблему - срочно нужен хоть один чистый бланк "Свидетельства о рождении" государственного образца, печать и книга регистрации актов гражданского состояния. Естественно, взять их в экспедиции совершенно неоткуда. Разве что - родить... А вдруг? У кого есть предложения?      Полковник Смирнов с горной высоты официальной должности, снисходительно наблюдал за "мышиной возней", уверенный, что раздобыть перечисленное просто негде. Точнее, он думал, что негде... А на самом-то деле... (тут Володя тихонько мне подмигнул, для намека, что тоже приложил к случившемуся руку) мир, очередной раз, стал свидетелем маленького "чуда коллективного творчества масс", как выразился бы папа. В маленьком старом сейфе с БДК, который перетащили на "нашу" сторону в качестве "подарка новоселам", при тщательном обыске (словно осмотреть его нутро раньше у моряков не дошли руки, только Володя откуда-то знал) обнаружили несколько типографских бланков (документов строгой отчетности, на гербовой бумаге, с серией и номером!) "Свидетельства о рождении". Правда, советского образца... Но, применительно к сложившейся обстановке... Короче, управляемая мистика.      - Обычное флотское разгильдяйство, - авторитетно успокоил Володя, - После распада Союза, БДК-91 (будущий "Оленегорский горняк") участвовал в эвакуации техники, вооружений и личного состава из стран Прибалтики. В силу печального опыта на Черном море - допускалась и возможность эвакуации гражданских беженцев. А беженцы - бывают разные. Вот и запаслись... На всякий случай. Была специальная инструкция... После "Беловежской пущи" вопрос стал не актуальным. А бумажки жрать не просят. Лежали и лежали потихоньку. Пока не дождались своего часа...      Вдохновившись известием о находке, работяги мигом смастерили гербовую печать из старой пятикопеечной монеты советских времен, обнаруженной в том же сейфе (подобное к подобному). А "книгу регистрации", за пять минут, изготовили на переплетной машинке от малого издательского комплекса (господи, ведь кто-то всерьез готовился к презентации "аномалии" на международном уровне, оргтехники запасли - валом). Таким образом, буквально через пару часов, новая власть обросла бюрократическими атрибутами и совершила свой первый самостоятельный акт - в присутствии свидетелей, под видео, узаконила появление на свет нового гражданина... Правильно, чего? Мы где? Мы кто? Тут Кротов загадочно округлил глаза, молча, словно обратившись за помощью к Володе. Оттого он к нам и сел!      - Хороший вопрос, - невозмутимо ответствовал мой мужчина, - а какое мнение на этот счет у Андрея Валентиновича?   - Говорят, сначала полковник против выборов не возражал, а теперь - он ими очень недоволен, - кратко резюмировал старший лейтенант, не вдаваясь в детали.   - Тогда, я тоже пас! - а сам-то - буквально лучится, как после удачной шутки (ну, если припомнить, что на месте Смирнова планировал оказаться он, то злорадство можно понять), - Пускай полковник решает. Это его начальником экспедиции назначили. Выборы мы провели законно, для форс-мажора - образцово. С юридической точки зрения к Соколову никаких претензий нет... Или?   - Или! - слегка помрачнел Кротов, - Рядовой состав последнее время интересуется политикой. А среди "инженеров" (название прилипло к "секретным работягам" довольно прочно) ходят разговорчики... Например, о том, что все здесь собравшиеся, по праву рождения, граждане СССР. А следовательно, могут в любой момент, свободным волеизъявлением, взять и восстановить Советскую Власть... Решение референдума, о сохранении Союза ССР - по прежнему в силе. Есть у них там некий Ахинеев. Язык без костей, - Володя выразительно поднял бровь, - Я всё понимаю, - смущенно замялся Кротов, - пока это болтовня, на уровне анекдота. И - тем не менее. Выборы были... "Свидетельство о рождении", с серпом и молотом на обложке - выписали... Точно такой же печатью - заверили... Все старательно делают вид, будто ничего особенного не происходит. А на самом-то деле... Московского государства здесь ещё нет. Российского - тоже пока нет. Выходит, тихой сапой - здравствуй Союз?   - Объясните солдатам, что Россия - законный правопреемник Советского Союза и все советские документы сохраняют силу, - снизошел Володя, - У них самих, причем, поголовно - точно такие же "Свидетельства о рождении". Чем Батыр Гольданович хуже? На оберточной бумаге ему бланк заполнять прикажете? Согласен, с ретро-символикой, при оформлении, слегка переборщили... И что?   - Спасибо! - с неожиданным облегчением поблагодарил сапер, - Тогда всё выглядит действительно... разумно. Да...      - Зачем ты устроил этот цирк? - спросила я спину Владимира, как только мы отошли достаточно далеко от столовой. Он остановился и резко развернулся, чуть не сбив меня с ног. Поймал, подхватил, прижал...   - Власть не должна валяться под ногами, как пьяная уличная девка. Пусть уж лучше Соколов, чем... этот.   - П-п-поясни... - ветер поднимается. А меня - прошибло холодным потом, - Ты это заранее организовал?   - Нет, конечно, - он даже слегка удивился моей тупости, - откуда мне было знать, когда девчонка родит?   - Тогда как же...   - Смирнов упустил власть! - три негромких слова прозвучали, как приговор трибунала, - Он сам виноват.   - К-к-когда? - насколько я понимаю, полковника с поста никто пока не свергал и даже не планирует. Что случилось?   - Галчонок, выше голову. Процесс идет штатно. Неужели не заметила? - а что я должна была заметить?   - Я же объяснял... Власть и информация - сверхтекучие субстанции. Чуть зазеваешься - выскользнут из пальцев навсегда. Своей власти Смирнов здесь не имеет. Она вся у него заемная. Нет "дыры" - нет поддержки.   - Предполагаешь, что "аномалия" закрылась надолго, - странно, я сумела такое сказать почти спокойно.   - Уверен... У профессора Радека был сердечный приступ... Прочие сотрудники в состоянии тихой паники. Когда эти сведения дойдут до народа... Может возникнуть соблазн "оптимизировать численность населения".   - В-вариант развития, по типу "Командора", ты считаешь вероятным? Из-за Смирнова и наших военных?   - Из-за трусливой штабной сволочи, - кривая ухмылка, не сулящая ничего доброго - С морской пехотой у нас пока всё в порядке. Другая сила отсутствует. Достаточно чуть придержать уродов. А лучше - их стравить.   - К-к-кого? - с заиканием надо что-то делать. Не так уж я замерзла. Это на нервной почве.   - "Штабных" с "космонавтами", разумеется... - в полумраке заметил недоумение и покровительственно улыбнулся, - Это наши "верхи" и "низы". Помнишь классическую формулировку "революционной ситуации"?   - В-верхи - н-не могут, а н-низы - н-не хотят... В у-условиях резкого обострения обстановки. А п-почему?   - Потому, что "если процесс нельзя предотвратить, то его надо возглавить" или хотя бы запустить в точно известный момент. Азбука управления, - распахнул полы теплой куртки и притянул меня внутрь, - Грейся!   - Сложно... Растолкуй, как-нибудь на пальцах, для бедной глупой женщины.   - Да легко! - угадала, хорошее настроение, - Ты ведь заметила, что полковник Смирнов выглядел невозмутимым, чем откровенно выделялся на фоне своего окружения? Они - злые, а он - практически спокойный...   - Ну... Странно, конечно. Хотя, чего ему горевать? Типа выборы проиграл? Как был он начальником экспедиции, так им и остался. Совет - параллельная структура гражданской власти.   - А кто из этих двоих теперь главнее? - озадачил...   - Не знаю. Странный вопрос. Пока "аномалия" открыта - точно Смирнов. За ним - Москва. Когда "аномалия" закрыта...   - Тогда главный - Соколов. Как законно выбранный, всеобщим и равным голосованием представитель народа. Сам Смирнов в выборах участвовал? Следовательно, он признал их правомерность и легитимность... Мышеловка! Если высшее должностное лицо участвует в избирательной компании, то оно автоматом подчиняется её результатам. Точка. Схватка между формальным и неформальным лидерами отменяется...   - А сам Смирнов новый расклад понимает? - безжалостный сухой смешок.   - Не до конца. Он - растерялся. Пока - тихо радуется, что удачно спихнул с себя ответственность за решение скользкого вопроса с "бесхозным младенцем" и заодно бытовую текучку. А власть тем временем утекла... Остались лишь служебные полномочия и обязанности. Понимаешь разницу?   - Значит, регистрация рождения Батыра - это только предлог... А на самом деле... Маленькая революция?   - Удобный повод, без стрельбы, узаконить факт, который очень скоро для всех станет ясным... Соколов - яркий организатор. Смирнов - унылый исполнитель. В угрожающей обстановке исполнитель обязательно должен подчиняться организатору, а не наоборот... Но, надо было обставить процедуру мирно, что бы "перехват управления" не вызвал у Смирнова агрессивного протеста. Согласись, красиво получилось?   - А кто тогда ты? - в ушах сама собой заиграла музыка из "Двенадцати стульев", - Великий Комбинатор?   - Я администратор, - бархатный баритон Миронова из "Обыкновенного чуда", - Простой администратор, пока даже не министр... Выдвигаю на посты годных людей и задвигаю в тень негодных... Серая и скучная профессия, мадам.   - Может, всё обойдется? - что-то последний намек вызывает беспокойство.   - Не обойдется. Соколов теперь может спокойно опереться на коллектив. Смирнов - на Соколова. Зато те, кто опирался на Смирнова (его полномочия данные свыше) - теряют власть вообще. У них сразу возникает огромный соблазн опереться на штыки...   - Что-то это мне напоминает... Семнадцатый год... Революция прошла гладко, зато потом - такое началось...   - И мне, - под меховыми полами куртки Володи уютно, реальная жизнь кажется далекой и не страшной.   - Господин министр, у вас уже есть куда бежать? А женское платье, на самый крайний случай? - ой! Мой язык...   - Язык до Киева доведет, - объятия стали крепче, - Но, не вздумай такое ляпнуть публично. Прорвемся!         Утро нового дня началось задолго до рассвета. По внутренним ощущениям часов в пять. С детства ужасно ненавижу вставать под звуки проводной радиоточки. От хрипа репродуктора громкого вещания я проснулась впервые в жизни... Даже сразу не сообразила, где я и что со мною. Прислушалась. Не разобрала ни криков, ни стрельбы. Да и транслируемая речь звучала слишком монотонно... Рядом, тихо чертыхаясь под нос, одевался и напяливал на себя военную ременную сбрую Володя. Стол "жилого модуля" занимал раскрытый чемоданчик...      - Идиоты! - рычал он, застегивая тугие пряжки, - Ленивые идиоты! Захотели приключений на свою жопу?   - Что случилось? - вылезать из-под теплого одеяла ужасно не хотелось, хоть убивайте, - Война началась?   - А ты послушай, - зло бросил он через плечо и выскочил в мокрую тьму, не застегнув дверной клапан...      - ...на период введения военного положения, - продолжал бубнить репродуктор над головой, - запрещено проведение митингов, собраний и массовых мероприятий, - ну, по крайней мере, это - не нападение туземцев...   - ...вводится особый режим передвижения гражданских лиц по территории лагеря... - что-то знакомое.   - ...запрещается пребывание гражданских лиц вне жилых помещений во время "комендантского часа"... - кстати, военное положение может объявлять только Президент. Не?   - ...отменяются референдумы и выборы в органы самоуправления... - а результаты выборов не отменили?   - ...объявляется нормированное снабжение продовольствием, в зависимости от должностной категории... - вот тут меня словно пинком подбросило с лежанки. И куда только сон девался?   - ...организуется специальный режим работ обеспечения нужд вооруженных сил Российской Федерации, - ага, кажется, у нас происходит самый обыкновенный военный переворот. Быстро же "штабные" спохватились...   - ...запрещается пропаганда и агитация, а равно иная деятельность, подрывающая, в условиях военного положения, оборону и безопасность Российской Федерации, - гм, а разве мы сейчас в России? Вроде бы уже (или ещё) нет... Даже безмозглый "Лунтик" не решился бы такое ляпнуть.   - ...правовые акты и распоряжения военного командования, обязательны для исполнения всеми органами местного самоуправления, организациями, должностными лицами и гражданами... - похоже, демократии каюк.   - ...на период действия военного положения, всю полноту власти принимает на себя штаб военного управления, под командой полковника Смирнова Андрея Валентиновича, - "самозванцев нам не надо, командиром буду я".      Словно подтверждая последнюю мысль, мигнула и погасла осветительная лампочка. Через пластик окна с трудом пробивался серенький утренний свет. Через болтающийся на сквозняке дверной клапан в "модуль" струей ползет холодный туман... Пока застегивала молнию на куртке, в голове испуганной птицей билась цитата из Гашека - "...война шла своим чередом, но тут вмешался Генеральный штаб..." Господи, только бы ни у кого сдуру не сорвало крышу! Нервы у всех на пределе.      Новости за завтраком не порадовали. Научные работы, кроме текущего наблюдения за "аномалией" - сворачиваются... Размеры продовольственного пайка - временно ограничиваются (перечень категорий будет объявлен дополнительно)... Все лица, свободные от выполнения технических обязанностей по поддержанию хозяйства (переводя на русский язык - "инженеры") - мобилизуются для строительства плавательных средств, с целью срочной эвакуации лагеря на территорию подконтрольную законным властям России. Для чего объявляется круглосуточный режим работ. Офигеть... Особенно мило прозвучало (в контексте утреннего объявления), молчаливое уравнивание Президента РФ и московского царя. Когда вернется Володя, обязательно спрошу - что весь этот цирк с конями значит? Впрочем, догадаться нетрудно. На вчерашнее "общенародное волеизъявление" господа военные дружно "положили с прибором". Изолированный кусочек Российской Федерации (нас) собираются сдать Московии. "В связи с чрезвычайными обстоятельствами", разумеется. Тихий, маленький путч самозванной хунты... Влипла!      Следующие двое суток прошли сумбурно. Каждые несколько часов официально объявленная ситуация изменялась, словно горстка стекляшек в крутящемся калейдоскопе... Выли бензопилы на берегу... Рушились вековые сосны. По спешно возведенной канатной переправе переправлялись к импровизированной пристани бочки с горючим, ящики с сухими пайками и консервами. Часть научного персонала мобилизовали в помощь "кораблестроителям". Всем остальным - грозно рекомендовали меньше шляться по лагерю и не путаться под ногами. Солдаты, под контролем "штабных" офицеров (а полковников и майоров у нас оказалось больше, чем лейтенантов), растянувшись длинной вереницей, весь световой день перетаскивали по каменистой тропинке ящики и упаковки защитного цвета. Аккуратные штабеля снаряжения грубо перерывали и бросали открытыми. Часто не зачехленными. Полупустые "жилые модули" уплотнили. Освободившиеся от постояльцев - срочно демонтировали. Теперь их складируют для погрузки на плоты... По мне, спальный мешок - проще и надежнее.      Неприятным сюрпризом стал запрет на общение с "инженерами". Снова, как в первые дни после высадки на Новой Земле, вокруг их "палатки барачного типа" появились патрули автоматчиков. Хлебопекарня начала работать в три смены. Говорили, что из избытков выпечки готовят сухари (какие избытки, если введены нормы питания?). А ещё говорили, что рецепт хлеба в первую, вторую и ночную смены - разный. И что шеф-повара вызывали "на ковер к самому" для подобающего внушения. Что-то он там нахимичил. Или наоборот. Не знаю. В смысле - вообще ничего не знаю. И чего ждать - не знаю. Соколова целыми днями не видно. Володи - тоже. А когда на минутку появится - молчит. Единственно, под строгим секретом, приказал паковать вещи, как для выезда. И никому не говорить. Это как раз понятно... И приятно. Ревнует. По-своему... Предпочитает рискнуть любимой женщиной в далеком походе, но иметь её рядом, чем оставить на произвол чужим людям. Готовлюсь.      Про необходимость молчать - пожалуй, хороший совет. Такое впечатление, что чем меньше достоверной информации, тем больше веры всякой ерунде. Например, буквально час назад, услышала, что первая партия отъезжающих будет полностью состоять из морских пехотинцев и офицеров с боевым опытом. Вторая - из офицеров "штаба" и части научных сотрудников (читай тех же офицеров, прикомандированных от различных организаций). Поразительно много народа у нас сразу переоделись в форму, как только это стало престижным.      Планы руководства в отношении "мирняка" до сих пор публично не оглашаются. Понятно, что профессор Радек останется стеречь свою любимую "аномалию". Для него она дороже жизни. Можно предположить, что часть народа потребуется для охраны хозяйства и запасов (а вывезти всё это добро не реально). Не понятно, к чему тогда все эти манипуляции с пайками и категориями питающихся? Один черт, остающиеся на зимовку в момент прикончат немудрящие запасы, а потом будут вынуждены жить охотой и собирательством. Володя на прямо заданный вопрос высказался обтекаемо. По его словам выходит, что Смирнов в окончательное закрытие "аномалии" не верит. Но, вынужден считаться с такой вероятностью. Старается "разложить яйца по корзинам". Наиболее боеспособная часть войска отправится в поход на Братск. Сплавом, вниз по Ангаре, пока не начался ледостав. В зависимости от их успехов - вторая часть должна оставаться в резерве и присоединиться к первой. Более подробное планирование пока смысла не имеет. Вполне возможно, что в разгар похода "аномалия", в очередной раз, заработает нормально и придется срочно трубить отбой. Отзывать войско назад. Но, солдаты не пропадут. Зато гражданские, особенно, не имеющие теплой одежды "космонавты", будут возвращены обратно первыми. Следовательно, они должны находиться поблизости от "дыры". Терпеть, ждать и надеяться. Ясно?      Утро третьего дня началось непривычно. Во-первых, ночью погасли прожектора на вышках. Во-вторых, не загорелась лампочка в "жилом модуле". В-третьих, куда-то подевался сам Володя. Вместе с упакованными вещами. На столе - записка. "Ничего не бояться, ничему не удивляться, не паниковать. Вызову тебя по рации." Косой штрих снизу - знак. "По прочтении уничтожить" Наша старая система маркировки документации. Так... Кажется, сегодня я ночевала под крышей в людном месте последний день. Скомкала бумажку и, при выходе, отправила её в темное отверстие "общественного толчка". Лежанки заправлены, предметы гигиены - на виду, а что все ящики пусты - с первого взгляда не видно. Конспирация и ещё раз конспирация, товарищи. Не иначе, решение включить меня в первую группу "переселенцев" далось Володе нелегко. Незачем возбуждать зависть. Даже если я больше никогда не вернусь обратно - голову надо держать гордо, а спину - прямо. Потерпим...      Вечерний разговор, как Рубикон. Что вчера казалось невероятным, сегодня отлежалось и встало на место. Да, суета Радека, вокруг погасшей "аномалии" - как покойнику горчичник. Когда-нибудь она, безусловно, снова откроется. Не в следующем году, так через пять лет... или через десять. Природа течения времени не замечает. Но, нескольким сотням городских жителей в первобытной тайге не прокормиться. Надо срочно уменьшать число зимовщиков и готовить запасную базу. Пока не встала Ангара - дорог каждый час. Если удастся сразу доплыть до Братска - хорошо. Если не удастся - тоже не катастрофа. Катастрофа настанет, если сиднем сидеть на месте. Нет, в поход пойдут только самые молодые и здоровые. Груз минимальный. Оружие, боеприпасы, аварийный запас еды, горючее для моторов надувных лодок и походное снаряжение. Кормиться будем охотой и рыбалкой. Нет, с московским царем, без сомнения, каши не сваришь... Но, говорить это людям - преждевременно. Русские ещё кажутся бойцам "своими". Пускай бойцы увидят предков собственными глазами, а ещё лучше понюхают - убеждать сразу станет легче. На фиг она кому нужна, эта нищая задрипанная Московия, медвежий угол Европы? Даже Польша - отстой. Пародия на державу... Надо пробиваться дальше. В будущей Германии - бушует Тридцатилетняя война. Тоже - не рай земной. Зато во Франции - просвещенный абсолютизм и мудрый, как триста евреев, кардинал Ришелье. Единственный человек, способный по достоинству оценить "гостей из будущего" Да, ты меня правильно поняла. Именно для этого нужны были твои уроки французского. Готовься, будешь тренироваться в дороге. Учить меня и тех, что покажутся наиболее подходящими, для прорыва через половину континента. А кто сказал, что будет легко? Не трусить! Робкие - пусть остаются в Сибири. Если кто-то надеется, с босым лицом и отсутствием родовитых поручителей, сделать карьеру в Москве - тоже нехай дерзает... А молодой и красивой женщине - место в Париже! Как я и предполагала, на любой случай у него приготовлен хорошо продуманный план.      А ещё - он показал пачку конвертов. Рекомендательные письма на латыни, немецком и французском языках. Кроме них - копии документов, которые не стыдно предложить для продажи тем или другим владыкам Европы. Архивы в современном мире оцифрованы. Самые секретные бумаги и крутейший компромат (с точки зрения автохтонов эпохи) открыто лежит в музейных витринах или собран, как сканы высокого разрешения, в публичных электронных библиотеках... В XXI веке - это уже не стоит ничего... А в родном XVII столетии - миллионы. И совершенно не надо тащить с собой кучу золота, поминутно рискуя им и головой. А ещё - (тут уже настала моя очередь возгордиться), есть веши которые не украсть - знания в моей голове. Настоящие, тоже стоящие огромных денег. Агротехника, агрохимия, переработка и очистка растительного сырья. Галчонок, - шептал он соблазнительным баритоном, - горсти обычных семечек, которыми бабки на углах торгуют, тут достаточно, что бы озолотиться. Ну? Убедил! Правильно говорят - с милым готова хоть на край света. Так и поладили. Спала я совершенно безмятежно. Уже и не помню, что снилось. Что-то интересное, костюмированно-историческое. Вроде экранизации "Анжелики маркизы ангелов". Вот...      В столовой свет был. Но, народу оказалось не в пример мало и все - как прибитые пыльным мешком из-за угла. Без аппетита поклевала жидкую размазню. Запила слабо заваренным чаем, с чуть зачерствевшим хлебом. Неужели и заварку начали экономить? Вроде рановато... Послушала, почти не удивляясь, новость дня. Первая вооруженная группа уже отплыла, затемно и без церемоний. Видимо, собираясь целиком использовать стремительно укорачивающийся световой день. А в бараке "инженеров" несколько человек сорвали спину на погрузочных работах в ходе аврала и ещё - вспышка желудочных заболеваний... Дарья Витальевна прислала пробы питания из рациона. Надо сделать анализ. А ещё - с утра куда-то подевался начальник столовой, с ключами от продуктового склада. Завтрак готовили из остатков. Хоть ломай дверной замок. На вызовы по рации не отвечает. Говорят, его видели у пристани.      Анализ - дело первой очереди. Только эпидемии поноса нам здесь для полного счастья и не хватало. Под зарядившим мелким дождем (хорошо, что из одежды догадалась оставить именно дождевик с капюшоном), не откладывая, двинула в лабораторию. А света-то и нет! Отключили... Судя по остывшему термостату - с ночи... Как работать? Никак... Без электричества аппаратура мертва. Интересно, что происходит? Авария генератора? Забренчал полевой телефон. Что? Да, иду... Нашли остатки раскладки продуктов, из которой работягам варили кашу. С подозрительными примесями. Нужно моё присутствие при заборе образцов Господи, а сами не могут? Что происходит, вообще? Развал и безобразие на каждом шагу. Куда Володя подевался? Если он здесь, то где? Вдали глухо хлопают несколько выстрелов. Очередь. Ещё... Охотятся? Хорошо! Может, пообедаем, как люди.      У запертых дверей продовольственного склада, к моему приходу, уже собралась маленькая нахохленная толпа. Дождик сменился моросью, налетающей туманными волнами. Ну и погодка! Соколов, как-то бережно, поддерживает под руку нашу главврачицу. Ого! Полковник Смирнов тоже здесь. Первый раз вижу его в таком понуром виде. Весь бледный, губы дрожат. То ли ругался, то ли сам по себе не в настроении. Причем, молчит. Коренастый мужичок, без головного убора, примеряется к замку хитрым агрегатом. Щелк! Перекусил дужки.      - ...Видно, что грузили в крайней спешке, - глухо доносится из-за спины продолжение без меня начатого, разговора, - даже часть бочек с горючкой на берегу осталась. Наверное, их плот уже нагрузки не держал. А со склада ГСМ - всё, до последней жестянки, выгребли! Заставили проход пустыми бочками, а полной - ни одной. Еле-еле на "резервный движок заправить" остатки, понемногу, слили... Представляешь?   - Что скажете, Андрей Валентинович, - рокочущий бас Соколова ни с кем перепутать невозможно, - Тоже случайность? Интересно получается! Раз случайность, два случайность... - Смирнов вызывающе не отвечает.   - Ведут! - слышен крик со стороны затянутой мглой тропинки, - Куда они, на хрен, денутся с подводной лодки? К складу, к складу их гони... Там все собрались! Поразвелось тут "начальников", пора прореживать...   - Вы не имеете права! - и этот дребезжащий фальцет мне смутно знаком, - Ой! - глухой удар, - Я... я буду жаловаться! Вы, товарищ солдат, пойдете под трибунал! - старый знакомый. Низенький свинообразный майор с выпученными глазами (почему-то с объемистой сумкой в руках и усыпанный крошевом опавшей листвы), за ним сопровождающий (или конвоирующий?). С автоматом! Ещё один. Тоже с сумкой. Сзади - ещё автоматчик.   - В "Гринпис", с того света, будете жаловаться! - слышится из тумана, - Он защищает права животных... Шагайте, покуда ноги носят! - из клубов мороси на нас выплывают всё новые, темные от сырости фигуры.   - Вот, наловили, товарищ полковник, - торжествующе рапортует фундаментального вида верзила, - Вроде бы все в сборе... Принимайте! - видя, что Смирнов не реагирует, обращается к Соколову, - Что с ними дальше?      - Доложите по форме! - у Смирнова наконец-то прорезался командный голос.   - Ну, дык, - слегка теряется верзила, - Мы к пристани через березняк продирались. Потихоньку. Мало ли? Ждали заслон встретить... А они стоят и глядят вдаль, - хлюпает носом и вытирает его рукавом, - Смех... Будто опоздали на поезд... А нас увидели - сразу к кустам кинулись... Прятаться... - паузы между короткими фразами заставляют предположить, что все выражения, возникающие в голове, морской пехотинец сперва переводит с матерного на русский и только потом озвучивает, - Сумки побросали... Михайлыч говорит - "Надо б местность прочесать..." Я спрашиваю - "Пулеметом?" Потом, у них спрашиваю - "Пулеметом?" Вот, сами повылазили...   - Где остальные? - стараясь казаться спокойным, осведомляется Смирнов.   - Известно где, - почему-то смущается верзила и снова вытирает нос рукавом (ну и манеры, блин), - Тама.   - Это самосуд! - ни к селу, ни к городу опять взвизгивает свинообразный. Видимо приободренный присутствием старшего по званию, он обрел дар речи и уже не опасается пинка в зад, - Мы выполняли приказ.   - Чей? - темнеет лицом Соколов, нависая над подконвойным, словно великан Шрек над осликом.   - Э-э-э... - у майора, от столь явного нарушения субординации, острый приступ косноязычия, - Э-э-э...   - Уплыл он, Вячеслав, - вперед выдвигается новая фигура в грязной робе, с охотничьим ружьем на плече и красной повязкой на рукаве. Вроде бы, скатерть из такого материала я у кого-то в "модуле" видела, - А этих, - пренебрежительный кивок через плечо, - здесь бросили. Как заслон от погони и, - помялся, - ненужный хлам, - мы встречаемся глазами. И я - узнаю говорящего. А он - узнает меня, - Видишь, даже женщину свою бросил.   - Володя! - крик не сдержать, - Где?! Что с ним?   - Успокойтесь, - кто-то бережно и твердо придерживает меня за рукав, - Пройдемте... Всё разъяснится...      Остаток дня прошел как в бреду. Чужими, непослушными руками делала анализы остатков продуктов, из которых последние дни готовили для мобилизованных на строительство плотов и погрузку разнорабочих. Так, ничего особенного... Обыкновенная крупа, траченная мышами. С примесью мышиного помета. Похоже, что на еду пустили ту часть продуктов, которые Дарья Витальевна, она же майор медицинской службы Поповских (ни разу не видела её в форме и только сегодня узнала звание), забраковала, как непригодные к употреблению в пищу. Достаточный повод для острого кишечного расстройства. Все приготовленные к долгому хранению продукты, включая сухие пайки и запас сухарей - вывезли... А с начальника продовольственного склада теперь ничего не спросишь. В поход по Ангаре его не взяли... Говорят, грубо столкнули обратно с плота, на который он было, уже забрался...      Говорят, что сам Володя и спихнул... Могу представить - почему. Плывущим на запад вредно узнать, что их товарищи в лагере оставлены практически без еды. Это разрушит "легенду" о планомерном ходе операции по "спасению экспедиции методом её рассредоточения". Прочесывавших берег солдат и ополченцев (мужиков с красными повязками) фигурант попытался встретить огнем. Наверное, ничего хорошего от такой встречи не ждал... Его убил снайпер... С кручи... Говорят, что там была грамотно оборудованная позиция и много боеприпасов. Да-с... Узнаю Володю. Даже из досуха выжатого и выброшенного за ненадобностью человека, можно получить ещё немножко пользы, для себя лично. Так фашисты оставляли "в заслоне" смертников-штрафников, прикованных к пулеметам. Мир не меняется...      "Дознавателя" (как представился мне в конце бесконечного рабочего дня по телефону незнакомый хрипловатый голос) пришлось пригласить в гости. Терпеть ненавижу разговаривать в темноте. Свет, как теперь объявили, будет подаваться по графику. Днем - в служебные помещения и на рабочие места. Вечером - в жилой сектор. Круглосуточно - на узел связи, в штаб и караулку. Строгая экономия остатков горючего. Военное положение не только пережило смену власти, оно получило "высочайшее одобрение" от Соколова. К облегчению Смирнова, как я слышала. Полковник теперь - "главный военный начальник", а политику (с ответственностью) спихнул на главу Совета... Хорошо устроился. Умеют же некоторые. Как говорил папа - "от Ильича до Ильича, без инфаркта и паралича".      Полный лысоватый мужик, почти домашнего вида. Деловито отрекомендовался по фамилии - Ахинеев... Надо понимать - тот самый "возмутитель спокойствия инженерных масс", о котором упоминал Кротов... Долго вертелся на тесноватом для него откидном стульчике (буду я ещё всяким предлагать сесть на Володину койку) и начал с фокуса. Из кармана мешковатой куртки выложил на стол пистолет Макарова и одну обойму к нему.      - У вас, Галина - работа ходячая. Караул к каждому специалисту мы приставить не можем. Пользоваться умеете? - если я ждала разговора, то совершенно в ином стиле, - Безоружным выходить из лагеря запрещено...   - Спасибо, - ошарашил, нет слов. Это, после утренних расстрелов (охота, ха), "члену семьи главного врага народа", - Угостить, извините, нечем (кстати, чистая правда), - я и сама-то возвращаться сюда не собиралась.   - Ещё надеетесь, что он придет? - хитро кивнул на аккуратно застеленную свободную лежанку "жилого модуля", - Только, прошу, не врите, что полковник ФСБ согласится спать под этаким одеяльцем... Вещи с ночи вынесли? - вся моя маскировка подготовки к отъезду накрылась медным тазом. Зря я шпиона в дом пустила...   - Да! - само вырвалось. С вызовом ответила, - Имею право, если что... Хоть и по документам прикрытия, я его жена... Ой! - уже проболталась. Вот, как бывает, если заранее настроишься на допрос. Забываешь, с кем говоришь. Он ведь не коллега Володи. Он вообще левый тип. Непонятно чей подручный. Боже, что я наделала!   - Правильно надеетесь, - словно гвоздь в мою голову вколотил, - Больше ему деваться некуда. Вернется...   - ??? - ох, по-разному со мною разговаривали, но так дергают за нервы - впервые. Едва на месте усидела...   - Накрылся их сплав по Ангаре. Есть свежий радиоперехват, - буднично выдал самозваный дознаватель и полез в другой карман куртки. Добыл маленький потертый термос, отвернул крышку - Копорский чай будете?   - ??? - первый раз такое название слышу.   - Дикий кипрей. С вашей подачи, Галина, мы тоже поэкспериментировали с местной растительностью. Вроде получилось. Руками растирали... Хоть стаканы остались? - сам же видит, стоят на полочке в головах. Издевается...   - Что с ним? - имени не называю. Боюсь сглазить. Раз гость явился "с миром" - попробую что-то узнать.   - Живой, - от разливаемой горячей жидкости идет пар и незнакомый карамельный аромат, - Попробуйте, без сахара... - смешок, - Пора привыкать к скудной жизни, - заметил моё жадное внимание, - Ну, невозможно плавать по Ангаре начала XVII века по картам из современности. Иркутской ГЭС - пока ещё нет. Река бурная, с порогами и скальными выходами, в том числе - на середине русла. Размолотило их плоты на камнях в щепки.   - И что? - так вот ты какой, ужас. Представила Володю, барахтающегося в ледяной воде - сердце замерло.   - Пока ничего. Судя по данным радиоперехвата, ваш супруг, - многозначительно смерил меня взглядом, - завладел надувной моторной лодкой и в настоящий момент направляется сюда. А спасать терпящих бедствие "плотогонов" не стал. Судя по ряду признаков, о возможности крушения он знал и был к нему готов заранее...   - Что вам от меня надо? - главное - я выяснила. На меня - ничего нет. Будь иначе - не лежал бы на столе пистолет, - Я вам ничего нового не скажу. Просто не знаю. Вообще ничего не знаю, - молчание, - И не знала...   - Мы знаем, что ваш супруг изначально был против этой авантюры, - даже так? - Мы знаем, что убедить руководство "штаба" отказаться от намерения ограбить и бросить на произвол судьбы гражданский персонал экспедиции у него не вышло, - вот это новость! Хотя... Всё может быть, - Мы знаем, что в момент отправки он перехватил руководство, пользуясь ссорой между самими путчистами, в результате чего большинство главных инициаторов переворота остались на берегу, а уплыли солдаты срочной службы и всего несколько офицеров, - вот это да! Похоже на Володю... Мгновенно оценил обстановку, просчитал возможности и начал действовать...   - Я не буду вам помогать! - гори всё огнем, если меня хотят использовать, как наживку... - Скорее застрелюсь!   - Дурочка, - последний раз таким тоном ко мне обращались лет 20 назад, выдернув из-под колес внезапно сдавшего назад грузовика, во время игры в прятки, - У нас сейчас каждый человек на счету. Каждый! Даже те, кого людьми считать не хочется... - скривился, будто вместо странного "чая" глотнул какой-то гадости, - одни мы остались в этом мире, - так я тебе и поверила. Наверняка Володе засаду готовят. Или ловушку... А я сижу...   - Вы хотите, что бы я предложила ему почетную сдачу? - хватит тянуть кота за хвост. Время идет!   - Мы просим вас, - помялся, - спуститься к реке. Прямо сейчас... В темноте, - из безразмерного кармана куртки появился и лег на стол электрический фонарик, - Это опасно, но никого другого ваш супруг к себе не подпустит, - поймал мой взгляд, - Засады нет. Так что, на любой подозрительный шум - стреляйте смело... Но, уплыть вниз по реке вам не дадут, - крякнул по-стариковски, - Не мы... Пятеро человек утонули при крушении. У выживших, на вашего Владимира, зуб. Поговорите с ним... Ангару теперь держат под прицелом день и ночь.   - Ничего не могу вам обещать... - главное я узнала, пора сваливать. Долго он ещё будет тут отираться?   - Тогда - посидите спокойно ещё 5 минут. А я - кое-что расскажу... Для лучшего понимания обстановки.      И рассказал... Ярко, с подробностями и историческими ссылками, местами - даже "в лицах"... Лучше бы я этого вообще не слышала... Лучше бы я этого вообще не знала. Володя, как обычно, оказался прав. Подлость людей, он оценил профессионально. А вот уровень людской дури - не сумел. Хотя, не нами сказано, что она бесконечная. Причем, человеческая толпа глупее, чем самый глупый её элемент, взятый отдельно. М-м-мать...      Если конспективно - причина всему случившемуся одна и та же. Обнаружив, пропажу связи с "родным и любимым государством" наши военные начальники по-детски, буквально до обморока, перепугались. "Армия мирного времени..." Полная профессиональная непригодность... Не для того они шли служить офицерами, что бы реально рисковать своими "драгоценными жизнями". С момента объявления Радеком о долгом, возможно - на годы, закрытии "дыры", после краткого периода натужной бодрости (а вдруг профессор ошибся?) началась натуральная паника. В худших традициях наемников-профи, когда звериное желание любой ценой спастись самому (наплевав на мирное население, женщин, детей и подчиненных), застит разум и толкает на безумные выходки... Бежать, бежать, только бежать! Куда? Естественно, туда, где есть твердая власть, к сапогам которой можно снова уютно прижаться. Гражданским лицам этого мотива не понять. Тут - Ахинеев прав. Володя мне о том же самом толковал. Специфическая заморочка профессиональных офицеров, так называемый "собачий рефлекс". Именно он не позволил "белым" в Гражданскую договориться о едином командовании (в больших сворах собаки всегда дико грызутся, слишком много потенциальных вожаков), и он же после поражения заставил их сбиваться в мелкие банды (одинокий вожак без стаи - не вожак). Прикладная зоопсихология... Мерзость...      Понятно, что свирепое побоище за место на борту последнего парохода, отходящего от причала в Крыму осенью 1920 года, гораздо поучительнее наблюдать на киноэкране, чем собственными глазами (особенно, стоя на том же самом причале). Точно так же, мало удовольствия вглядываться в пыльные зады и пятки "красных командиров", героически удирающих от немцев (а зачастую и своих собственных подчиненных) летом 1941 года (особенно, оставаясь с родней и близкими в оккупации). Мамин знакомый, буквально чудом сумевший выехать из Закавказья в 1992 году, рассказывал о сходных ощущениях. Теперь я его отлично понимаю... Жутко видеть, как твои "якобы защитники" смываются, бросая всех прочих на произвол судьбы. Помню, на уроках в школе о подобных вещах старались не распространяться. Как жить? Как не потерять себя, рядом с таким "примером"? Что думали сегодня утром голодные "инженеры" и солдаты конвоя, при свете прожектора наблюдая, из временного лагеря у реки, драку "господ офицеров" за право уплыть на плоту с "первой партией"? Трудно догадаться, что "второй партии" просто не будет? Ну и...      Надо отдать полковнику Смирнову должное. Его первоначальный план А, сводящийся к распределению личного состава экспедиции на возможно большую площадь "кормящего ландшафта", с известными оговорками, можно признать дельным. Прокормить охотой 4-5 малых, хорошо вооруженных групп, связанных водным (санным) путем и радиосвязью - действительно проще. Ресурсы тайги не беспредельны... Местные жители это отлично знают и крупными поселениями на одном месте не живут. Или - непрерывно кочуют... Но, победило мнение, что рассредоточение только оттянет катастрофу. Ну, кое-как перезимуем... Ну, дождемся весны... А что дальше? Был предложен план Б, предусматривающий организацию дальней экспедиции, вниз по реке (с организацией промежуточной базы) и аккуратный захват ближайшего населенного пункта на Ангаре. Например, Братского острога. Трудно, далеко, но тоже реально. Хотя, в таком случае, выживание экспедиции (ценой контакта с царской администрацией) зависело от расположения последней. Риск, сравнимый с голодной зимовкой "на безлюдье""... Причем, неизвестно, кто страшнее? Голодные волки или царские воеводы... И тогда, возник план В. Господа-начальники, тихо между собой сговорились - удрать под крылышко к московскому царю. А если очень припечет - с потрохами сдать ему же всех остальных, как "еретиков и смутьянов". Для оглашения широким массам и командованию, затея выглядела излишне оригинальной, но приверженцев у неё оказалось много. Особенно, когда, в более узком кругу, план В был творчески переосмыслен до версии "бис". Точно по "Командору"... Зачем возвращаться? Много выгоднее (в карьерном смысле тоже) прорваться дальше, в саму Европейскую Россию, за Урал... Естественно, дальний поход способны выдержать не все. Да всех желающих туда брать и не обязательно. Вот, примерно так...      Именно с этой версией плана (сюрприз), столкнулись собравшиеся со своим багажом на пристани "лица приближенные к руководству". Им позволили участвовать в погрузке (не "инженерам" же доверить столь ответственное дело?), а потом - грубо вытолкали с плавательного средства обратно на сушу. Кое-кого - пинками. И уплыли... Начальник продовольственного склада (планировавший операцию и своей властью отпустивший на проведение "похода" все наличные продукты длительного хранения) был абсолютно уверен, что ему-то место на плоту забронировано железно. Он жестоко ошибся. А Смирнова, кстати, на пристани не было вовсе. Мужика разыграли "в темную"... Складывается впечатление, что он был до последнего твердо уверен в реализации официального плана Б. Наивный чукотский мальчик...      Володя, в организации скороспелого "похода", участия почти не принимал, хотя и занимался подбором личного состава срочной службы. Как теперь можно догадаться, по принципу личной преданности. Из числа лиц впервые оказавшихся на "этой стороне". Ещё не подпавших под обаяние Соколова... Перехват управления был им проведен тактически грамотно. В самый последний момент. Однако, экспромт удался не вполне. Во-первых, на берегу осталась я... Во-вторых, далеко уплыть не удалось. Теперь, если верить догадкам Ахинеева, вступил в действие его личный план с неизвестным порядковым индексом. Судя по факту возвращения, с риском для жизни (!), мне отведено в его плане важное место. Приятно, черт побери! Любит... Верит... Надеется... Не смотря ни на что... Кажется, я в этом месте рассказа покраснела. Совершенно некстати. Ахинеев прервался, понял... и погрозил мне пальцем.      - Вы хоть понимаете, что на самом деле произошло? - а что тут понимать? Меня любят! И зовут в Париж.      Незваный посетитель обреченно крякнул (сразу видно, что своей взрослой дочери у него нет, мой-то папа давно и крякать перестал), поболтал опустевший термос. Кончился отвар? Вот и убирайся... Я уже всё для себя решила. С Володей - хоть до Европы пешком (кстати, я и на лошади могу, когда шагом, галопом боюсь). Если кто-то думает, что я начну его уговаривать или иначе "сотрудничать", не мечтайте. Ничего не имею против вас и вашей ностальгии по канувшему в вечность СССР, но, мрачные вооруженные типы, с красными повязками на рукавах, у меня однозначно ассоциируются со Штирлицем и Третьим Рейхом. Вот... Так что - адью, дорогие товарищи.      - Вижу, не понимаете, - до чего упорный попался. Ладно. Намекну... Отодвинула пустой стакан. Подняла со стола пистолет. Выщелкнула обойму. Я знаю, что правильно - "магазин", но "обойма" мне больше нравится. Это слово военное, всем понятное, а "магазин" - совсем другое. Засунула её до щелчка обратно. Передернула... Как учили, чуть оттянула затвор (из патронника высунулась пузатенькая гильза). Порядок! Оружие - в правую руку, а фонарик - в левую. Можно отправляться... Я даже дверь закрывать и свет тушить не стану - незачем...   - Свет сами погасите? - ну, не говорить же пожилому человеку - "пошел вон"? Он вежливо ко мне явился.   - Сидеть! - а вот таким тоном, с сердитой женщиной, держащей заряженный пистолет, говорить не надо...   - А то, что будет? - ты попугай меня, напоследок. О совести напомни, о патриотизме и советской Родине. До чего же тошнит, когда такие бессильные болтуны, не сумевшие, "при демократии", даже на новый "Мерс" заработать, начинают учить молодежь, как правильно жить. Уже 16 лет, как нет их Союза... Пора привыкнуть, что в критический момент надо не сопли жевать или законы мусолить, а действовать. Быстро и решительно...   - Всю оставшуюся жизнь будешь локти кусать, - чуть промедлил и таки добавил ожидаемое, - Дура...   - Вы меня пропустите? - пробираться мимо рассевшейся у дверей туши унизительно. Пусть сам выйдет.   - Его сейчас убьют... - словно не расслышал... Что?! Так не грозят. Он даже голоса не повысил. Уверен...   - За что? - да убери же, наконец, зад из прохода, лысый старый хрыч!   - Потому, что... - так же невыразительно продолжает собеседник, - Мы братскую могилу специально не стали зарывать, что бы завтра не копать заново. Место для твоего сожителя готово, - что ты сейчас сказал?! - Если хочется - можешь сама глянуть. Я провожу. Нам всё равно по дороге, - у меня противно задрожали ноги.   - Это обязательно? - хотела спросить грозно, но голос предательски дрогнул. Плохо... Показала слабость.   - Полезно, - тяжело вздохнул, - Ваше поколение словам не верит. Приходится обеспечивать наглядность.      Кучу свежей земли, чуть в стороне от тропинки, луч фонаря выхватил из темноты сразу. Зато маленький черный провал ямы оставался незаметным, пока мы не подошли вплотную. Ни столба, ни ограждения. Жуть... Скотомогильники и то аккуратнее оформляют. Какая нелегкая заставила меня подойти посмотреть? Могла бы придержать любопытство. Не в театре... Ох! Запаха пока нет. Тела в глубине налезают друг на друга, блестят зубы в приоткрытых ртах, матово белеет мертвая кожа переплетенных рук и ног. Крови не заметно... Мамочка!      - Проняло? - как я не выронила фонарик, когда меня шатнуло к яме - сама не понимаю. Едва удержалась.   - Зачем они все голые лежат? - кроме хриплого шепота из горла почему-то ничего не вырывается.   - Сама догадайся, раз вся из себя "умная и циничная", - передразнивает старый молодежный телесериал. Уже забыла какой.   - Это было обязательно? - господи, кого я спрашиваю? Убийцы! Ужас, ужас, ужас... Старые полоумные фанатики...   - Когда в Персии, однажды, случился бунт, падишах призвал на службу лучников не моложе 45-ти лет...   - Для устрашения? - надо же что-то отвечать. Зрелище кучи не погребенных покойников отшибло мозги.   - Ради уверенности, что будут строго наказаны все виноватые и при этом не пострадают невинные...   - Я про одежду... - нашел время поучать. Ужас! Они и Володю собираются... вот так? В эту жуткую яму?   - Одежда нужна живым. Мы - нищие. У многих - только то, что на себе. Не говоря о зимнем...   - За что?! - кажется, я узнала одного из лежащих. Пересекались в лагере по работе. Не хочу это видеть!   - За открытое ношение, после объявления военного положения, знаков различия вражеской армии...   - Они же наши, русские! - что он несет?   - "Власовцы", в ту войну, тоже считали себя русскими... "Триколор" и "Курица" - не советские эмблемы. А мы - присягали Советскому Союзу. Попробуйте это понять.   - Какое вы имели право? - бред. Я сплю. Происходящее мне снится. Не могу представить Володю... валяющимся вот так... в яме посреди леса... нагишом...   - Вот и они тоже спрашивали... - невеселый смешок, - Мы честно объяснили - "Господа предатели, опять вернулась Советская Власть. Делайте выводы. Считаем до пяти. Другие бы считали до трех..." Те что в яме - попытались оказать сопротивление. Это карается... Смертью.   - Какие выводы? - разговаривать с сумасшедшими вредно. Безумие заражает, - Что им следовало сделать? - представила себя... среди злых пожилых дядек с ружьями и красными повязками.   - Для начала - привести форму одежды "в соответствие с новой реальностью"... Или умереть... Большинство - догадались сами... Так спешили, что отрывая шевроны ногти ломали. Ведь интересно, никто их власовскую форму надевать не заставлял. Все на одинаковых фильмах "про войну" выросли и знают, как на Руси с изменниками поступают. Ради денег эти мундирчики напялили. Однако, про то, что за ношение подобной одежки на территории СССР полагается убивать на месте - вспомнили с больши-и-м трудом. До майора Логинова, например, дошло только после двух поджопников... Тугодум!   - Вы думаете, что Володя согласится на унижение? - да-с... вот оно. Доигрался... Стравил "штабных" с "космонавтами", называется. Выпустил джина из бутылки...   - Сама решай... - фонарик я выключила. Глаза привыкли к темноте. При свете Луны видно, как инженер ежится, пряча в карманах озябшие руки, - Нам сейчас дорог каждый.   - Не согласится, - даже не представляю, как ему такое предложить. Проклятая яма с трупами совершенно выбила меня из колеи.   - Думай... Убедить можно любого. Конечно, тяжелый случай, - кивает собеседник, - Я же не виноват, что офицеры позднего СССР и современной РФ сплошные "омеги". "Отрицательный отбор" - политика. Власти не нужны бойцы. Она предпочитает послушных холуев в погонах. А твой - "человек с ксивой". Мнит себя вожаком. На убогом общем фоне - почти другой биологический вид... - кто бы мне такое сказал раньше и ушел с не выцарапанными глазами? Как он посмел?!   - Я попробую... - накатила новая волна холодного ужаса... Или это ветер дунул? Где я? Что со мной?   - Он, кстати, не "лицо кавказской национальности", а только притворялся? - откуда узнал?   - Причем здесь это?   - Пытаюсь помочь. Нормальный "чурка" так себя не ведет. Кавказец сразу бы дал по газам и - вниз по течению... Через неделю был бы в Братском остроге. Совсем другое дело - казак, точнее "кубаноид", - издевательски хмыкнул, - Этот своего добра вовек не бросит. "Моя женщина!"   - Прощайте... - мне очень плохо, но разговаривать с откровенно хамящим типом мне больше не о чем. Тем более, что в кармане ожила рация.      Сказать что в ночном лесу страшно - это не сказать ничего. Если бы не тропинка, отмеченная надетыми на колышки блестящими консервными банками, я бы заблудилась мгновенно. Даже с фонарем. Лес никогда не спит. Шумит в вершинах ветер, падают сучки и шишки, что-то скрипит, стучит, вскрикивает. Мороз по коже... Когда меня дернули за воротник и правую руку, выстрелить не получилось, хотя я жала самовзвод "Макарова" из последних сил. Палец замерз на спусковом крючке... Сердце ушло в пятки. Из груди вырвался сдавленный писк. Воняющая бензином и машинным маслом рука моментально зажала мне рот. Пистолет выпал в траву...      - Цыц! Наши в городе, - я облегченно кивнула. Тунгусы и серые волки нефтью не пахнут, - Ты готова?   - Ы-ы-пчхи! - правильно, с пыльной и грязной ладонью, прижатой к лицу, не особо поболтаешь.   - Я всё слышал, - как камень с души свалился. Всё позади... Можно млеть, прижавшись к нему спиной...  &nbsp- Он фказал, фто зафады нет... - ладонь слегка отошла от губ.   - Стоим, пока глаза не привыкнут к темноте., - слышен шепот в самое ухо, - Что сейчас в лагере?   - Не знаю... - вспомнила самое главное, - Он сказал, что Ангару стерегут!   - Пусть сначала стрелять научатся...   - А ещё, он сказал, что за ношение несоветской формы, теперь - убивают на месте, - сдавленный смешок.   - Обеими руками - за! Правильное и своевременное решение. Ура, товарищи!   - ???   - Я уже тебе говорил про "заговор идиотов"? Теперь сама убедилась, - да уж, постояла над ямой, - Выбор надо делать вовремя. Ты выбрала меня, я выбрал тебя, мы вместе - выбрали Париж. А кто не с нами, те пускай выбирают между двумя задницами - царской и пролетарской. Целуют хоть ту, хоть эту. Одна другой не слаще... - он предвидел?   - Идем?   - Сейчас... - мне на плечи легла накидка, обвешанная пучками травы, - Ещё бы тучи какие-то собрались...   - Утром моросило - будь здоров. Может подождать, пока соберется? Я потерплю.   - Утром будет поздно. Догонят... Надо подальше уплыть затемно, - потянул меня в лес, - За мной и тихо!      Надувная лодка, замаскированная такой же сетью с пучками травы и торчащим вверх корявым суком, с берега казалась обыкновенной корягой, прибитой к камням течением. Пара десятков метров галечного пляжа и дорога в Европу открыта. Ангара течет быстро. Без всякого мотора, минимум на сотню-полторы километров в сутки. Если бы не Луна... После лесной темноты берег казался залитым призрачным светом. Ни укрытия, ни защиты. А время идет... Уже далеко за полночь. Пора решаться... Володя рванулся к обрезу воды первым. Не издав ни звука, неловко поскользнулся. Так же молча растянулся в полный рост... Сейчас, он встанет? Решил, что ползком вернее? Издалека донесся приглушенный звук выстрела. Почему не дает знак? Вторая пуля выбила фонтанчик каменного крошева у головы. По гальке начало медленно расползаться темное пятно. Не встанет. Своего собственного крика я уже не слышала...         До рассвета я проплакала в кустах, не решаясь вернуться обратно по темноте (в фонаре сел аккумулятор). Ступить на галечную осыпь было ещё страшнее. Раз снайпер стережет берег, у него наверняка ночной прицел. Мне говорили, что там легко отличить мертвое от живого (оно теплое), зато черты лица и одежду видно плохо. Убьет и сделает вид, что так и было. Проклятый Ахинеев сказал правду. У реки - засады не было, а стрелок на скале, контролирующий многие сотни метров открытой береговой полосы - не считается. Дешево и сердито...      Едва начало светать - по тропинке спустились двое. Лично мне незнакомый молодой гражданский парень (кажется, он из команды Радека), с коротким автоматом на груди и солдат, с длинным автоматом за спиной. Ко мне подошел только гражданский. Подал руку. Подвел, зареванную, к лежащему телу. Господи! Лучше бы я в кустах оставалась. Первая пуля попала Володе в спину и прошла навылет. А вторая - ударила в затылок, снеся большую часть лица... Даже поцеловать на прощанье некуда... Труп успел окоченеть. Когда его повернули на спину, застывшие руки нелепо вздернулись вверх. Где он лежал, на гальке застыла кровь. А то, что мне ночью, издалека, показалось темным пятном - содержимое развороченного черепа. Мамочка... Хорошо хоть мух нет...      Когда гражданский, положив на землю автомат, начал с силой разгибать Володе руки-ноги и выпрямлять безобразно скрюченное тело - я не выдержала. Повернулась и убежала... Не могла видеть этого сосредоточенного равнодушия... К счастью, жуткую братскую могилу к моему возвращению уже закопали. Четверо хмурых мужиков (и среди них - сапер Кротов), лопатами и ломом ковыряли рядом небольшую персональную яму. То ли из уважения ко мне, то ли по другим причинам. На душе полегчало. Значит, будет, куда приходить навещать... Длинный и тяжелый сверток, завернутый в маскировочную сеть, из которой торчали голые ступни, принесли, когда землекопы углубилась в грунт по пояс, а солнце полностью разогнало туман. Часто сменяя друг друга, погребальная команда упорно долбила каменистый склон. Пока, наконец, самый старший, седоватый дядька с усами, не подал знак.      - Хватит! Будете прощаться? - обратился он ко мне.      Кивнула. Слов и слез - не осталось. Механически присела на корточки, положила руку на импровизированный саван. Помолчала. Так же механически выпрямилась. Кинула в яму, поверх тела, первый комок земли. Отступила. Споро заработали лопаты. Ну, вот и всё. Надо жить дальше. Одной...      Первое утро новой жизни я провела в полном оцепенении. Вроде того, что описывают загипнотизированные. Всё вижу и понимаю, а ответить или пошевелиться - не могу... Меня особо и не тормошили. Я ни к кому не лезла. У незаконченной могилы - слушала разговоры, ужасаясь собственному каменному спокойствию. Другая бы - бегала и кричала, возможно - стреляла. Я нет. Наверное, уровень эмоционального напряжения имеет верхний предел. Но... и мужики - хороши. Разве ж можно обсуждать покойников прямо при родне? Да ещё настолько откровенно? Потрясающая бестактность... А эти - рыли и болтали. Деревня...      - Раз уж "особист" такой прошаренный, как ты поёшь, так чего же снайпера с ПНВ не предусмотрел?   - Он был не умным, а "информированным". Это - принципиально разные вещи. Знал, что у наших солдатиков - совершенно нет практики ночной стрельбы. Нет опыта ночного скрадывания или многочасового сидения в засаде. Откуда? Вот и полез на рожон. Рискнул головой... Кстати, могло и получиться. От "передовой мобильной группы", посреди бела дня - он ушел... Под огнем.   - Так он по-своему и прав. Всего месяц назад пацаны точно такими, как те, и были. Городские "воины", без всякого опыта... пугливо жмущиеся к командирам... и средневековая тайга кругом.   - Не уследил, получается, за эволюцией навыков личного состава?   - Именно! Дед рассказывал, что основной опыт боец набирает за первые две недели жизни на передовой.   - Справедливо... На войне люди учатся быстро...   - И я про то. Охота с засадами, которой мы тут пробавлялись - она не просто так. Помнишь, узкоглазого парнишку, что с СВД к нам на "точку" приходил? Буквально за считанные дни в таежника вырос... Практика...   - Ну, да. Ким его зовут. Силен! С двухсот метров, навскидку, из столетней "трехи" с открытым прицелом - косуле точно в лоб. А по виду и не скажешь...   - Так это он его сегодня?   - Тс-с-с! - чисто ради приличия оглядываются в мою сторону и, как ни в чем, ни бывало, продолжают...   - Господа начальники - тоже хороши. С какого рожна они все вчера вырядились, словно на парад? Вот ты - сам офицер, объясни!   - Нормальное явление! Фильмы про войну видел? Когда идешь воевать - мундирчик нужен скромный. А если представляться начальству - блистать. Они же, через "дыру", не на фронт отправлялись, а перед "Лунтиком" покрасоваться... потом - так же точно в эвакуацию собрались... Кланяться московскому царю. Жратвы и тряпок - в дорогу нагребли, зато оружие - побросали. Даже автоматы - не у всех...   - Кстати, точно! В фильмах про войну, я внимания не обращал, а так и есть! Поезда в тыл, "штабные" с "тыловиками", там берут штурмом "в парадном", при всех орденах и нашивках. У кого звезд на погонах и цацек на груди больше - тот пролез на посадку первым... И у "беляков" в Гражданскую - примерно тоже наблюдалось... Инстинкт чинопочитания, так сказать, диктует сознанию выгодную тактику. Отключая мозги.   - Угу... Типа картина Репина - "Дед Мазай и зайцы". Самый главный, стоя на плоту, выбирает самых нарядных на берегу...   - Он, - кивок в сторону свертка с телом, - выбрал... Уплыли только те, кто пришел на пристань в полевой форме. А всех остальных - пинками и матом, обратно на берег. Да ты сам их видел... Цирк уехал, а клоунов забыли...   - Только посмотри... А я ещё удивлялся. Получается - кадр разбирался в людях.   - Психолог, хуле... Чего у ФСБ не отнять...      Покончив с незатейливым погребальным обрядом (памятный кол в ногах - воткнули правильно, а братскую могилу - отметили колом с раздвоенной вершиной), мы разделились. Я пошла в лагерь. Народ - по своим делам. Голова - ничего не соображала. Ноги понесли привычным маршрутом. Домой... "Жилой модуль" - хлопал на ветру расстегнутой дверкой. Внутри - следы обыска. Горой лежат наши расстегнутые и разворошенные сумки, которые Володя тайком унес во время подготовки к бегству. Значит, они уже были в надувной лодке, а мне теперь "возвратили личное имущество"... На столике - замызганная тряпка. Поверх - его наручные часы Володи, ключи, несколько визитных карточек, пара флешек, вывернутое наизнанку портмоне... и пистолет, который он у меня забрал ночью в лесу. Тот самый. Я запомнила первые цифры номера. Наследство... Память... Реликвии... И знак внимания. Меня продолжают считать "своей". Вопреки всему случившемуся. Хотя еды - не оставили ни крошки...      Машинально хлопнула по карману куртки. Пальцы наткнулись на твердый брусочек запасной обоймы... Вынула. Бездумно повертела в руках. Взяла в руки пистолет. Глянула в кургузое черное дуло... Застрелиться? Неумытой, с нечищеными зубами? Фиг! Условности подавляют разум... Скинула куртку (снаружи потеплело) и отправилась в храм гигиены, он же общественный умывальник. Пока плескалась - захотела есть... Сама себе сбила настроение... Вернулась в "модуль", глянула в зеркало, причесалась, застегнула вход в "модуль" и двинулась на поиски пропитания.      Столовая, в которой среди дня нечем поживиться - оскорбляет законы природы. Это неправильное место. К сожалению, даже сорвать злость оказалось не на ком. Совсем пусто! Ни людей, ни продуктов. Может быть, что-то есть в запертых от мышей железных ящиках, но как узнать? Между тем, время самое обеденное... Подождать? Между прочим, а куда народ подевался? Хоть бы записку для случайных посетителей оставили. Обидно же!      Час спустя стало обидно ещё больше... Особенно,когда вспоминала, что именно лежало в разворошенных при обыске сумках. Неучтенные пайки. Первоначально - они хранились под кроватью, в металлическом боксе с застежками. Вдруг, среди ночи, нападет жор... или явятся нежданные гости? Перед выходом "на рывок" - перекочевали в багаж. А теперь их нет. Плохой знак. Сердце пропустило удар. Приходилось уже читать, в каких случаях начисто обобществляют все наличные запасы продуктов, вплоть до последнего надкусанного сухаря и банки килек в томате... Если вдуматься - бр-р-р!      - Вы здесь? - свет из дверного проема загородила знакомая туша. Ахинеев легок на помине... Тьфу! Чтоб тебе похудеть... - Я так и подумал. Держите! - вчерашний термос и слегка подгоревший сухарь, - Ешьте! Это с сегодняшнего дня ввели. Горячий завтрак - до рассвета, ужин - после заката. Экономия времени светового дня.   - На войне, как на войне... - стаканы для отвара в помещении нашлись. Сухарь очень крепкий и горьковатый, но съедобный, - Спасибо!   - Пожалуйста! - устроился напротив. Тоже налил себе отвара... Так, получается, я сейчас съела его обед?   - Извините... - неловко получилось.   - Переживу, - понимающе усмехнулся, - Излишний вес - иногда полезен... как горб для верблюда.      А где... все? - отвар с сухарем заполнили раздражающую пустоту в желудке, заодно обострив зрительную память. Если она мне не изменяет, то лагерь, через который я шла - практически пуст. Разве только в мастерских - стук и завывание инструментов...   - Все - на заготовках, - невеселая усмешка, - Я позавчера спину сорвал, сегодня к физической работе не годен, - крякнул, погладил рукой плешь, - вынужденно тружусь головой и языком.   - И много наработали? - язвить человеку, только что подарившему мне собственный паек - некультурно. Только после утренних переживаний - мне приличия уже без разницы.   - Дважды успел охрипнуть. Горло не железное, - потер тыльной стороной руки кадык, - Ночью делали ревизию остатков запасов. С утра - возглавлял, организовывал и доводил "текущую информацию" до народа... Вы, сегодня, у меня - третья группа. А завтра - подтянутся "возвращенцы". Не знаю, вечером или к обеду. Реально уже язык заплетается... - выплеснул в стакан остатки отвара.   - Понятно. Что заготовляем? - деревенский термин почему-то вызвал внутреннее раздражение, - Дрова? Сено?   - Еду! - не въехала, - Продуктов питания осталось на два дня, если при "урезанном" пайке... На пять, при "половинном"...   - Как?! - не верю. Продсклад, это такое место... Если как следует там поискать...   - Пусто, - просто развел руками Ахинеев, - даже порченую муку пустили на сухари... которые в итоге утопили...   - И что нам теперь делать? - наивный вопрос городской девочки, увидевший поперек зеркальной витрины супермаркета надпись "Закрыто навсегда". Одно дело знать, что товарный запас продуктов в любом современном мегаполисе не превышает несколько дней. Жители питаются буквально "с колес" и если прервать снабжение - город превращается в голодную душегубку. Но в реале. Мамочка...   - Работать! - рявкнул мой собеседник, - Головой и руками... Не позднее конца недели - еду надо родить! Сносная погода продержится до конца сентября. Дорог каждый час...   - Это... - рот пересох, мигом вспомнились иронические комментарии Володи по поводу ожидаемой им схватки "штабных" с "космонавтами" за последнюю горсть мерзлой картошки... Тогда, в холодном ночном лесу - его реконструкции казались смешными... Зато, теперь... Глядя на жизнь с другой стороны... - Кх-х-ху!   - Что?   - Жрать хвою - занятие на любителя, - ляпнула первое, что пришло в голову, - Ой! - он не обидится?   - К тому же вредно, от нее плющит, - поймал удивленный взгляд, - Проверено на личном опыте! Мы тоже когда-то были студентами и ходили в дальние турпоходы...   - Тогда, я не знаю, - наверное, это прозвучало беспомощно, - Не мой профиль. Я специализировалась по индустрии переработки сельхозпродуктов и интенсивной агротехнике в закрытом грунте... А что, разве охота - всё?   - Охотой - не прокормимся, - после нескольких недель деликатесного питания это прозвучало странно, - "Сливки" с окружающей территории уже сняты. Считайте - почти доигрались...   - Это как? - в голове не укладывается. Ведь каждый день к столу было свежее мясо. Каждый! Неужели...   - Плотность расселения промысловой дичи имеет пределы...   - Плотность популяции, - машинально поправила я корявую терминологию.   - Согласен, - поправился Ахинеев, - Хорошо, что из засад стреляли... Зверь остался сравнительно не пуганым. И всё равно... На квадратный километр тайги, приходится максимум 1-2 кабана, 3-4 кабарги, 15-20 зайцев, ну, может быть забредет случайный олень... А нас здесь - 357 человек. И каждому нужно полкило еды в сутки, при тихой сидячей работе и килограмм-полтора - при тяжелой физической... Прокормиться охотой - не реально. Согласно историческим хроникам, такое удавалось группам в 5-10 человек. Без хлеба и припасов - нам скоро каюк...   - Без хлеба - плохо, - эхом поддержала я, - А всякие дикоросы? Леса и луга ведь вокруг! И озеро... Не пустыня...   - Кошкины слезы! - в сердцах Ахинеев хлопнул себя ладонью по колену, - Вроде много, а как глянешь...   - Трава?   - Трава... На 70-80% - вода. Всякий там дикий лук и чеснок (я в курсе). Витамины и не более. Да и то...   - Грибы... Орехи... Ягоды... Смородина лесная, малина, черника, голубика...   - Ага, - что-то он без всякого энтузиазма отозвался, - На пару раз полакомиться... Приготовить несколько банок с вареньем... А на чем зимовать? На каждый день нужно иметь полтонны настоящей плотной пищи... Минимум!   - Кстати, а соль у нас есть? - банальная черемша, при наличии тары и соли - сущий кладезь витаминов. Только цинги нам для полного счастья и не хватало.   - Уверяют, что соль у нас на днях будет, - стоп, не поняла юмора...   - Откуда?   - Есть линзовые месторождения. Вроде бы, сравнительно неподалеку. Уже отправлена поисковая партия... Если что-то существенное найдут - это будет серьезное подспорье. Осталось определиться - что солить? Грибы?   - Грибы - деликатесное лакомство, - услышала я собственный унылый голос, - Основной пищей служить не могут, так как исключительно плохо перевариваются человеческим организмом... Так в учебнике написано.   - И ничего нельзя придумать? - сощурился с подковыркой, - При индустриальном-то подходе к проблеме?   - А разве настолько много грибов? - прямо по анекдоту, "лучше очень много плохой еды, чем очень мало хорошей".   - Если верить сводкам с полей, - показал на оттопыренный рацией карман, - вся тара уже забита. К вечеру в мастерской закончат телеги для перевозки. Приволокут сразу гору. Но, негде хранить. Если не переработать - то сгниют моментально. Погода, гм, не располагает. Сушилок здесь нет. Бочек для засолки - нет. Даже рабочих рук, столов и навесов, для организации заготовки грибов традиционными способами - нет. Что скажет наука?   - Грибной порошок, - глаза собеседника хищно сверкнули, - Нет, я хотела сказать - грибная мука... Ну, если... - правильно писал Дефо, что "нужда поощряет изобретательность".   - Что, "грибная мука"?   - Да ерунда, у нас же нет никакого оборудования... - взгляд Ахинеева сверлит меня раскаленным вертелом, - Их надо сразу сушить и растирать, в мелкую пыль... Тогда все питательные вещества - сохраняются. И желудок такую пыль - переваривает уже нормально...   - Сергей? - меня больше не слушают, рация словно сама прыгнула толстяку в руку, - Тут Галина выдала шикарную идею!      Где-то я читала, что полные люди часто бывают очень подвижными. Могу добавить, у них слегка другая подвижность, чем у обычных людей. Как бы это объяснить? Есть шутка, что "у носорога плохое зрение, но учитывая его вес, силу и толщину шкуры - это уже не его проблема". Ещё говорят, что опасно дергать за хвост тигра. Зато, теперь я знаю, как классно, бежать по джунглям, держась за хвост носорога... Именно такое впечатление оставил марш-бросок через кусты, напрямую от столовой к мастерским. Ахинеев пер впереди, проминая коридор для бегущих следом... Ветки хлещут по спине, летят листья, ломаются сучья, орут птицы... Драйв, словно в детстве, при игре "в войнушку". Короче, если нужно сделать выбор между "быстро бегать по открытому ровному месту" и "срезать углы напролом" - рекомендую последнее. Выходит заметно быстрее. Было бы кого пустить первым. За каким бесом нам потребовалось нестись, как на пожар, мне объяснили буквально через 5 минут.      - Девушка умница, - приходится принимать за комплимент, когда о тебе разговаривают в третьем лице, - Вполне реальная задача, даже, если приходится вычислять на пальцах. Можно успеть...   - Извиняйте, большая белая господина, - заёрничал жилистый брюнет с обожженными огнем электросварки руками, - калькуляторов в наш бантустан не завезли, счеты мы давно пропили, а палочки - скурили...   - Не бухти! В первом приближении, делаем вид, что еда кончилась совсем... - он так спокойно это сказал? Жуть! - Наши действия? Теоретически?   - Что бы соскочить с этого поезда - надо срочно добыть из воздуха по 2000 ккал на среднее рыло в сутки.   - Берем минимальную потребность... по медицинским показаниям...   - Разумеется. На лесоповале зимой и 4000 ккал - обычное дело. Но, до зимы ещё надо дожить. Сколько реально осталось времени?   - До послезавтра, если не экономить. На неделю больше, если урезать норму до физиологического минимума. Потом - строгий пост.   - Решительно протестую! - Ахинеев от участия в диспуте отстранился, но реплики бросает, - Я однажды попробовал худеть и сидел на строгой диете. Отвратительные ощущения! Сначала просто хочется есть. Потом, хочется кого-то убить и съесть. Потом, понимаешь, что это глупость - есть можно прямо живьем. Никому не советую...   - Именно! Опыт осады Сингапура во Вторую Мировую войну показал, что урезать паек - крайне плохая политика, в отсутствии крутой идеи, объединяющей коллектив... Товарищ Ахинеев, у вас есть достойная идея?   - У нас тут нет коллектива... - алогично пробурчал толстяк, - На предварительное слаживание случайной толпы нужен, как минимум, месяц.   - Переводя на русский язык, если, прямо сейчас, урезать паек, то народ - сходу взбесится? На что и был расчет?   - А сокращать его плавно - нет ресурсов. Всё продумано, - выразительный взгляд в мою сторону, - И вы знаете - кем... Налицо полный набор предпосылок для классического голодного бунта. Причем, безнадежного...   - Тогда - начинаем мыслить конструктивно. Галина Олеговна, повторите ещё раз, для тех, кто не слышал, ваши соображения.   - Средняя энергоемкость 100 граммов белого хлеба - 217 ккал, ржаного хлеба - 190 ккал, говядины - 104 ккал, а порошка из сушеных грибов - от 180 до 227 ккал. При одинаково легком усвоении продукта человеком... Микрочастицы грибного порошка - перевариваются мгновенно, подобно мясному бульону. Реальный шанс суррогатной замены мяса и муки одновременно.   - Так, выходит, что суточная норма - не менее 1 килограмма грибного порошка на душу населения...   - Кстати, а что делать с теми, кто не любит грибы? - смешок, - Или, скоро полюбят?   - Давайте решать проблемы по мере поступления. Полагаю, что гурманы воодушевятся чужим примером.    Химический состав грибов Павел Алексеевич Кучер

Химический состав и пищевая ценность грибов. Таблица влажности воздуха.

  - Я скорее взбешусь... - резко мрачнеет сварщик, - Теща меня этими грибами во как, - удар ребром ладони по шее, - дома достала. И жареные, и вареные, и моченые. Вроде вкусные... А настоящей сытости - ни на грош.   - Откуда ей там взяться? Фунгин, тот же хитин. Ни кипяток, ни желудочный сок его не берут. Как вошло, так и вышло, - оратор косится на меня, но решительно добавляет - хоть заново промой и опять на сковородку...   - Правильно излагаете, - включается в разговор голос из-за спины, - Делали опыт. Водилась у нас в Союзе 70-х годов группа "экстремальных туристов". Горожане, со скуки, пробовали жизнь на прочность. Раз они на необитаемом острове, в архипелаге Римского-Корсакова, изображали потерпевших кораблекрушение. Просто высадились на берег "совсем без ничего". Ну, с тем, что лежало в карманах. Корабль ушел, а они "выживали"... "Комсомолка" про них много писала. В 1977 году, они же специально "заблудились" в тайге под Красноярском и плутали там целых 16 дней, изображая потерявшихся грибников. Тоже, только с тем, что обычно в карманах.   - Помню! - радостно провозглашает Ахинеев (чувствуется, мужик не дурак пожрать и "пищевая тема" его живо интересует), - у меня где-то дома лежит книжка Леонида Репина "Затерявшиеся в тайге". Он - как раз из этой троицы... Описал свои лесные приключения. Ровно две с половиной недели, с конца августа до середины сентября, они питались в тайге только подножным кормом, в основном - грибами. Сбросили по 10-12 кг веса...   - То есть, грибы - это почти не еда? - трое смотрят на меня выжидающе, а Ахинеев подмигивает - давай!   - В виде крупной фракции, как их обычно готовят, максимум - низкокалорийная приправа или закуска...   - Тогда, с какой стати нас от работы отвлекают? - раздраженно начинает заводиться обожженный...   - Потому, что никакой другой еды у нас сейчас нет, - решительно обрывает его Ахинеев, - Такая новость.   - "О моё племя!" - снова ёрничает сварщик, - "У меня для тебя, сегодня, целых две новости - плохая и хорошая. Во-первых, на нашем острове не осталось никакой еды, кроме банановой кожуры. Фу, какая плохая новость, давай скорее хорошую! Но, зато - этих шкурок у нас целые горы!" - нашел же время и повод острить.   - Слышала, Галина? Давай скорее хорошую новость!   - При размоле массы грибов до крупности обычной муки, площадь её контактной поверхности настолько возрастает, что содержащиеся в частицах питательные вещества усваиваются организмом полностью, - молчат, - Однако, высокое влагосодержание свежих грибов не позволяет вести тонкий размол без их предварительной сушки. Клейкая сырая масса крепко прилипает к истирающим поверхностям, отчего процесс останавливается.   - А в числовом выражении? - что он этим хотел сказать? Уставились, как на чудо морское... У всех - резко обозначились углы рта. Злые, старые и голодные...   - Галочка, - теперь Ахинеев почти ласков, - слова "много", "мало", "сырой", "сухой" и так далее - смысла почти не содержат. Нам нужны данные для инженерной прикидки. Помнишь на память? - экзаменатор, блин...   - Вода составляет 85-90% массы свежих грибов...   - А надо?   - Для качественного размола и длительного хранения порошка влажность не должна превышать 12-13%.   - О! - сварщик хлопает ладонями по грязным штанинам, - Ради получения каждого килограмма грибного порошка надо испарить 4 килограмма воды... С этим уже можно входить для доклада!   - Тепловой режим сушки? - прерывает его дядька стоящий слева.   - Чего?   - Как быстро требуется испарять воду, и до какой величины допускается нагревать будущий продукт?   - Насчет быстроты - я отвечу, - Ахинеев дает мне время собраться с мыслями, - раз грибов у нас "целые горы", - теперь он подмигивает сварщику, - то "чем быстрее, тем лучше". Времени-то на заготовки - в обрез.   - Ага, значит - "мгновенная сушка"! - веселеет спрашивающий, - а максимальная температура?   - Думаю, - внимают с почтительным видом, - не больше 60 градусов Цельсия, - и решительно заканчиваю фразу, - а может быть - 55 градусов. Но, точно не выше... Что-то происходит с химическим составом. Нельзя!   - Правильно девушка излагает, - поддерживает меня сварщик, - теща тоже вокруг духовки с термометром кудахтала. Что б грибы случайно не перегрелись. Про 60 градусов - помню. И что это нам дает?   - При 80% влажности и температуре 60 градусов Цельсия, - как робот из кинофильма, на память, выдает Ахинеев, - согласно психрометрической таблице, один куб воздуха содержит чуть больше 100 граммов воды.   - Отсюда следует, что для получения килограмма грибной муки надо прогнать через сушильную камеру сорок кубометров горячих топочных газов с остаточной температурой на выходе - 60 градусов.   - В тонкопленочной или пылеобразной фазе испарение почти моментальное... - подхватывает сварщик.   - Особенно, если совместить сушку и растирание с автоматической очисткой поверхностей размола...   - Жернова не годятся... И вообще, трущиеся поверхности. Чуть подсохнет и склеится на ху... - оживились. Как выражается папа - "пошел разговор по существу".   - Шаровая мельница годится? Если продувать по оси поток воздуха, то получится массовый сепаратор...   - А шары для неё, в товарном количестве, сам высрешь? - вспомнил про меня, - Ой, пожалуйста извините.   - Железных обрезков, для начала, насыпать. Постепенно обкатаются... И - в пустую бочку. На роликах...   - Твоей бочке сразу настанет пи... - оратор виновато озирается, - Это... её же, в момент до дыр протрет...   - Хер там протрет! Нержавейка - она, сука, крепкая... - этот уже и меня не стесняется, - Зае... протирать.   - Фигня вопрос! Обрезки следует предварительно отжечь. Для мягкости... Тогда - наверняка не протрут.   - А грибы? - про меня почти забыли, Ахинеев незаметно делает мне знак - смывайся. Процесс пошел...   - Если пристанут к железякам, бл... - так ху... потом отдерешь! - действительно, мне пора. Разберутся...   - Как налипнут, так и отскочат, - слышится в отдалении, - Сказано же - сушка и размол одновременно...   - А на выходе - рукавный фильтр. Из чего? Из новой палатки... Там такая площадь поверхности - я еб... - м-м-да... похоже, что русский матерный является "языком межнационального общения" не только на войне.      Обратный путь в "спальный район", по нормальной тропинке, в обход зарослей, занял неожиданно много времени. Второй день сокращенной диеты, а уже пошатывает? И опять есть захотелось... А может, причина в недосыпе? Вот сейчас заберусь в "модуль" (за день он на солнышке должен хоть немного прогреться), залезу под одеяло - и провалитесь вы все, хоть под землю. Голова идет кругом... В ушах звенит... Нет, в ушах гудит... Нет, это в кармане гудит... Рация?! Опять?! Как они все меня сегодня достали!      - Да, Вячеслав Андреевич... Хорошо, Вячеслав Андреевич... Иду, Вячеслав Андреевич... - это Соколов.      У господина (или товарища?) начальника экспедиции - осунулось лицо. У начальника обороны - глаза красные, как у кролика из зооуголка... Штабной "модуль" огромный. Рассчитан на проведение совещаний и прием делегаций. Я тут в первый раз. Кожаные офисные кресла на колесиках и люминесцентные настольные лампы, в сочетании с легкими складными столами защитного цвета и дикой природой в метре от выхода - это оригинально. Граждане начальники изволят пить чай. Точнее, какой-то отвар с пряным запахом... Не чай...      - Галина Олеговна? Присаживайтесь! - кресло абсолютно новое. Местами к нему ещё прилипли клочки упаковочной пленки. После лесных пеньков и жестких скамеек - просто праздник... для спины и задницы.   - Извините за беспокойство... Вынуждены прервать ваш сон, - так, он думает, что поднял меня с постели.   - Что? - какие все вежливые, аж противно.   - Нам (к чему игра в демократию, известно, кто здесь главный) сообщили, что у вас есть толковая идея...   - Ну... - Смирнов кашляет в кулак.   - Если можно, изложите нам её по возможности кратко. А то товарищ Ахинеев - человек увлекающийся.   - О чем конкретно? - странно, старательно делают вид, что в наших отношениях ничего не поменялось...   - О вашем способе переработки пищи, - сразу взял быка за рога, - О способе сделать запас на зиму, - ого! Про такую возможность я только намекнула, - О возможных при этом опасностях, - глубоко берут!   - Сколько вам надо людей? - это уже Смирнов голос подал. А я откуда знаю? И зачем мне вообще люди?   - Кх-х-х... - стакан курящегося паром отвара в мельхиоровом подстаканнике (точно разграбили запасы для VIP посетителей) оказывается передо мною моментально. Отхлебываю... Похоже, пью что-то психотропное... Ай да начальники! Ладно, приобщимся.   - Мы внимательно слушаем... - и действительно. Будем надеяться, эти хоть материться не будут. Хотя...   - Ахинеев сказал, что в радиусе нескольких километров от лагеря охотой истребили всю крупную дичь.   - Так! - подтверждающее кивает Смирнов, - Посты докладывают, что появление кабанов и копытных уже редкость. А для организации крупной загонной охоты нет ни сил, ни средств... - помолчал, - наша недоработка.   - Следовательно, вокруг пропала предпоследняя ступень "пищевой пирамиды" лесного биоценоза, - открыв рты, ждут от ученой дамочки обнадеживающих рекомендаций, - Ну, если считать нас "вершиной".   - Это хорошо или плохо? - блин, из-за кресла забыла, что я не на симпозиуме. Надо выражаться проще.   - Это значит, что та пища, которую раньше поедали кабаны, зайцы и олени, никуда не делась и оказалась в нашем полном распоряжении. Однако, траву мы пока непосредственно есть не можем. Зато грибы - вполне.   - Грибы не еда, а её имитация, - довольно грубо отзывается на мой посыл Соколов, - Ставили опыты. При чисто грибной диете люди теряют вес со скоростью около килограмма в день, хотя и питаются "от пуза". Это замаскированный голод!   - Грибами не прокормиться, - поддерживает Смирнов, - бабка рассказывала, как они в войну мучились...   - Дело не в самих грибах, а в технике и энергозатратах, для их первоначальной обработки.   - ??? - не понимают, - Поясните мысль.   - Каждая ступенька "пищевой пирамиды" означает рост или снижение необходимых затрат на получение пищи приблизительно на два порядка. Самое выгодное занятие - охота. На каждую 1 ккал затраченной энергии охотник сразу получает 1000 ккал в виде туши убитого зверя. Но, места на этой вершине очень мало. Стоит хищникам истребить доступную им "крупнотоннажную" фауну - и всё, можно класть зубы на полку.   - Понятно, - Смирнов теребит небритый подбородок (тоже ночь не спал?), - Избыток охотников вымирает до достижения "оптимального" уровня. Грубо говоря - "волков много не бывает".   - Человек - "абсолютный хищник", способный в одиночку убить любого зверя. Настоящий царь зверей. Тем не менее, если крупной дичи поблизости нет, то этот закон природы и для него неумолим.   - Вы сказали, про рост относительных энергозатрат... Это такая шутка?   - Это база, для понимания происходящего. Всё в мире можно оценить через энергию. Вы сказали, что для загонной охоты нет ни сил, ни ресурсов. Вот оно самое и есть. Энергетический барьер, который не взять в лоб.   - И что теперь?   - Неолитическая революция показала, что земледелие и скотоводство, менее выгодны энергетически, чем охота, но сказочно расширяют кормовую базу и ареал обитания. Скотоводство дает около 100 ккал на каждую затраченную, а примитивное ручное земледелие - около 10-20 килокалорий. Труд и знания позволяют черпать ресурс на более низкой ступеньке "пищевой пирамиды" и соответственно увеличивать численность населения. За счет отсутствия конкурентов.   - Это понятно... Если бы сейчас была весна и время развести огороды - проблемы бы не стояла так остро.   - Каждый шаг вниз по ступеням "пищевой пирамиды" - это примерно стократный рост энергозатрат на единицу получаемого продукта и пропорциональный демографический скачок. Сегодня, - запнулась, - в XXI веке, на Земле живут приблизительно 6,5 миллиарда человек. При этом, на добычу 1 ккал пищевого эквивалента, в странах с интенсивным земледелием "индустриального типа", тратят до 5 ккал условного топлива. Синтетическая пища обходится дешевле...   - Вы хотите сказать, что у нас сейчас нет проблемы с пищей, а исключительно проблема с энергетикой?   - Можно выразиться и так, - круто загнула! "Если хочешь что-то понять, попробуй объяснить это другим"   - Тогда, попрошу выразить вашу мысль более конкретно.   - Табличная урожайность только одних маслят, только здесь и сейчас - составляет не менее 5-7 ц/га.   - Больше, - Соколов заглядывает в бумажку, - народ рапортует, что за неполный рабочий день, сходу, уже набрали уже несколько тонн грибов.   - Значит, после сушки с размолом - они станут как пшеничная мука? - это Смирнов интересуется, видно Ахинеев поспешил довести мою информацию до руководства, - Можно будет и хлеб печь?   - Даже лучше. Грибной порошок калорийнее и легче усваивается, а белка и витаминов там - как в мясе. Полисахаридов меньше. Да! Перерабатывать свежее сырьё надо немедленно после сбора... Буквально, в же первые часы.   - А как такая штука хранится?   - Хуже чем мука. Грибной порошок очень гигроскопичный. Легко отсыревает и начинает гнить... Нужно или сразу его как-то перерабатывать дальше, - ты посмотри, каждое моё слово ловят, - или добавлять в свежий помол консервант. Годится любой природный.   - Например?   - Сухой толченый ягель. Процент-полтора, по весу, от закладки грибной массы... Там антибиотики.   - Андрей Валентинович, - прерывает меня Соколов, - немедленно распорядитесь. Вы знаете, кому можно это поручить, - похоже, не забыл нашу "настойку". Господи... Володя, прости, - Отправьте группу немедленно.   - В чем ещё засада? - Соколов, не отрываясь от разговора, делает пометки в потертом "ежедневнике".   - Для получения каждого килограмма грибной муки (суточная норма потребления для одного человека) требуется израсходовать 4 килограмма свежих грибов и пол-литра бензина, - немая сцена, - Ну, или эквивалентное ему количество условного топлива. "Инженеры" при мне считали. Запомнила... - хм, что-то я не то сейчас сказала.   - Например? - ой, забыла, что жидкого горючего осталось под обрез...   - Киловатт-час электроэнергии, - чего они перепугались? Я табличку из школьного учебника цитирую. А, электрогенераторы на бензине и солярке работают... - ну, килограмм-полтора дров... - оба, с вздохом облегчения, откидываются на спинки в своих креслах.   - Так бы сразу и говорили. Дрова у нас есть... - попробуй-ка, пойми этих начальников.      Был бы на моем месте лицемер Дейл Корнеги - улизнул бы моментально, пользуясь удачным стечением обстоятельств. А меня злая сила подтолкнула на прощанье открыть рот.      - Дрова, в своем первозданном виде, не годятся...   - Почему? - обиделись, словно малые дети. Будто повертела перед носом конфеткой и снова спрятала.   - Нам нужно тепло и механическая работа, а не пламя и дым, пополам с золой, - чему он радуется? - На открытом огне, или в дровяной печи, ничего не получится. Если бы она и была...   - Чуешь, Андрей Валентинович, какие у нас кадры?! На ходу подметки режут! - не поняла... Пояснил, - Первый, опытный, образец газогенератора сварщики начали собирать ещё вчера утром. Как только стало ясно, чья взяла...   - Мне можно идти? - извините, граждане, я вашей радости не разделяю... Тем более, что голова трещит.   - Позволите бестактный вопрос? - ладно уж, задавайте, - Как вы думаете, почему Владимир... - запнулся, - ввязался... во всё это? Вроде умный мужик... был. Если не трудно, объясните своими словами. Нам важно. Он ведь - один из немногих, кто заранее, ещё там, - ну, ясно где, - предполагал такой вариант развития событий?   - Потому и ввязался, что умный! - только не хныкать... Правду, значит, захотели? Их есть у меня! Целых три... - Во-первых, он рассчитывал вернуться из "дыры" не абы как, а триумфатором, с победой... Вы хоть знаете, кто вообще-то настоящий инициатор проекта "Остров"?   - Ожидаемо, - мрачно кивает Смирнов, - Подобный настрой сразу видно. Стало быть, лично возглавить голодный Холокост господин полковник ФСБ не пожелал, - ха, прорвалось отношение армейских к госбезопасности. Так ведь и ты этого делать не собираешься... Вон, как вовремя всё на Соколова спихнул.   - Во-вторых, он рассчитывал на разумное использование наличных запасов продовольствия...   - Поэтому, возглавил их уничтожение? - язвить, товарищ Соколов, не надо. Вполне могло и получиться... Даже при варианте "Омега"... Не упоминая крайнего случая. Эх, где же ты, далекий Париж? Судя по всему, лучшие годы жизни мне предстоит угробить в этой "жопе мира".   - В-третьих, - на подначки не отвлекаться! - он с самого начала представлял, что такое, для таежного биоценоза, почти четыре сотни городских дядь и теть, пытающихся выжить "на подножном корму". Нагрузка просто запредельная. Все верхние этажи "пищевой пирамиды" подобная голодная толпа, оставшись наедине с суровой природой, снесет, как бульдозер. Выбьет-распугает зверьё, птицу и рыбу, а потом - в драках за последние харчи протянет ноги, не дотянув до настоящей зимы. "Эффект мамаевой орды..." - про Блокаду, как пример, пока лучше помолчать...   - Причем, бежать им некуда. Даже пытаться рассредоточиться малыми группами - бессмысленно. Ведь у половины коллектива даже "зимнего" нет, - поддакивает мне Соколов, - блокадный Ленинград в миниатюре...   - В Ленинграде столько леса не было... - слово сказано! Не мною... Смирновым, - Опять же, ни немцев, ни бомбежек... - Надо же, он надеется, что дела поправятся... Ищет хорошие стороны в окружающей действительности. Оптимист!   - Считаете, за счет избытка доступной энергии и техники, как вы описывали, удастся выкрутиться? - для самого Соколова, похоже, наше положение сродни занятной головоломке. А если вот так сложить? А вот так?   - Откуда я знаю? - в самом деле, откуда?   - Тогда, спрошу иначе. На какой ступеньке технологической лестницы вы отводите нам место? - занятно.   - Ну-у... Если считать, что мы рухнули с верхней позиции "абсолютного хищника" до "травоядного" уровня... Смотрите! Один килограмм грибной муки содержит примерно 2000 ккал. Это около 8,4 МДж энергетического эквивалента (помню, инженеры мыслят в размерностях системы СИ). На добычу такого килограмма (дневной душевой нормы) требуется истратить энергию сушки (нагрев до ста градусов 40 кубов прогоняемого через установку горячего воздуха) - где-то 10 МДж... Плюс - энергия размола, энергия транспортировки грибов к месту обработки и работа, потраченная сборщиком сырья. Плюс - неизбежные на производстве потери. Считаем, это ещё половина от энергии сушки. Выйдет, как раз две килокалории истраченной работы или тепла на каждую килокалорию, содержащуюся в добытой пище.   - Слышал? - обращается Соколов к Смирнову, - примерно то же, только другими словами, здесь утром Ахинеев пропагандировал. Барьер! Удержим технологический уровень - выживем... Скатимся к примитивной технике добычи корма - надорвем пуп и пропадем ни за грош... Голыми руками такую нагрузку не потянуть.   - Спасибо, Галина Олеговна. Вы свободны. Рацию держите в положении "прием", - слава богу, наконец, дождалась господской милости... Пойду отсыпаться.         Как заснула - не помню. Едва разувшись, упала, на лежанку "модуля", закрыла глаза и вырубилась... Зато пробуждение от сна вышло кошмарным. Медленно приближающийся истошный человеческий визг растянулся не меньше чем на минуту... Это ужасно, когда на закате дня (небо ещё светлое, но солнце спряталось), в дикой таежной глуши кричит, срывая глотку, потерявший от страха человеческий облик мужчина... Сразу всплыл в деталях когда-то потрясший моё детское воображение фильм "Люми". Так и представила - из леса выскочило жуткое чудовище, этакий таежный йоти... и гонится за несчастной жертвой... щипая от неё по кусочку. Ой! Так и заикой сделаться недолго! Вопль смолк буквально рядом. Хотя... Нет. Это с непривычки, тишины и спросонья показалось. Далеко. Что там такое? Или - кто? Оно его (не могу представить, что заставило мужика так орать, машинально подумала о причине в среднем роде) догнало? Убило? "Оно", как у Кинга. Рука сама потянулась к пистолету. Глупости... На глазах у людей, прямо посреди лагеря? Если и так, то почему не слышно стрельбы? Ох! Один черт, пора вставать. Кроме обеденного сухаря во рту с утра ни крошки. Живот, как судорога стянула.      Новый вопль. Теперь женский... Короче и веселее, как-то. С таким "И-и-и!" люди катаются по желобам в бассейнах. И стрельбы нет... Елки-палки! Если б не точное знание, где я и что со мною, легко представить, что вокруг парк культуры и отдыха, наполненный крутыми аттракционами. Вроде запуска человека из рогатки. На двух резиновых жгутах, прикрепленных к специальному поясу, пациент улетает в небо метров на 20 и выше. С соответствующими звуками... Опять кричат... И опять не понять - то ли от страха, то ли от удовольствия. Надо прогуляться... Сон этим "кошачьим концертом" всё равно перебили, да и есть хочется не по-детски... Сказано - "ужин после захода солнца". Заодно узнаю новости. Прямо спрашивать, "дадут ли сегодня жрать?" - неудобно.      Пока собиралась - в "модуле" зажегся свет. Сюрприз... То ли я забыла проследить за Ахинеевым прошлой ночью, то ли кто-то навещал наш домишко после отключения энергии, щелкнул выключателем и так бросил... Лампочка светит ярко и ровно. Как в старые добрые времена. Добрый знак... Сунулась на свежий воздух, а там тоже перемены. Во-первых, снова горят прожекторы, освещающие лагерь и подходы к нему. Он действительно слегка напоминает "Луна-парк". Причудливо громоздятся штабеля снаряжения, тонкими паутинками блестят на фоне пожухлой зелени тянущиеся во все стороны линии связи и тросы канатных переправ... Во-вторых, со стороны кухни тянет вкусным запахом... В-третьих, параллельным курсом движется маленькая толпа и можно разузнать новости. Успею перехватить? Свет выключить... Вход закрыть... Вот черт, не успела. Уже в сторону санчасти повернули. Не везет... Мне... И тому, кого сейчас ведут под руки... За новостями надо отправляться в более обитаемое место. К умывальникам, например. Там как раз отмывается холодной водой вернувшаяся из леса смена. Грибники вернулись. От них остро пахнет прелой хвоей, сыростью и собственно грибами. Можно выяснить, почему они явно поднимались сюда со стороны реки, а не шли верхней тропинкой? Это же далеко!      - А он руками и ногами упирается - "Я летать не нанимался!" А старшина - "Ты же, вроде, как авиатор?"   - Хочешь, сейчас угадаю, что майор ему ответил? "Я с вами на брудершафт не пил!" В смысле не тыкай...   - Точно! А Варнаков ему, этак с ленцой - "Мне с тобой, сцыкливая гнида, даже рядом стоять западло..." Сгреб, поднял на воздух, засунул в снасть... ну, и направил... как мешок... С ускорением... Тот, такой подставы не ждал. Пока мчался, в меру сил изливал распирающие чувства...   - То есть, Анатолий Анатольевич тупо очковал один разок проехаться напрямик, по воздуху? Причем, после баб?   - Ну, да... А оно надо, ради одного человека, в темноте, ноги трудить? И так за день находились. Главное, что там было бояться? Ведь целый день, без единой осечки, тяжеленные тюки гоняли. 100% надега... Вжи-и-ик! И сразу в лагере.   - А-а-а... так это тот самый майор орал? Я услышал - офигел. Звук - аж морозом по коже продрало. Будто свинью живьем рвут на части... Силен!   - Ну... Он и похож на поросенка, - смешок, - Говорят, на английском парусном флоте вахтенный иногда специально мучил корабельную хрюшку, что бы в тумане она предупреждала встречные суда своим визгом. Свинья - это единственное животное, способное непрерывно визжать часами. Заготовленную для пропитания скотину попутно использовали, как сигнальную сирену.   - Забавно... Мужики, сейчас ведь, как раз - XVII век? Предлагаете продать майора Логинова, на флот Его Величества Карла Первого, корабельным поросенком? А чё... Думаю, справится! Тембр звучания и громкость - на твердом мировом уровне. Почти за километр кровь стынет в жилах...   - Фиг ему, а не Англия! Пускай здесь грибы вынюхивает. Молча... Самое поросячье дело.   - Зуб даю, попытается на завтра выпросить больничный - "в связи с пережитым острым стрессом".   - А дадут?   - Хрен разберет... Ты бы видел, какой он при свете оказался. Морда синяя, руки дрожат... Хотя, запускали нормального. Реально мужик перетрухал. Видно, высоты боится до усеру...   - Рожденный ползать - летать не может!      Или я слегка сошла с ума, или за время моего сна что-то в мире радикально изменилось... Какие такие полеты? Какая ещё боязнь высоты? Похоже, они грибы не только собирали, а ещё и ели. Кстати, в Питере тоже водятся ядреные грибочки, дающие "реальный приход"... Замедлила шаг и пригляделась к шагающим навстречу собирателям даров леса. Вроде на вид адекватные. Может, местные поганки влияют на сознание более тонко, не затрагивая формальную логику? Выбралась на открытое место... М-м-мать! Боковым зрением, с той же стороны, откуда доносились звуки, уже почти в полной темноте, мелькнул быстро мчащийся на фоне звезд предмет... Живой. С растопыренными руками и ногами... "И-и-и-и-и!"      Уф-ф-ф... Всё в порядке. В смысле, у грибников мозги на месте. Разговор не бред, а лишь констатация злостного нарушения техники безопасности... С самого начала нас инструктировали, что транспортировка по тросовым переправам людей строжайше запрещена. Только грузы... Только с надлежащими предосторожностями и подстраховкой... Кое-кто, разумеется, запрет нарушал. И не только солдаты... Помню, как один из "космонавтов" (умел Володя одним словом выразить суть явления), пойманный с поличным, оправдывался в своём мальчишестве. Кажется, мотивировал его попыткой не отставать от прогресса. "Задача инженеров - максимальный эффект ценой минимальной затраты сил" Да, точно! Как-то он ещё пафосно выразился, типа - "Основная цель НОТ - без крайней нужды ничего не делать руками, не ходить ногами и не таскать на себе грузы..." Судя по вечерним событиям, его идеи таки овладели усталыми массами. Лихая езда по канатам с помощью транспортных подвесов на глазах превращается из предосудительного деяния в норму поведения... Словно расшалившиеся дети. Опасно же!      - Галина Олеговна? - меня, узнали, - Вы в столовую? - обыденные слова, из навсегда сломанной жизни.   - Ага... - словно ничего особенного сегодня не случилось. Кстати, почему мне сейчас стало так спокойно?   - Столовая - на перебазировании. Там только готовят... А места питания рассредоточены. Идем с нами!   - Куда?   - На мельницу! - только после этих слов до мозга дошло, что мне напоминает уютное басовитое гудение. Город, где-то работают машины. Для жителя мегаполиса шум техники ночью привычен. Видимо, подсознание посчитало слегка подзабытый, за месяц тишины, урбанизированный звуковой фон "признаком дома". Занятно.   - Спасибо вам! - что-то сегодня меня постоянно хвалят всякие посторонние люди. Не к добру...   - А расхода хватит? - утренний обыск и тотальное изъятие продуктов настроили мысли на "голодный" лад.   - Майора в санчасти накормят. Его пайка - в любом случае лишняя. А для вас - и добавка найдется... - это вообще странно. Особой популярностью я в экспедиции никогда не пользовалась. Что ещё за новые веяния?      На природе, даже при искусственном свете, темнота превращает знакомую местность в сущее берендеево царство. Впереди - сказочные шатры и званый пир... Эк, меня с голодухи-то разобрало... Какой пир? Тризна... Сознание двоится... Володя считал, а ещё утром я сама была совершенно уверена, что на днях лагерь ожидают судороги голодного бунта или свирепое нормирование последних крох продовольствия. Грубо сколоченный из свежеструганных досок стол, лавки вокруг и котлы-термосы с остро пахнущей похлебкой рвали это видение на части. Откуда? Ещё в обед Ахинеев отдал мне свой собственный последний сухарь... Кстати, а вот и он сам...      - Галина! Вы должны это видеть! - тоном метрдотеля обращаясь к остальным, - Вы пока рассаживайтесь, товарищи. Мы - сейчас... - надо понимать, люди нас ещё и ждать будут? Голодные и уставшие, после работы?   - Как-то неудобно... - крепко взял под локоток и почти тащит в сторону источника шума.   - Надо! - кому? - Установка совсем сырая. Требуется свежий взгляд со стороны. Желательно специалиста.   - Ой! - что угодно ожидала, но что бы такое...      Посреди громадной, криво установленной палатки, высотой с двухэтажный дом, к балке идущей у самого потолка (если допустимо так назвать матерчатую крышу), подвешены два надутых воздухом тканевых мешка. У первого, из какой-то плотной синтетики (похоже на складной пожарный резервуар), к нижней конической части прицеплена горизонтально лежащая бочка из-под горючего, с косо приваренным на боку прозрачным люком-оконцем. Кажется, от лабораторной печки... Там гудит пламя. К торцевой части бочки подключены два гофрированных шланга. В толстый гонит воздух могучий центробежный вентилятор от надувного ангара (сам он, помнится, в узкую "аномалию" так и не влез). Тонкий шланг тянется за пределы палатки в темноту. Другой торец бочки-печки переделан в приемный бункер. Тоже из бочки. Точнее - из двух бочек. Поворотный шлюз, вроде дверей рентгеновского кабинета. Как это работает - понятно. Потный от жара и работы солдат в надетом на голову противогазе поворачивает рукоять. В боковине бочки открывается широкая жадная щель... Туда вываливается очередной мешок свежих грибов из кучи стоящих вокруг. Обратное движение рукояти. На месте щели остается овал блестящего металла. Звук изменился, став натужным. Машина получила порцию сырья.      Первый тканевый мешок, горячий и туго надутый, дрожит от кипящей внутри массы. Его верхняя часть, плотно охватывает круглую вентиляционную трубу, уходящую в глубину палатки, где, сложенный хитрыми вертикальными складками, с потолочной балки свисает второй мешок. Большой и лениво колышущийся, как до неприличия распухшее привидение. К вислому брюху монстра приспособлена труба с задвижкой от печки "буржуйки". Мешок словно дышит... Его морщинистые бока вздуваются и опадают, окутанные клубами остро пахнущей пыли, сквозь которые с трудом пробиваются лучи света от угловых фонарей. Второй солдат, тоже в противогазе и тоже полуголый, но не блестящий от пота, а серый, наполняет этой сухой трухой металлические короба с ручками. Кажется, в подобных емкостях военные хранят сухие пищевые продукты. Муку и крупы... Мука? Это и есть их пресловутая мельница? Оригинально!    Производство муки Павел Алексеевич Кучер

Индустриальная (начала ХХ века) и постиндустриальная (середина ХХ века) технологии производства пищевой муки.

  - Ну, как? - сходу отвечать некультурно, обшариваю глазами захламленное помещение. Пыльный солдат оттаскивает в сторону очередной короб грибной трухи. Хм... Там уже небольшой штабель громоздится... Штабель?!!   - Производительность машины - 70 кг сухого порошка в час. Собрали ещё засветло. Опытной продукции как раз хватило на ужин... - шум вентилятора глушит слова... Потный солдат щедро сыпет грибы в ненасытную щель приемника... Вентилятор придушенно рявкает и продолжает гудение тоном ниже.   - Так вы это хозяйство за пол дня соорудили? - увы, моя попытка пройти в палатку жестко пресекается.   - Назад! Яд! - черт, действительно... Если оба работника - в масках (при открытых клапанах и дверных проемах !), значит - это не спроста. Топочный выхлоп обильно насыщен угарным газом. Вот же экстремисты!   - Я только посмотреть...   - Уже! Больше тут ничего нет, - хм, лаконично. И он прав. Смотреть, не на что. Всё примитивно до жути.   - Пожара не боитесь? - сочетание открытого огня с матерчатыми стенками палатки и запыленным трухой воздухом наводит на мысли о катастрофических взрывах воздушно-мучного аэрозоля на мельницах.   - Боимся, - отслеживаю его взгляд и натыкаюсь на размашистую черную надпись прямо по полотну - "Не курить! Убью!" И череп с костями, на фоне символического взрыва, - Открывать топку во время работ строго запрещено. Другого огня здесь нет. Светильники и разъемы кабелей - в герметичном исполнении.   - А подействует?   - Подбирали некурящих... - втягивает носом воздух. Оглушительно чихает, - У вас имеются замечания?   - Сразу не сообразить... В целом - устрашающее сооружение. Нарушены все мыслимые нормы и правила.   - Человек - ленивая обезьяна. "Просто так" он монотонно работать не хочет. Даже за большие деньги! И? Если работа нудная - надо сделать её интересной. А если интереса никак не получается - то хотя бы опасной...   - Душ для бойцов предусмотрен? Грибная пыль раздражает кожу и вызывает острый коньюктивит...   - Обернитесь! - что-то я его не вижу, - Вон, в кабинке, - а я подумала, что там сортир. Будка-то одиночная. Впрочем, архитектура душевой не слишком отличается от классического дворового туалета. А гадить ходят в кусты... Пищевое производство, прости господи. Придраться?   - Тогда, как чисто временное явление, сойдет, - можно думать, мои слова имеют здесь вес, - Мысль смастерить шаровую мельницу оставили до лучших времен? - помнится, уже в обед затея показалась мне бредовой. Хотя, увиденное, пугает ещё более. Не выпуск еды, а форменная походно-полевая душегубка.   - Обижаете! Просто ещё не успели. Надо было урожай спасать. Вот и предпочли самый быстрый вариант. Цейтнот! Если б мы сейчас не родили нечто работоспособное, производительностью 300-500 кг сырых грибов в час, то уже завтра коллективу тупо нечего было бы жрать... Так что - спасибо за идею! - опять благодарят...      Сияет... Он ведь не просто так меня сюда притащил. Хвастается! Насколько же мужики любят это дело... Блин... Если бы мне поставили задачу сочинить нечто, превращающее свежесобранные маслята в сухую муку, то, по науке, получилась бы "производственная линия" из доброго десятка агрегатов. Мойка сырья, шнековый пресс для отжима лишней влаги, первая сушка в псевдоожиженном слое, помол сырья в шаровой мельнице, уловитель металла, вторая сушка в псевдоожиженом слое, охлаждение, просеивание, упаковочный автомат... А здесь всё неправильно. И не поспорить. Достаточно, как выражаются "железячники", припомнить матчасть. Гриб - это насыщенное влагой пористое тело. В мокром состоянии - весьма упругое. В сухом (влажность менее 14-15%) - хрупкое и ломкое. Вплоть до самостоятельного рассыпания в пыль при малейшем трении или ударе. В среде с температурой выше собственной такое тело интенсивно теряет влагу и не нагревается. В отличие от зерна, склонного образовывать на поверхности плотную корку, мешающую интенсивной сушке, гриб поры не закрывает. Ему нечем. В процессе перемешивания струей горячего воздуха внешние (сухие) слои плодового тела постоянно стираются и улетают пылью в рукавный фильтр. Внутренние - опять сохнут, не нагреваясь. И так до полного размельчения... Один вентилятор, одна газовая горелка, два мешка и несколько старых бочек... За пару-тройку часов, без предварительных расчетов, на коленках, из подручных материалов... Господи боже! Володя, зачем ты так торопился? Если бы ты приплыл за мною сейчас - всё бы повернулось совершенно иначе.    Сушилка-дробилка фонтанирующего слоя [Павел Алексеевич Кучер]

Опытный образец прямоточной сушилки-дробилки для производства грибного порошка. Фото предоставлено Артуром Макгваером.

  - Прекращай реветь! Не могло быть по-другому! - так же, поддерживая под локоток, Ахинеев ведет мою плачущую тушку (потоком хлынувшие слезы мешают разглядеть дорогу) обратно... к накрытому столу... одну.   - Почему? - какое мне дело до чужого торжества, если Володи больше нет? И никогда уже не будет...   - Потому! Садись... Платок есть? - чистый "сопливчик" я прихватила. Не думала, что скоро понадобится.   - Товарищи! Прошу внимания! - мне освобождают место на скамье, подсовывают миску с парящим варевом, в пальцы правой руки суют налитый на треть граненый стакан, - Погодите чокаться! - от удивления слезы на миг высыхают... - У Галины Олеговны сегодня большое личное горе... - народ сочувственно замолкает. Не ожидала такого тактичного отношения. Честно... Решительно опрокидываю содержимое стакана в рот. Ой... Дух перехватило!   - Помянем... - гул траурного застолья (хоть бы предупредили!) пульсирует в ушах. Обжигающий ком мутной спиртовой настойки катится в голодный желудок. Хлеба нет... Вместо закуски - пронзительно вкусная густая бурда (грибная болтушка с крупно рубленным луком и маленьким кусочком мяса). Словно в насмешку. Только бы не вздумали выражать мне соболезнования. Совершенно бредовая ситуация. Он же их всех заранее приговорил... И они это прекрасно понимают!   - Спасибо... - глаза наливаются слезами... В руку опять суют стакан... Володенька, в день твоей смерти пью и закусываю с твоими врагами, прости меня за всё...      - А теперь, граждане, - наше жалкое застолье на дощатом столе без скатерти, напоминающее фото военной поры, резко контрастирует с яркими куртками и современными элементами быта, вроде галогенных фонарей, - Помянем усопшую в бозе государственную власть! И отметим первый маленький успех...- Ахинеев в своем репертуаре, без жмени ехидства - никак, - Господа начальники, вчера, оптом списали нас в расход. По их прикидкам, в данный момент, все присутствующие должны были бы, как минимум, улечься спать голодными... - жестоко, - Мы, сегодня, списали в расход их... Ну, и нарушили кое-какие планы, - кивает мне, - Короче, добро пожаловать обратно в Советский Союз!      Вот так... "Проверка на вшивость", не отходя от кассы. Под прицелом внимательных чужих взглядов тяну стакан к губам. Там немного... Глоток. Только бы не закашляться... Похлебки в миске тоже осталось на дне, едва на пару ложек хватит. Спросить добавки или изобразить гордость? Впрочем, думаю, недоброжелательность мне просто померещилась. Просто люди вымотались за день. Некоторое отсутствие любезности объяснимо. Ого! Компот! Точнее, горячий ягодный отвар. Чайники передают по кругу. Народ наливает себе и соседям. Ну-ка... Питьё из "валового сбора" неведомого состава обжигающее, терпкое и сладковатое. М-м-да... Могло быть и хуже. В русской исторической традиции известен и такой напиток бедняков, как "чистый крутой кипяток". Надеюсь не дожить...      - Ага! - тьма, окружающая импровизированную столовую (фактически легкий навес со стенами из пленки) концентрируется в массивную фигуру, - Чуть отвернулся, а они уже водку пьянствуют и безобразие нарушают! Гражданин Ахинеев, на вас только что поступил первый официальный донос! - не поймешь, шутит или правда.   - Огласите, пожалуйста... - тамада скоротечной тризны не торопится выбираться из-за стола, поэтому нахальный ответ выглядит легким издевательством над руководством. То ли Соколов тут главный, то ли он. Похоже, что в нашем коллективе завелся "Карлсон, который живет на крыше". Толстый самоуверенный нигилист, воспринимающий любую власть, как воплощение "домомучительницы".   - Ваша установка, для производства грибной муки, по некоторым отзывам, получается страшнее атомной войны! Пороховой склад, чумной барак и "газенваген" - в одном флаконе. Плюс - полное пренебрежение ТБ, - это он серьезно? Не, я не спорю, что скороспелая городушка "из палочек и веревочек", не шедевр инженерного искусства. Однако, по сравнению с перспективой ночевки на пустой желудок - она несомненный прогресс и шаг вперед.   - Зато, "жратва с полу", - парирует обвиняемый, невозмутимо сидя за столом, - В товарном количестве и почти моментально, - выразительное молчание, сопровождаемое жестом в сторону собрания принимающих пищу, - Именно об этом мы с вами, Вячеслав, сегодня утром спорили. Как сами видите, кое-что уже стало получаться...   - Там у вас не "кое-что"! Там натуральный "ужас, летящий на крыльях ночи". Немедленно остановите работы! - какая муха его укусила?   - Невозможно, - Ахинеев (в отличие от Карлсона) спокоен, как слон, - запущен круглосуточный производственный цикл.   - А что, собственно, случилось? - с удивлением узнаю собственный голос, - Я тоже осмотрела мельницу (надо сразу ввернуть правильное слово). Мы обсудили, как устранить отдельные недостатки, - чего он завелся?   - Люди работают в атмосфере угарного газа! - рявкает Соколов так, как будто застукал доктора Менгеле с подручными, во время проведения преступного эксперимента, - Говорят, у вас там бурундуки дохнут!   - Майор Логинов - стукач... - ни к кому конкретно не обращаясь, равнодушно констатирует Ахинеев.   - Какое это имеет отношение к угрозе жизни людей?! - начальство в гневе. Что-то профессиональное... Может быть, он в своем МЧС пожары тушил?   - Нет особенной угрозы... - парирует выпад возмутитель спокойствия, - Это была дезинформация. Проверка моральных качеств отдельных представителей бывших россиянских офицеров, а ныне - трудящихся Востока. Каждому, подозреваемому по секрету сообщили совершенно оригинальную версию "страшной правды"... Думаю, что утром вы ещё узнаете о живых спорах, прорастающих внутри организма, о примеси в готовом порошке ядовитых мухоморов... ну, и так далее... Просто сегодня фигуранты поленились. Они проснутся и начнется... Ждите.   - Но, ведь бурундук действительно подох? - Соколов слегка сбавил тон, - Отравился угарным газом?   - Так точно! - доносится бравый ответ, - Зачетный был бурундук, но техника безопасности требует жертв.   - ???   - По-хорошему, в атмосфере аллергена надо работать в полном комплекте химзащиты. Если вы заходили на производственный участок, то могли их видеть. Они в углу сложены...   - Я только что видел, как бойцы работают без комбинезонов, только в противогазах! Полуголые...   - Так ведь не заставишь... - следует снисходительный ответ, - Я, из принципа, предупреждаю людей только один раз. Никогда никого не гноблю силой. Кто меня добром не послушался - тот сам себе злобный Буратино, - после паузы, - От чесотки не умрут, а глаза и слизистые у них закрыты.   - Но, - Соколов от такой равнодушной реакции на свои слова, похоже, чуть растерялся, - Я видел обычные фильтрующие противогазы, без копкалитовых элементов! От окиси углерода защиты нет...   - И? Я с мужиками настраивал установку совсем без противогазов. В них же ни черта не видно! И палатку взяли самую дырявую. "Всё устройство мира видно сквозь неё..." Легкий СО без помех уносится вверх... Как видите - живой. Даже голова не болит. Но, согласен, проблема имеется. Как отыщем подходящие шланги, немедленно, через фильтр, подключим маски к воздуходувке. Пускай ребята дышат не напрягаясь. Это вы никогда на совхозном току, возле зерносушилки прямого нагрева топочными газами, не работали. Вот где форменный Освенцим!   - И всё же, отчего помер бурундук? Дарья сказала, что грызуны переносят отравление значительно легче, чем люди...   - Совершенно верно! Почти к самой выхлопной трубе пришлось клетку прицепить, что бы надышался... Живучий попался!   - Поясните...   - Пацанов надо было крепко пугануть. Иначе и противогазы бы сняли. В аллергию или коньюктивит они не верят. Зато про "страшный угарный газ" - наверняка слышали. Дохлый бурундук, для них - веский аргумент. Как видите - сработало! Не понимают, что выходной фильтр подвешен выше человеческого роста и теплая окись углерода к земле опуститься никак не может... Чему только современных детей в школе учат? Такое впечатление, что они получают образование по фильмам ужасов.   - Не понимаю, какой смысл было подменять реальную опасность выдуманной? - кажется, гроза миновала.   - Огромный! Думая, что работают в смертельно опасной атмосфере, парни чувствуют себя героями. Это дисциплинирует. А пыль... Что какая-то пыль? Она и в Африке пыль... Защищаться от пыли - неинтересно.      Соколов молча играет желваками... Его оппонент невозмутимо допивает компот. Трудно сказать, как это парочка собирается уживаться дальше... Я общаюсь с Ахинеевым всего сутки, но таки составила о нем впечатление. Занятный дядька, но обладает крайне неприятным типом эрудиции. Так называемой "змеиной мудростью". Он обманывает правдой. С подобными деятелями крайне тяжело иметь дело. Они, как правило, не врут, но и никогда не выкладывают всего им известного сразу. Кстати, данная особенность "змеиного мышления", лиц непривычных к логическим дискуссиям - подсознательно бесит. Они наблюдают перед собой кадра, который привычно пугает окружающих вещами, которых сам совершенно не боится. Фарисей, однозначно! Ладно бы, если бы попался шустрый задохлик, способный испугаться кулачной расправы. Иногда и угроза грубой силы - аргумент. А этот Ахинеев - прямо новая реинкарнация Ломоносова (вслушайтесь в звучание фамилии). Дяденька не только за словом в карман не полезет, но и кулаком в челюсть двинет, без малейшего душевного содрогания. Причем, хорошо, если только кулаком... Распаленный учеными спорами корифей российской науки, помнится, в XVIII веке гонялся по Академии за своими оппонентами -немцами с дубьем. Как же я теперь понимаю опасения Володи! Данный товарищ - его явный профессиональный "косяк". Тип-антипод... Они друг друга сразу чувствуют и ненавидят смертельно. Глупо было надеяться на их мирное существование... Если бы знать!      Начальство и глава Совета, впрочем, тесному общению с предводителем "космонавтов" тоже не рад. Ему надо срочно, на рефлексе, поставить хама на место... Смотри-ка, "второй подход к снаряду"... Подозреваю - снова попытка наступить на грабли.      - Кто разрешил использовать тросовые переправы для перевозки людей из леса обратно в лагерь? - в голосе опять звенит металл.   - Никто! - компот у Ахинеева закончился. Он нагло наливает новый стакан. Делает примирительный знак присаживаться...   - Сформулирую иначе - кто первым показал пример нарушения техники безопасности? - какой тонкий и коварный ход! Вы меня обвиняли в пособничестве стукачам? Сейчас сам будешь врать или закладывать своих людей...   - Я! - звучит абсурдно. Представить эту стокилограммовую тушу висящей на тонкой паутинке каната?   - И не побоялись? - действительно, выглядит сущим мальчишеством. За стол Соколов садиться не хочет.   - Стояла задача - наладить производственный процесс максимально эффективно и любыми доступными способами. Сделали хронометраж. Дорога по тропе от лагеря до леса занимает сорок минут. Утром, когда ноги ещё не устали и вокруг светло. Обратная дорога по канатной переправе занимает секунды. Плюс пара минут на подъем. Почувствуйте разницу! - общество слушает. Гм. С точки зрения вымотанных грибников Ахинеев прав. С точки зрения ТБ... Я уже представляю, как в его окружении относятся к нормам безопасности. Прагматично.   - А если бы кто-то сорвался и убился насмерть? - напрасный вопрос... Вокруг сидят те, кто добровольно предпочел быстрое возвращение долгому блужданию по каменистой тропинке впотьмах. Молчат осуждающе... Опасный момент! Чья правда коллективу покажется ближе?   - Вячеслав, не гони волну, - чайник с отваром и чистый стакан по рукам сидящих отправляются в сторону Соколова. Этакое невербальное приглашение снизить градус спора... - Полчаса ходьбы туда, да час ходьбы обратно - напрасно потерянные силы и драгоценное рабочее время. Уже поступило предложение протянуть второй канат для быстрой отправки людей к месту сбора грибов с лагерной грузовой площадки. Считай, что это такой "опасный быт", примерно как на парусном флоте. Трудоемкость непроизводственных процессов компенсируется риском, - складно гонит! Из головы, как по писаному, - Индустриальная экономика решает проблему снижения трудоемкости за счет повышения материало или энергоемкости. А у нас - голимый постиндустриал "на коленках". Или управимся сами, или сами подохнем... Вот, выкручиваемся.   - Вижу, пока справляетесь, - устав публично препираться, отец-командир обреченно присаживается на скрипнувшую под ним скамью, - Поплотнее ничего не найдется? С утра маковой росинки во рту не было... Одной крашеной водичкой пробавляюсь.   - Миску супа для господина императора! - Ахинеев повелительно, словно восточный вельможа, хлопает в ладоши. Клоун... Ничего святого.      Дождавшись окончания представления (учтите, велся именно публичный "петушиный бой", мужикам без него - не жизнь), народ потихоньку принялся рассасываться из-за стола. Зато на смену подтянулись солдаты из "мельничного наряда". Мокрые после мытья. Зябко ежащиеся на осеннем ветру в своей форме на рыбьем меху. Я попыталась улизнуть, но Ахинеев поманил меня пальцем - "Подожди!" И значительно скосился на Соколова. Тоже зрелище, для тех, кто понимает... Густой грибной суп - редкое блюдо в России. Хотя французы считают, что ничего вкуснее, чем хорошо приготовленный соус (а это именно густой бульон) из грибов - в природе не существует. Уж не знаю, кто у Вячеслава Андреевича жена, но разносолами его не баловали. Надо видеть, как он пробовал диковинное варево... Словно подозревал, что ему действительно подсунули отвар из мухоморов... С явным удовольствием, отметив, что темп движений ложки ускоряется, Ахинеев обратился к служивым:      - Парни, сознавайтесь - головы болят?   - Не-а... - оторвался от миски коренастый. А второй только отрицательно мотнул упомянутым органом.   - Руководство беспокоится о вашем самочувствии. Самоконтроль "на степень отравления" проводили?      Солдаты, с вздохом сожаления оторвавшись от еды, поднялись над столом... Старательно зажмурились и дружно выставили перед собой руки с вытянутыми навстречу указательными пальцами... Промахнулись оба... Один - сантиметра на три, другой - почти на ширину ладони. Прием у невропатолога... Что бы это значило?      - Противогазы пропускают! - подал голос худощавый, - Как их ни прилаживай - сбиваются. Мы следили!   - Симптом отравления угарным газом? - поднял голову от тарелки начальник экспедиции, - Я ж говорил!   - Попробуйте засмолить пять сигарет подряд - будет точно так же, - отозвался Ахинеев, - Курить вредно!   - Ребята, колитесь - угорели? - синхронное мычание и мотание головами. Не на тех напал... - Без датчика содержания вредных примесей работать нельзя! - вот же упорный. Хочет обязательно настоять на своем.   - Справочник "Вредные химические вещества" - у меня в голове. Не трудитесь... Если строго следовать табличным нормативам, то надо запретить печки, пионерские костры, шашлык и огонь вообще... Вы готовы?   - Хотите сказать, что стандартный датчик зашкалит возле любого открытого пламени? - вопрос в пустоту.   - Хочу сказать, что "снявши голову, по волосам не плачут", - возмутитель спокойствия непоколебим, - раз уж решились довериться специалистам, так доверяйте. Мелочные проверки-придирки людей только озлобят...   - Власть вам совершенно не указ? - вот это сказано напрасно. Коренастый солдат посмотрел на Соколова нехорошо. Глаза - как два ружейных дула... Господи, когда же эта борьба самолюбий, наконец, закончится?   - Власть - этот тот, кто кормит людей! Они, - Ахинеев наводит толстый волосатый палец в "срочников", - Я, - поворачивает палец к себе, - Она, - крутит его в мою сторону, - Все, кто сегодня работал "в поле"... Народ! - солдаты жадно хлебают горячее варево, но я уверена - тоже внимательно слушают, - А вот те, кто просрал все продукты, доверившись врагам, - выразительный взгляд через стол, - максимум, начальство. Пока, нахлебники.   - И полковнику Смирнову, такое, глаза в глаза повторить готовы? - миска перед Соколовым опустела.   - Уже, - следует мрачный ответ, - ещё вчера. Потому он сюда и не явился. Бережет остатки авторитета...   - Объяснитесь! - ого, задело за живое... Похоже, в руководстве экспедиции продолжаются нехилые терки.   - Элементарно! Сейчас, аллегорически выражаясь, у нас идет "второе издание Ленинградской Блокады"... С той разницей, что начальство, представляющее общественную опасность, себя разоблачило. И мы его успели перестрелять... Осталось в живых начальство "условно полезное", вроде вас со Смирновым, - выдержал взгляд, - и "предположительно бесполезное", вроде уже знакомого вам майора Логинова. В основном качестве, никуда не годное, но способное выполнять черную неквалифицированную работу. Жестоко страдая от потери статуса. Можете на меня обижаться, но это - горькая правда. Не мешайте нам вытаскивать экспедицию из той задницы, где она сейчас оказалась.   - Анатолий Анатольевич всего лишь пытался предотвратить нарушение нормативов...   - Старый идиот, - Ахинеев категоричен, - мешал занятым людям. Прикрывая словами о безопасности собственную трусость и лень... Каждый час светлого времени, как показал сегодняшний опыт - это полторы-две тонны грибов. Двухдневный паек! В сложившихся условиях, езда по канатным переправам - окупается. Всё остальное, по сравнению с задачей срочно создать запас еды на зиму - вторично. На войне, как на войне...   - То есть, вы уже считаете себя настолько правым...   - Хуже! Меня считают правым все, кто сегодня получил на ужин порцию похлебки, вместо пустого чая... В то время, как официальная власть расписалась в бессилии. Запущена переборка механизма общественных отношений. Нравится вам это или нет... - замолчав, он поднимает палец вверх, - О! Кстати - последний пример... Слышите?    Полевая хлебопекарня Павел Алексеевич Кучер

Полевая хлебопекарня.

  Невдалеке раздается грохот железных листов, удары кувалды по чему-то металлическому и характерные для срочных работ в ночное время словесные выражения... Такое впечатление, что затеяна погрузка-разгрузка массивной конструкции или спешное строительство. Буду возвращаться к себе - обязательно поинтересуюсь...      - Что там? - кажется, Соколов по настоящему удивлен. Пожалуй - даже сильнее, чем готов это показать...   - Бьюсь об заклад, что пока мы с вами развлекаемся светской беседой - ирония откровенна, - господин Смирнов приказал разворачивать полевую хлебопекарню, - кивок в мою сторону, - Галина может подтвердить, - откуда знает? Разве что, его тоже спрашивали о далеких перспективах "грибной индустрии"...   - Я... только сказала полковнику, что из грибной муки вполне можно попробовать выпекать хлеб, - уже?   - Как видите, - Соколов явно растерян, - Пока одни качают права, другие стараются держать нос по ветру.   - Пожалуй, мне пора... - начальник экспедиции движется к выходу. Солдаты победно переглядываются...   - Галина, вы позволите вас проводить? - разве разговор не окончен?      Мимо ярко озаренной светом стройплощадки, где на глазах поднималась очередная палатка, наподобие использованной для мельницы, мы проследовали без разговоров. Молчали до самого "жилого модуля"... Всё?      - Ну, высказывайте, что наболело. Здесь нас никто не услышит. Обещаю ответить честно...   - Это... что тут сейчас происходит - глубоко неправильно! Так вообще не должно быть! Так нельзя жить!   - Всё вы, девушка, правильно говорите. Ходить - вредно. Сидеть - вредно. Лежать - вредно. Пить и есть - вредно. Даже дышать - вредно. И вообще - жить вредно. Никто не выдерживает - умирают... Спокойной ночи!   - Что ещё скажете? - ожидала услышать очередную нотацию. Неужели обошлось?   - Рекомендую завтра, до обеда, к берегу даже носа не совать   - Почему?   - Часам к десяти утра, по прикидкам, приплывут обратно "блудные морпехи". Возможны инциденты...         Жизнь состоит из случайностей, их значение определяется стечением побочных обстоятельств. Никто не удосужился меня предупредить, что побудку в лагере со следующего дня производят не только по часам, но и дублируют звуковым сигналом... Святые угодники! Грянувший из динамиков "Марш энтузиастов", остывший за ночь "жилой модуль" (спала под двумя одеялами, укрывшись с головой), пар изо рта (при попытке высунуть нос в окружающую темноту) и непередаваемые словами ощущения в желудке (первый раз в жизни - проснулась голодной)... Полный набор удовольствий. От предчувствия встречи с ледяной водой в умывальнике заломило зубы. Перспектива высадки вооруженного десанта "ушельцев" (кто, спрашивается, мог им помешать подобраться в темноте?), по сравнению с неотвратимым кошмаром утреннего умывания, показалась мелкой неприятностью. Впрочем, испортить мне настроение с утра - достаточно сложно. Не всё так плохо. Свет - уже горит... Стрельбы - ещё нет... Распорядок дня просматривается. И если не залеживаться в постели... Какая сволочь барабанит в окно?!      - Галина Олеговна! Подъем! - так, вчера меня предупредили о смене порядка подчинения. Как пищевик, я поступаю в распоряжение нового завхоза. Выдвиженца из "космонавтов". Говорят, почти мой коллега. Химик.   - Дайте мне хотя бы полчаса! - все мои прежние боссы контролировали время прихода на работу и ухода с работы, но не покушались на полный контроль распорядка дня... Вот он, звериный оскал тоталитаризма!   - Хорошо, буду через полчаса... - ушел. Придется вставать. Обложили! Сверху - музыка, вокруг - начальники.      Санузел приятно удивил текущей из крана теплой водой... Похоже, объявленный круглосуточный режим работ, не пустые слова. Мелочь, а приятно. К накопительному баку ночью приделали газовую горелку, его дно теперь лижет бледное пламя... Интересно, а можно, нечто вроде, соорудить и для отопления "жилых модулей"? Потолочная лампа светит, но не греет, а встроенная печка, как мне кажется, рассчитана на электричество... Не! К чертям собачьим. После вчерашних разговоров про угарный газ - боюсь. Лучше проснуться замерзшей, чем уснуть навечно в тепле и уюте... У входа переминается с ноги на ногу невысокий лысый тип семитского вида, источая аромат горелых гренков из стоящей у ног сумки. Через просвет молнии выглядывает крышка термоса. Завтрак?      Понимаю, что всем сейчас плевать на посторонних, но глубоко внутри неприятно кольнуло. Второй день как я вдова, а вокруг "опустевшего гнезда" уже вовсю вьются мужики... И я их принимаю. А "модуль", между прочим - двухместный. В условиях скудости быта, могли бы и "уплотнить с подселением"... Хотя, наверное, в моем одиночестве на просторной жилплощади свой резон. Палаток осталось много. Гораздо больше, чем есть в лагере людей. А вот женщин, по сравнению с мужчинами - мало... Логично предположить, что такая свобода - намек на известную вольность отношений, обостренную "фронтовой обстановкой"... Вот уж кем никогда себя не представляла, так это "военно-полевой женой" в худшем смысле этого слова. Володя б убил за один намек... С другой стороны - мне выдали пистолет... Сразу. И Ленке филологине - выдали. Той, которая бегает на склад к саперу Кротову... Почему-то револьвер. Она мне вчера показала. А кормящую маму Голдан, от греха, вообще спрятали на этом складе от всех. Намек прозрачный - "насилие недопустимо, но, если по доброму согласию..." А куда одинокой девушке деваться? Разве, постепенно привыкать... к перспективе скоро стать "падшей женщиной".      К счастью, новый завхоз сразу показался мне приличным человеком. Не потому, что начальник. Плевала я на всех начальников (дома тоже плевала, кстати, отчего и карьера - ёк...), позиция Ахинеева в этом вопросе мне даже симпатична. Но, он-то мужик! Так вот, этот самый Лев Абрамович (господи, даже к нам в дыру пролезли евреи), тоже мужик. В самом житейском смысле слова. Во-первых, он принес пожрать. Без всяких ужимок сходу вручил два теплых свертка с, как он сам выразился, "хлебцами". Завтрак и обед. Во-вторых, поделился "чаем" (который не чай, а та трава, что мы вчера пили в штабе). В-третьих, вручил солдатскую фляжку с тем же самым "чаем", а то из лесных ручейков воду пить не рекомендуется. В-четвертых, рассказал новости... Хорошая - печево, из грибной муки, с добавкой лука и жира, можно есть. После первой пробы (её отведали сами пекари) все до сих пор живы. Плохая - вчерашние запасы грибов за ночь смололи в ноль. Поэтому, сегодня все свободные руки (включая мои) брошены на заготовку даров природы. Погоду обещают хорошую, но дорог каждый час. Страшная - возможно, с рассветом лагерь попытаются атаковать вернувшиеся из неудачного похода "завоеватели". Все лишние для его обороны люди - отправляются в лес. Подходы - минируются. Канат "для проезда пассажиров" уже перетянули так, что он позволит быстро отправить грибников к месту работы. Удастся ли разрешить инцидент без стрельбы - пока не ясно.      В принципе, трапеза прошла гораздо душевнее, чем я опасалась. Дяденька старательно пытался меня хоть немного развеселить... и преуспел. Прекрасно владея русским языком - специально корчил "классического старого одессита". Под горелые лепешки (действительно съедобные) и несладкий отвар... А на прощанье - выдал "информацию к размышлению". Закатанную в пластик бумажку-список. Армейскую суточную "норму N 1".       Наименование продукта и его кол-во на сутки:    1. Хлеб ржано-пшеничный - 350 г    2. Хлеб пшеничный - 400 г    3. Мука пшеничная (высшего или 1 сорта) - 10 г    4. Крупа разная (рис, пшено, гречка, перловка) - 120 г    5. Макаронные изделия 40 г    6. Мясо - 150 г    7. Рыба - 100 г    8. Жир животный (маргарин) - 20 г    9. Масло растительное - 20 г    10. Масло сливочное - 30 г    11. Молоко коровье - 100 г    12. Яйца куриные - 4 штуки (в неделю)    13. Сахар - 70 г    14. Соль - 20 г    15. Чай (заварка) - 1,2 г    16. Лавровый лист - 0,2 г    17. Перец молотый (чёрный или красный) - 0,3 г    18. Горчичный порошок - 0,3 г    19. Уксус - 2 г    20. Томат-паста - 6 г    21. Картофель - 600 г    22. Капуста - 130 г    23. Свёкла - 30 г    24. Морковь - 50 г    25. Лук - 50 г    26. Огурцы, помидоры, зелень - 40 г    27. Сок фруктовый или овощной - 50 г    28. Кисель сухой (сухофрукты) - 30/120 г    29. Витамин "Гексавит" - 1 драже      - Ничего этого, Галина - сказал он на прощанье, - больше нет. Общественность, в моем лице, глядит на вас с последней надеждой. Что вокруг - всё наше... Давайте, не будем помирать, вот так сразу, а попробуем совсем немного похимичить? Закрыть позиции эквивалентами или суррогатами. Если возможно - не используя черную магию.      Никогда не читайте на ночь фентези! И вообще её не читайте... От столкновения с реальностью сказки о средневековье делаются только противнее. В принцессы выбиться не удалось, но трудную участь деревенских девок "в старые добрые времена" все участники грибного марафона прочувствовали в полной мере. Сплошной сбор дикоросов, это не легкомысленная прогулка по лесу с лукошком... Это труха, сыплющиеся сверху хвоя и противный мелкий хлам (над кронами деревьев гуляет ветер), сучья и приличных размеров стволы, преграждающие путь (ступать на них ногами категорически запрещено - легко поскользнуться на подгнившей коре и сломать ногу), мельтешение световых пятен и грибы. Грибов много. Сборщики идут (правильнее сказать ползут на корточках гусиным шагом) цепью с интервалом в несколько метров. Полные сорокалитровые пакеты остаются за спиной. Пустыми набиты карманы. Чтобы не ломать строя или не потерять кого-нибудь в обманчиво прозрачном лесу, рекомендовано перекрикиваться. Хорошо ещё, что мы не собираем малину. Говорят, в таких случаях сборщиц заставляли петь. Двойная польза... Не едят задарма барский продукт и попутно распугивают лесное зверьё.      Вчера вооруженных сборщиков в цепочке было много. Сегодня, таких - трое. У ползущих на флангах - по пистолету. Солдат, постоянно обходящий строй и стаскивающий к центру пройденной полосы полные грибов пакеты, снабжен автоматом. Я - правофланговая... Проклятый "Макаров" оттягивает карман и весит уже килограммов пять. Теоретический медведь, могущий подкрасться сбоку, видимо понимает моё настроение и, чуя неминуемую погибель, близко подходить не хочет, убедительно доказывая реальность телепатии. В результате, сорвать злость мне совершенно не на ком...      Научная организация труда предписывает пятиминутный перерыв каждые полчаса и десятиминутный - через каждые два часа. За спиной неопределенность. Лес гасит звуки. Что происходит в лагере - непонятно... Впрочем, в моем положении есть и положительная сторона. Если вдруг захочется "в кустики", не обязательно делать это прилюдно, рискуя угодить на глаза коллегам. Можно просто взять немного правее... Где так удачно растопырил корни здоровенный пень "выворотень". И кратковременно насладиться полным одиночеством...      - Тихо! - когда это тебе неожиданно говорят свистящим шепотом в затылок, посреди дремучей тайги - не подчиниться крайне трудно, - Куда? - за бумажкой, вестимо. Знал бы умник, так такие сюрпризы прослабляют. Одна радость, что успела приспустить штанины комбинезона. Не испачкалась...   - Не стыдно? - первый испуг прошел моментально, а злость осталась. Понятно, что сзади свои... Медведь бы меня уже задрал, а тунгус - зарезал, - Не могли подождать, когда оденусь?   - Вы бы тогда закричали... - тут он прав. Ещё бы и побежала. А то и попыталась стрельнуть из пистолета.   - Повернуться можно? - возможно это светская условность, но говорить с незнакомцем оборотившись к нему голым задом...   - Медленно и молча... Галина Олеговна. Не делая резких движений, - вот как, оказывается, берут "языка"...      Да-с... Солдатику, который должен нас охранять от медведей и врагов, как теперь выяснилось, повезло меньше моего. Сидит с кляпом во рту и скрученными за спиной руками. Уже без автомата... Нападающих двое. Напряженные лица, усыпанные лесным мусором маскировочные накидки. Разведка. Логично... Высадились на берег и обошли лагерь по дуге. Скорее всего, долго наблюдали за ним с заросшего кедровым стлаником склона. Теперь - кульминация. Проверка "материала" допросом.      - Полковник Ибрагимов жив? - блин, с трудом вспомнила, что именно такая фамилия у меня по паспорту "прикрытия".   - Убили... Вчера на рассвете... - я жалуюсь или информирую? Кто мне эти двое, враги или союзники? Сдается, они и сами не определились. Иначе разговаривали бы не в пример грубее.   - За что? - вот и у меня никак в голове не укладывается. Что ответить?   - Просто убили. Из засады... - не хочется такое говорить, но когда на тебя смотрит черная дырка ствола, что-то стимулирует откровенность, - Когда он вернулся за мною...   - Вас репрессировали? - что за бред, - Вам угрожали? - а... видимо, он пытается нащупать словесный контакт.   - С чего такие мысли? - тупо обыскать справляющую нужду женщину им в голову не пришло. Пацаны...   - Над лагерем поднят красный флаг... Там мятеж? - угу, значит, со стороны, моё текущее занятие смотрится, как принудительные "общие работы"... А что? В принципе - логично. Жена "врага народа"? Из чистенькой лаборатории - марш в лесное говнище.   - Не-а... - надо попробовать улыбнуться, - Это у нас - "Продовольственная программа" (ну и словечко).   - А, зачем? - удивление в голосе звучит вполне искренне. Интересно, морпехи действительно не в курсе ситуации?   - Отплывая, вы утащили с собой весь наличный запас продуктов. "Дыра" - закрылась навсегда... Что же нам теперь, с голода подыхать? - моргает глазами...   - Мы не знали! - ага, тон изменился, - Нам не сказали, - похоже, меня по-прежнему считают начальством. А скорее всего - запомнили в обществе настоящих начальников.   - И что теперь? - хороший момент привстать с корточек, одновременно поддернув брюки. Получилось...   - Значит, у вас тоже совсем есть нечего? - непроизвольное движение кадыка скрывает голодный глоток.   - У нас - уже есть кое-чего, - передразнила в тон, - А у вас? - хотят казаться большими и грозными, а сами - сущие школьники...   - Вот... - автомат доверчиво отведен в сторону. На грязной ладони небольшая размятая шишка, - Нарвали. Там орехи... Маленькие, вроде семечек, - новое дерганье кадыка, - они не ядовитые? - м-м-да, "дети асфальта".    Кедровый стланник в окружении ягеля Павел Алексеевич Кучер

Кедровый стланник в окружении зарослей ягеля на склоне горы.

  Сперва хотела напомнить свой собственный спич про "ягодку для судебно-медицинской экспертизы", но, взглянула на пришельцев повнимательнее и устыдилась... Оба грязные и ободранные (заросли стланика - естественная полоса препятствий), наверняка не выспавшиеся. Небось, с ночи на гору пробрались и там питались подножным кормом, орешками всухомятку. Кажется, эта парочка из "новеньких", прибыли с самой последней партией "срочников", угодивших в "аномалию". Лиц не помню.      - Четыре часа после еды прошло? - кивает, - Значит, будешь жить. У кедрача в шишках всё съедобное. И ядра орехов, и скорлупа, и даже чешуйки...   - Спасибо!   - Что дальше делать будем? - слышал бы кто со стороны наш разговор - обхохотался. "Язык" спрашивает у разведчиков - что они собираются предпринять. Мир вверх дном...   - В рации аккумулятор сел, - уныло отвечает военный держащийся поодаль, - И у него - сел, - отвешивает ногой пинок связанному "караульному", - Часы тоже стали. Вода попала... Сколько сейчас времени?   - Скоро будет десять утра...      Вдалеке хлопает одиночный выстрел. Ещё... Вот так! Голоса и музыка со стороны лагеря не доносятся, а стрельбу слышно. Автоматная очередь... Совсем короткая. И сразу ударяет по ушам тишина. Даже ветер затих. Молчание длится, длится, длится...      - Что там? - первым не выдерживает любитель кедровых орехов. Это я должна знать? Сходи, да спроси...   - Ы-ы-ы-ы... - связанный боец призывно мычит и отчаянно крутит головой. Он тоже услышал пальбу.   - Развязывай, уже можно! - ох и тащусь я с этих военных... Готовы подчиняться любому, кто бы ни отдал приказ решительным голосом. Самим проявить инициативу в мутной обстановке смерти подобно. Жертва захвата кашляет и плюется.   - Отвоевались! - доносится первое внятное слово, - Руки развяжите! - две пары глаз вопросительно смотрят на меня.   - Развязывайте... - солдат прав. Если стрельба умолкла, не начавшись, то это может значить только одно - вся ожидаемая война завершилась пшиком. И уже можно сказать, чья победа. Точнее, кто кому сейчас сдался... Мне безропотно подчиняются.   - Автоматы тоже ему отдайте, - теперь на меня изумленно смотрят все трое, - Тропинка заминирована, а канатную переправу стережет снайпер (если честно, я в этом не уверена, но вероятность оцениваю высоко). Вы - сейчас чужие. Если выйдете из леса с оружием, он может начать стрелять. Хотела добавить - "как в Володю".   - Правильно! - поддерживает меня освобожденный от пут охранник... Он морщится, растирая затекшие руки, - Пусть они лучше мешки с грибами таскают, - и мстительно добавляет, - Застоялись, лоси здоровенные!   - Безоружным сдаваться западло! - вдруг выдавливает из себя старший. Тоже нашелся поборник воинской чести. Наверное, недавно прибыл из "учебки". Капитально же промыли парню мозги. Добавляет виноватым тоном, - Нам нельзя просто так... Над нами смеяться будут! - господи, какие же они ещё мальчишки.      И смех и грех. Будто игра в войнушку... Где мы, что с нами - не волнует. Главное - знаменитый гонор. Солдат - из сухопутных, а морская пехота обязана быть круче. Что предпринять? Чего доброго - меня не послушаются. И пропадут. Засада. Ох! Ладно. Лезу в боковой карман куртки и достаю на свет божий многострадальный "Макаров". Вид у оружия весьма жалкий. На масляно блестящее воронение густо налипла вездесущая лесная труха. Однако, у морпехов дружно вытягиваются лица... Такой подставы они не ждали.      - Сойдет? - разведчики долго озадаченно пялятся на меня, потом переглядываются... Происходящее, явный римейк комедии "Свадьба в Малиновке". Черт дергает меня за язык, и я добавляю сакраментальное, - Власть переменилась! - реакция нулевая. Молодежь. Классику они не смотрят...   - В воздух стрельните! - неожиданно просит тот, что недавно брал меня в плен, - Пожалуйста! - Вероятно, остатки приличия требуют наличия свидетелей, которые подтвердят угрозу жизни в момент сдачи. Ха, что мне, жалко?      Пальба в лесной тишине - явление чрезвычайное. Одно дело в тире (там все стреляют, вроде так и надо). Когда занимаешься этим в одиночку, ощущения совершенно другие... Может быть - просто давно не стреляла? На всякий случай, я и после выстрела продолжила держать оружие стволом вверх (на всех стрелковых курсах техникой безопасности ездят по мозгам беспощадно, загоняя в подкорку рефлекс - "на людей оружие никогда не наводить"). Так нас и застали набежавшие грибники. Двое "стоящих вольно" разведчиков, растирающий зверски вывернутые руки солдатик... и три автомата, аккуратно прислоненных к ближайшему дереву. Кино и немцы. Между прочим, после моего ба-баха, в зарослях напротив что-то подозрительно захрустело, поспешно удаляясь в чащу. Если там реально ждал в засаде медведь, он видимо решил, что становится слишком людно...      - Куда?! Всем оставаться на местах! - вооруженный таким же "Макаровым" мужик с левого фланга, как и полагается в подобных случаях, прибежал к месту ЧП самым последним. То ли он астроном, то ли геофизик... Пришельцев из леса окружили любопытные. Я, от греха подальше, спрятала пистолет обратно в карман...   - Мальчики, вы откуда здесь взялись? - нормальный первый вопрос, не? Словно бы мы у себя в России...   - С гор спустились, за спичками, - пытаются те шутить в ответ, - впрочем, легкий тон пока не уместен.   - Выворачивайте карманы! - солдат, в меру сил, пытается повернуть бредовую ситуацию себе на пользу.   - А ху-ху не хо-хо? - демонстративно не замечает дерзкого требования морской пехотинец. Опять статусные игры... Сдаваться "терпиле" - тоже западло. Моя кандидатура престижнее.   - Что случилось? - подключается к разговору мужик, бегло оценив расклад, - Парни вы откуда? А-а-а...   - Пусть рацию вернут! - пытается вставить свои пять копеек наш охранник, - Мне её под роспись выдали!   - На, подавись! - предмет спора летит на землю и глубоко зарывается в опавшую хвою.   - Это не моя рация! - доносится в ответ, - У моей, угол был не ободранный... и номер - белой краской...   - Галина, - вот и до меня очередь дошла, - Что тут происходит?! - мужик, на всякий случай, не выпускает из руки пистолет, хотя, в отличие от меня, держит его стволом вниз.   - Да вот, - морпехи смотрят умоляюще и я понимаю, что пора соблюдать "условия почетной сдачи", - Мы сейчас пленных взяли! - что бы такое быстро придумать и отвлечь внимание? - Надо о них сообщить в лагерь!   - В радио аккумулятор сел, - отзывается "научник". Как, у него тоже? Что сегодня за день такой?   - Отдавай рацию! - продолжает упорствовать солдат. В памяти что-то щелкает... Володя... Он постоянно мне повторял - "Всегда держи при себе запасную обойму и аккумулятор к рации". Ну-ка, проверим... Есть!   - Такой подойдет? - плоский брусок 6НКГЦ-0,94 лежит в нагрудном кармане так давно, я о нем забыла...   - Вполне! - мужик требовательно протягивает морпеху руку и без звука получает в неё средство связи...   - Ой, что это такое?! - вместе с поспешно выдернутым трофеем из кармана разведчика тянется подкладка, вслед за рацией на землю вперемешку сыплются шишки кедрового стланика и пучки мягкого белого мха.      Никогда не видела, что бы люди так ярко и быстро краснели... Сразу - от шеи до кончиков ушей. Можно подумать, сейчас случилось что-то ужасно постыдное или унизительное. По мнению пленного - разрушающее его брутальный имидж, в глазах обступивших женщин. На мой взгляд, обычная местная флора. Вполне знакомая... или что-то напоминающая...      - Подтирочный материал... - констатирует мужик, мельком глянув вниз, - Если лопать нечищеные орехи прямо немытыми руками, то понос гарантирован, - по-видимому, он угадал, так как краснеет и второй морпех.   - Мы с позавчера ничего не ели! - зло бросает он в лицо мужику, - Пока вы здесь антиконституционные перевороты устраиваете! - проговорился... Значит, они плыли обратно не просто так, а восстанавливать "демократический капитализм с человеческим лицом". Раз уж "воссоединение с царизмом" обломалось. Здорово их накрутили... Про факт ограбления продуктового склада экспедиции - не сказали (даже начальника склада бросили на заклание), зато про "переворот" - довели до сведения заранее. Из цинично обреченных на голодную смерть работяг вылепили "образ врага"... Кажется, это называется "демонизация жертвы". Выходит, ребята далеко не так простодушны, как пытаются показаться. Если бы не пара голодных ночей и очевидный провал затеи - фиг бы я с ними о чем-то договорилась. Солдата-то они скрутили без звука. Да и со мною, похоже, больше прибеднялись-придурялись, не зная заранее, какой взять верный тон. Грустно... Начинаю понимать Ахинеева...   - Переходи на сторону зла! - тем временем парирует словесный выпад "научник", - У нас есть печеньки.      Когда-то давно, на школьном "уроке мужества", совсем старенькая ссохшаяся бабушка, пережившая Блокаду, рассказывала нам про тогдашние порядки. В частности, про мудрое правило - "никогда не шутить с голодными о еде". Юмор - всегда очень личное. Неловким словом можно нажить смертельного врага даже среди изобилия и достатка. Достаточно тронуть больную тему. С влюбленным, скажем, опасно шутить о предмете его страсти. Проявлять бестактность по отношению к врагу, который наверняка останется в живых - тем более неосмотрительно. Мне так кажется... В общем, это надо было видеть - лица обеих морпехов озарила совершенно детская надежда. Ведь здоровенные лбы... и прямо скажем - убийцы, а ведут себя - как будто сейчас появится добрая мама и накормит горячим борщом...      - Правда?! - кадыки дернулись, выдав голодный глоток слюны. Не могу на такое смотреть. Не хочу...   - Держите! - вчера со мной поделился обедом Ахинеев, настала наша очередь делать добрые дела.   - Шпасифо... - Жуют давясь... Два неровных хлебца подозрительного зелено-коричневого оттенка нашли благодарный прием. Хорошо, что их было два... Не представляю, каково делить еду на глазах у голодных... А вдруг ошибешься? Зато, теперь я знаю, каким взглядом смотрел на Робинзона Крузо пресловутый козленок. Воистину, "кто кормит народ - тот и власть". Древний природный инстинкт, глубоко прошитый в мозгах.      Окружающие, кстати, мой жест не оценили. Тетки тупо промолчали (видимо, до них уже что-то начало доходить), зато солдат скривился, а "научник" - вообще плюнул на землю, с очевидным отвращением. Чего? С трудом расслышала обрывок вполголоса произнесенной фразы. Гм... При чем здесь какая-то "бочка варенья и корзина печенья"? Это - сказка или стишок? Всё же старшее поколение - не от мира сего. Правильно про них говорил Володя - "инкубаторские". Одновременно смеются одинаковым не смешным фразам. Вообще, многое делают и понимают одинаково... Понять такую зажатость умом можно. Страшно сказать - на всю страну всего два телевизионных канала (не считая местных, тогда - где три, а где целых четыре). Как такое убожество могло сочетаться с индустриальной мощью ядерной и космической сверхдержавы - загадка века. Папа данную тему обсуждать не любил, а с мамой мы на такие темы не разговаривали. Выходит, зря... Надо было расспросить... Съели... До последней крошки. Облизав ладони... Теперь глядят глупо и благодарно, как бычки на скотобойне. Согласно брошюре по прикладной психологии (и такое приходилось читать, ага) - самое время начать допрос. А оно мне надо? Хотя... Нет, не успела. "Научник" опередил. Приладил на плечо трофейный автомат и спросил:      - Откуда ягель взяли? - странно, то же самое только что хотела спросить сама.   - Чего? - похоже, они и слова-то такого не знают.   - Вот этот белый мох, - мужик протягивает мне веточку, приставшую к отнятой рации. Подмигивает, - Хорош! Сам бы ел, да нечем жопу вытирать... - острота весьма сомнительного свойства. И всё же?   - Оно на горе росло. Много! - мне бы они отвечали охотнее. По тону чувствуется... Поддержать разговор?   - Ребята, это важно. До сих пор мы думали, что ближайшие заросли ягеля на острове Ольхон. Далеко.   - Да полно его, возле самой верхотуры. Все проплешины заплел, - понятно, оттуда они за нами следили.   - Найдете дорогу? - кажется, в технике допроса этот прием называется "склонением к сотрудничеству".   - Запросто! - их и склонять не надо. Даниэль Дефо прав. Вовремя скормленные "печеньки" сломали лед... - А нафига? - действительно, у голодающих атрофировано чувство юмора. Оценить слова мужика не смогли.   - Пищевая добавка, - кулинарный термин более уместен, чем банально-медицинское "антисептик"...   - Серьезно? Неужели для этого самого? - жестом обозначает съеденные хлебцы.   - В том числе... Один-два процента примеси к муке предотвращают её гниение. На раны тоже можно прикладывать. Мы не знали, что он есть совсем под боком.   - Ну, вы, блин, даете! - вот эту фразочку, из "Особенностей национальной охоты", очень любит папа.   - Жить захочешь - не так раскорячишься, - взаимный контакт установлен. Война отменяется. Пронесло...      Делу время - потехе час. Народ потихоньку потянулся обратно к "рабочим местам", ориентируясь по лежащим там и сям полным пакетам с собранными грибами. Солдат (с двумя автоматами за спиной) повел "пополнение" к тросовой переправе. Несколько нахально, но разумно. Лишних две пары рабочих рук - очень кстати. Тем более, что его собственные пострадали. Пускай действительно сегодня потаскают общую добычу. Только "научник" помедлил, глядя в удаляющиеся камуфлированные спины и стриженные затылки. Потом выдал:      - Сторожевую собаку, берущую корм из чужих рук - надо убивать без разговоров! - это у него аллегория? Мрачновато... И несправедливо, мне кажется. А я-то подумала, всё уладилось.   - Зря вы так строго, - черт, не вовремя выскочило из памяти имя, - Самые обычные современные ребята.   - Когда я в их возрасте служил "срочную", мы как-то раз, на учениях, целых три дня без корки хлеба просидели... Переправу одну стерегли... А потом, ещё добрых полдня - ждали транспорт. "Посредник" предлагал, своей властью, устроить нам прием пищи в столовой "условного противника". Взводный его послал. Из принципа... "На войне, как на войне!" А вот это... сраное "поколение Пепси"... сходу продалось за два горелых сухаря.   - Когда такое было? - чисто из вежливости поинтересовалась.   - В Союзе, ещё при Черненко... - вот так-так. Каждый меряет чужую мораль по себе. Похоже, что мне повезло - выбрала правильную сторону. Только конкретных ребят тоже жалко.      Между прочим, я вон, тоже, недавно, вдребезги разругалась с папой... по поводу моего фактического перехода на службу в военизированную организацию. Не говорить же ему правду о проекте "Остров"? А форму "со склада" без подгонки-подшивки тоже не наденешь. Увидел. Заспорили. В некоторых вопросах он у меня идейно упертый. "Научник", видно, тоже. Забыли, господа высоколобые интеллигенты, что призывная армия России снова, как сто лет назад - поголовно рабоче-крестьянская. Народились первые послесоветские дети. Если ребята из провинции, то вполне могли, на собственной шкуре, отведать голода в 90-х годах... Так что, нечего нагнетать пафос. Психология у морпехов - конкретно-приземленная. Кормят-заботятся - мы служим. Если нас посылают - то и мы посылаем. Верю, что бывшего советского солдата - трясет от такой "непосредственности" при исполнении воинского долга. Но, отличие от идейно накрученных времен "совка", измена "работодателю" сегодня - норма поведения... Только разьяснять всё это без толку. Правильно старуха-блокадница излагала. Сытые шутки голодный не разумеет... Конфликт поколений! Забавно, что для морпехов, если посмотреть на ситуацию с их стороны, воплощение "красной идеи" - это в первую очередь бешеные пенсионеры-зюгановцы. М-м-дя...      - Галина, вы считаете, я не прав? - не умею владеть лицом. Что-то мужик по моей физиономии прочитал.   - У вас было разное детство... - попробую намекнуть деликатно, если умный - поймет, - Парни из самых социальных низов. Что они видели? Явно, ни на компьютерные приставки, ни на обычное кино в семье денег не было. Прибитые к полу деревянные игрушки... Нехватка витаминов... "Улицы разбитых фонарей" по TV. И, тем не менее, каких "рексов" воспитали! Только ткни пальцем - любого порвут.   - Рексов? - мужик хмыкает. Черт, я уже, по умолчанию, приняла его терминологию... - "Верного Руслана" читали? - впервые слышу про такую книгу, - Зайдите, после работы. У меня, в электронной "е-буке" - он есть.   - Про кого там? - пора заканчивать пустой треп.   - История жизни служебной собаки из роты охраны концентрационного лагеря, - ну, у дяди и сравнения!   - Оно мне надо? - грубовато, но вырвалось. Какая литература? Тут не знаешь, доживешь ли до завтра...   - Пригодится. Для общего развития... Нам всем теперь вместе жить.      Рабочий день без обеденного перерыва кажется бесконечным. Нудная монотонная работа отупляет. Если глаза открыты - перед ними сучья, хвоя и грибы. Если глаза закрыты - перед ними продолжают мелькать сучья, хвоя и грибы. Утренний инцидент казался к вечеру далеким прошлым. Поездка по канату - нормальным видом транспорта (кто за день наползался, сидя на корточках в куширях - тот поймет). Ужин удивил разнообразием. Первое, второе и третье. Похлебка, салат из дикоросов и чай (или что там теперь вместо чая). Это - не считая уже знакомых, подгоревших до хруста грибных хлебцов... Первая смена освобождала столовую на наших глазах. "Трофейные" морские пехотинцы (вопреки моим ожиданиям), честно отработав до темноты, пристроились питаться вместе с нами. Правда - на противоположном от "научника" с солдатом" конце стола... Рядом со мною. Умилительно...      Проголодались ребята крепко. Кстати, сегодняшняя похлебка оказалась не в пример вкуснее вчерашней... А ещё - столешница украсилась несколькими мисками с горной породой, искристо блестящей в электрическом свете. Россыпь прозрачных кубиков разной крупности. От совсем крошечных, до размером с горошину. Похоже, кто-то из кухонного наряда обнаружил у себя склонность к дизайну. Вместо цветов что ли? Издали похоже на битое автомобильное стекло. Зачем, среди продуктов, такое? Не дай бог, кто-то в рот потащит. О! Уже. Один из моих "подшефных". И второй туда же потянулся. Нет, это уже за пределами добра и зла. Привыкли жрать что ни попадя... Видно же - для красоты поставлено.      - Зачем гадость в тарелку сыплешь? - за спиной раскатывается невоспитанный гогот кухонного наряда. Что я не так сказала?   - Говорил тебе? Проспорил! Подставляй лоб! - оборачиваюсь. Один из поваров лупит другому щелбан...   - Галина Олеговна, это соль! - правда? Осторожно подцепляю пальцем самый крупный кристалл. Кладу в рот... М-м-м!   - Обалдеть! - смутно вспоминаю почти забытую школьную экскурсию в минералогический музей. Похожа! Вот ты какая, знаменитая "каменная соль"...   - Народ, откуда нямка? - забавно наблюдать, как оживляется собрание, обнаружив на столе новое блюдо. То не обращали внимания, а теперь, вдруг, потянулись наперегонки, сосут и лижут, будто отсталые папуасы из африканских джунглей.   - Доставили на пробу, - оказывается, "научник" исподволь наблюдал за происходящим, не подавая вида, - По наводке геологов, саперы вскрыли линзовое месторождение галита. Будем с солью. Приятного аппетита...   - Откуда известно? - он вернулся в лагерь раньше всех, но зачем-то дождался в столовой нашу бригаду.   - Радио надо было слушать! - только мне заботы, слушать ваше радио. Колхозный стан 30-х годов, блин...   - Пропаганду не могу терпеть с детства, - хватит мне громовой утренней побудки "Маршем энтузиастов".   - Это вы напрасно, - ухмыляется непонятно чему, - Во-первых, держите обещанную книжку, - специально явился к ужину, что бы всучить мне "е-бук" с неведомым "Верным Русланом"? - Во-вторых, нас всех сегодня к девяти вечера приглашают в штаб, - опять ухмыляется, - Вы у нас, теперь - героиня подавления путча! - чего?      В темноте штабной "модуль" смотрится ещё представительнее, чем на свету. После рабочего дня в лесу его великолепие смущает вопиющей ирреальностью. Знакомые кожаные кресла на колесиках и люминесцентные лампы раздражают, как невозвратимый кусок прежней жизни, сохраненный здесь ради изощренной насмешки. За каким бесом тут собрали всю нашу компанию - не пойму. Сборищем распоряжаются Ленка и вездесущий Ахинеев. В углу пристроился черный от усталости Соколов...      Ого! К воротам наскоро обметенных щетками курток цепляют маленькие микрофоны. Перед каждым - стакан с желтоватым отваром. В центре стола - графин с водой. Со штатива хищно целится глазок телекамеры. Ни дать, ни взять - телестудия. Будут брать интервью? Кому это сегодня надо? Тут едва с голоду не померли... Кругом тайга и дикие звери... Народ реально вымотался. После обильного ужина сами собою слипаются глаза...      - Раз-раз-раз! - ведущие (если так их можно назвать) эта парочка. Соколова впихнули между мной и морпехом. С другой стороны стола - "научник", второй морпех и солдат, которого мы у них отбили, - Эфир!   - Говорит "Радио-Ангара"... - нечеловечески интимным голосом (таким шепчут на весь зал дикторши столичных аэропортов) начинает Ленка, - Передаем сигналы точного времени... Начало шестого сигнала соответствует двадцати одному часу! - электронное табло на стене подтверждает её слова. Обещанного писка не слышно. Вероятно, он транслируется в сеть мимо микрофона, - Добрый вечер, товарищи... Начинаем пробную передачу из студии "Радио-Ангара"! Последние известия! Вести с полей! - я так и знала. Без затертых словесных штампов - невозможно.      Не удержавшись, растираю руками закрывающиеся веки. Соколов понимающе пододвигает стакан с отваром... Ой! Они туда даже сахара положили... Вместе с теплой подслащенной водичкой в организм робко проникает искусственная бодрость. Служивые, глядя на меня, тоже тянутся к напитку-стимулятору. Жизнь налаживается! Ленка, почти не заглядывая в бумажку, повторяет уже известное из краткого пересказа в столовой. Про попытку высадки. Про короткую перестрелку на пристани. Про то, как наш лысый завхоз, на голой наглости, граничащей с самопожертвованием, перехватил инициативу у командования десантом и в одиночку (а с виду и не скажешь) собственноручно задавил конфликт. Герой!      - ... А теперь, от лица руководства экспедиции, - Ленка делает Соколову знак-приглашение, но тот отмахивается и она, будто не заметив запинки, продолжает, - позвольте всех поздравить с окончанием нашей маленькой Гражданской войны! В настоящий момент численность коллектива составляет 357 человек, за вычетом убитых. Пропавших без вести - нет. Личности погибших и места их захоронения (за исключением утонувших в Ангаре) достоверно установлены... Современное хозяйственное состояние вам известно. Настал удобный момент для выяснения внутренних отношений. Ради простоты и наглядности, решено провести обсуждение вопроса, как ток-шоу, непосредственно в прямом эфире. Прошу!   - Добрый вечер, дамы и господа бывшие товарищи! - Ахинеев не может обойтись без подколов, - Все вы уже знаете об втором утреннем конфликте. Все его участники собрались в студии. Начинаем дискурс под кодовым названием - "Двое из леса или назад в СССР". Вопросы выступающим можно задавать в прямом эфире. Звонки принимаются через телефонный коммутатор, по позывному "Радио-Ангара".         Первым делом - познакомились. Как-то странно, что раньше времени не хватило. Морских пехотинцев зовут Сергей и Андрей. Солдата - Игорь. "Научника" - Роберт Николаевич. Не знаю, откуда Елена нахваталась сноровки, но, с точки зрения организации, наше ток-шоу выглядело вполне безукоризненно. Бумажные бирки с именами, правильно закрепленные микрофоны (оказывается, очень важно прицепить его как можно ближе ко рту оратора и при этом не дать возможности говорить туда прямо, ужасно портится качество звука, называется "жевать микрофон") и даже служба приема телефонных звонков. Елена - всё взяла на себя. Передача покатилась, как по рельсам. Вот только содержание... Некоторые - жгли напалмом! Володя такой идейной диверсии точно бы не одобрил.      - Дорогие, Сергей и Андрей! - Ахинеев взял с места в карьер, - Как вы думаете, почему для участия в ток-шоу выбрали именно вас? - тоже мне, нашел, о чем спрашивать. Мало ли, что начальству в голову придет? Каприз...   - Не знаем... - вяло отзываются, похоже, тонизирующий чай - служивых не берет. Не та крепость, или не та доза.   - Мы откроем вам эту тайну! - ему бы на детском утреннике изображать Деда Мороза. Сходная манера. Тут не маленькие ребятишки, а взрослые парни. Зачем сюсюканьем заниматься? Да и слушают нас взрослые люди.   - Какие тайны? - хорошо поставленным голосом телеведущей-профи удивляется Ленка, продолжая что-то записывать на лежащей перед нею бумажке, - Ребята впервые попали в "аномалию" буквально несколько дней назад. У них самый свежий взгляд на происходящее. А у нас - давно глаз замылился. Не замечаем очевидного.   - О! - делано восхищается Ахинеев, - Верно замечено! - а, на мой взгляд, заранее подстроено. Утренник, блин, - Тогда расскажите нам, пожалуйста, что показалось самым удивительным, когда вы следили за нами с горы?   - Нормальная жизнь... - неожиданно признается любитель орехов кедрового стланика. Ночью - свет горит, лесопилка гудит, грузы по канатам ездят, люди работают... - помолчал, - Мир. Как будто мы никуда и не уплывали...   - А вы чего ожидали? - оп-паньки, парень покраснел, словно его поймали на чем-то постыдном.   - Не такого, - и замолк. Зато у "научника" снова сделалось лицо, как тогда в лесу. Вот-вот плюнет на пол.   - Спрошу иначе, - тон Ахинеева напоминает повадку рыбака, осторожно делающего подсечку, - Что вы сообщали о нас по радио основной группе? - ого, с этой точки зрения я ситуацию не рассматривала... Логично! Если у разведчиков сели аккумуляторы (основные и запасные!), это значит, что они много трепались по радио.   - Да то же самое и сообщали, - подключается второй морпех, - Всё спокойно. Никаких признаков паники.   - Тогда, откуда вам стало известно про "антиконституционный переворот"?   - Так красный флаг! И динамики, на столбах... Когда ветер в нашу сторону дул - хорошо было слышно.   - И что решило ваше командование? Почему вы не присоединились к основной группе штурмующих?   - Потому что в рации аккумулятор сел! - ответили хором и красные оба. Дети... Складно врать не умеют.   - Прямо сразу? - голос Ахинеева полон яда, - Вам даже не успели сказать, почему решили возвращаться?   - Почему-почему, - бурчит под нос парень с биркой "Андрей", - Они решили, что "аномалия" заработала. Ну, может, открылась не в полный размер... Только кабель просунуть или шланг с горючкой. Иначе, откуда бы ночью электричество? - после молчания, - Никто с вами не собирался воевать, просто парни домой захотели...   - А вы что подумали? - припер ребят в угол, - Согласитесь, или красный флаг, или "аномалия заработала".   - А мы подумали, что три ночевки натощак - это слишком дофига... Пускай сам Дятел так службу тащит...   - Другими словами - связь у вас была, но на вызовы вы не отвечали? - не то спрашивает, не то утверждает Ахинеев, - Решили тихонько выждать в лесу, пока дело прояснится и потом присоединиться к победителям?   - Решили узнать, где полковник Ибрагимов, - быстрый взгляд в мою сторону, - этот нигде не пропадет... - видимо, парочка из тех, кого Володя лично отбирал для путешествия на Запад. Выяснять подробности глупо...   - Узнали? - тон изменился, Ахинеев добродушно сложил руки на животе и наконец-то отхлебнул отвара.   - Угу... - снова смотрят на меня, словно ища поддержки. Извините, ребята, я была о вас лучшего мнения.   - Хотите что-то спросить? Не стесняйтесь, не на допросе! - ещё неизвестно, что хуже. Парочка ни на миг не забывает, что их слова сейчас разносятся по всему лагерю.   - Почему эта сухопутная гнида нам в лесу сразу правду не сказала?! - надо понимать, оратор имеет в виду третьего солдата "срочника", по имени Игорь, отделенного от возмущенного морпеха фигурой "научника"...   - Я им сказал! - не менее возмущенно отзывается тот, и в свою очередь косится на меня в поисках поддержки (похоже, что я здесь популярная личность), - Только они оба ни хрена не поняли! - а вот это уже интересно. Оказывается, был спор. Солдата, кстати, я смутно помню, что-то растительное он в первые дни на анализ приносил...   - Что?! - не выдерживает до того момента невозмутимая Ленка (вспомнила, она здесь корреспондентом, от какого-то крутого информационного агентства, вероятно оттуда и характерные навыки).   - Сказал, - чуть тише повторяет солдатик, - что пока... некоторые дятлы... собирались в прошлое, лизать жопу московскому царю, другие, - взгляд в мою сторону, - без дураков, готовились к высадке на другую планету, - снова косится на меня, потом на "научника" и добавляет совсем тихо, - Они плевать хотели на перебои в снабжении и всех царей, вместе взятых... - круто. Тесное общение с инженерно-техническим персоналом не прошло даром. Анархизм косит наши ряды...   - Это... правда? - теперь вся компания, кроме Ахинеева, смотрит на меня, выпучив глаза.   - Да... Тема моей докторской диссертации - "Экстремальное самообеспечение пищей малых коллективов на планетах земного типа", - гори она огнем, эта секретность. Зато, как звучит! Гордо звучит, черт побери...   - Слышал?! - судя по звуку и исказившейся физиономии, один морпех пнул другого под столом ногой.   - Перерыв пять минут! - "телевизионным голосом" подбивает итог Елена. Неужели, по инерции, она сейчас объявит рекламную паузу? - Ждем телефонных звонков от наших слушателей.      Сидим... Вот же, влипла! Тихонечко кошусь на Соколова. У того, на лице, написан аналогичный вывод... Каждый занят своими мыслями. Морпехи - увлеченно пытаются достать друг друга под столом ногами, Ленка что-то строчит на разбросанных перед нею бумажках, "научник" и "срочник" тихонько спорят между собой. По табло электронных часов скачут секунды... Где-то попадалось выражение, что минута молчания, в прямом эфире, длится вечность. Совершенная правда! А каково ждать пять минут? Тоска...      - Начинаем отвечать на вопросы радиослушателей! - говоря в микрофон Ленка лихо сортирует записки, - Большинство адресовано руководству экспедиции, - Соколов вздрагивает, как будто он спал сидя, - Если выразить основную суть, там одна и та же тема - Что с нами будет, как дальше жить? Вам слово, Вячеслав Андреевич!   - Ничего с нами не будет, - севшим голосом бурчит Соколов, - Выжили! Будем жить дальше. На митинге я уже всё сказал. Сколько можно повторяться? - оказывается, у них митинг был... А мы в лесу, как дикие звери.   - Людям хочется подробностей, - подает голос с торца стола Ахинеев, - Им кажется, что у нас катастрофа.   - Не видели они катастроф, - ещё более меланхолично бурчит МЧСник, - у нас вполне штатная ситуация.   - Э-э-э... тогда что вы называете "нештатной ситуацией"? - Елена впервые выразила эмоции, - Нам грозят голод, холод и внутренние распри... Связи с Большой Землей - нет... Официальное руководство - отстранено от власти... Мы едва предотвратили вооруженный конфликт... Надвигается сибирская зима... - Соколов лениво поворачивается в её сторону всем телом. Кожаное кресло жалобно пищит... Меланхолично успокаивает:   - Повторяю, ситуация штатная, - Ленка замолкает на полуслове, - Мы, по крайней мере, не в Антарктиде.   - Причем тут Антарктида? - вырывается у сидящего напротив меня морпеха. Кресло опять скрипит...   - Да было уже, похожее ЧП... В апреле 1982 года. Полярная станция "Восток"... День космонавтики... В канун наступления полярной ночи у них сгорела дизельная электростанция... Основная и резервная... Двадцать человек остались без света и тепла в самом холодном месте планеты... Полностью оторванные от мира... Там, в это время, морозы - под минус 80 по Цельсию... Авиация и наземный транспорт, для эвакуации не пригодны... Хуже чем в космосе... С орбиты, хотя бы в спускаемом аппарате - удрать можно, а с Полюса Холода - никак...   - Их спасли? - выдыхает Елена.   - Их нельзя было спасти, - Соколов слегка оживился, словно вопросы кажутся ему смешными, - Нет в это время года, по всей Антарктиде, никакого сообщения по земле или по воздуху. Полная "автономка". Как у нас.   - Они погибли?   - Один человек - сразу... Сгорел при пожаре. Все остальные - выжили и перезимовали... своими силами.      Ну что же - аналогия самая, что ни на есть прозрачная. По сравнению с космическим безлюдьем ледяного континента - у нас тут курорт. Рыба, звери, птица, лес, грибы. Даже люди попадаются. Живем, товарищи! Нет, до чего подлая скотина человек? Стоило узнать, что кому-то пришлось ещё хуже - все сразу приободрились.      - Все должны были погибнуть, но выкрутились? - заинтересованно подался вперед солдат.   - А то! - снисходительно продолжает Соколов, - Наших "научников" с инженерами уморить трудно. Для начала, на ветру и полярном морозе, они за считанные часы восстановили и запустили старый движок с генератором... Получили самое первое электричество и свет... Потом, электросваркой, наделали из бочек и всякого хлама печек-буржуек... Наладили производство свечей из "научного" парафина... Сумели спасти часть продуктов... Организовали баню... Смастерили самодельную печь для выпечки хлеба... Возобновили нормальное ведение метеорологических наблюдений... Начали отсылать сводки по радио... Завели трактор... Притащили и отремонтировали выброшенный на свалку большой дизель-генератор... Постепенно жизнь наладилась.   - Почти как мы? Ну, кроме вооруженной смены власти...   - В точности как мы, - Соколов вздыхает, - Я же говорю - здесь штатная ситуация. По другому не бывает. В момент катастрофы власть меняется всегда, - особо выделил последнее слово голосом, - На станции "Восток" обязанности официального начальника, в экстремальной обстановке, принял на себя обычный инженер-буровик Борис Моисеев. Точными и грамотными действиями, в том числе личным примером, он буквально спас всю экспедицию. Правда потом, за "преступное самозванство и самоуправство", ему навсегда испортили карьеру...   - Но, хоть пища них была в достатке?   - С этим - отдельная песня, - Соколов грустно усмехается, - всю полярную ночь из Ленинграда станцию "Восток" бомбардировали грозными телеграммами, что полярники переедают (!), что им следует экономить еду, за перерасход продуктов питания у всех участников экстремальной зимовки будет высчитано, из зарплаты, а непосредственные виновники "разбазаривания" - пойдут под суд...   - Они там сдурели? - это я спросила?   - Никто в руководстве не хотел брать на себя ответственность, - сразу отозвался Ахинеев, - А у официального начальника станции хватило ума довести это "мнение" до участников зимовки. Типа - "я тут не причем, это всё они!" Представляете, как им в итоге зимовалось? Сначала, попробуйте выжить... А если кто уцелеет - тот дома сядет в тюрьму...   - Практически, как у нас? - главное экспедиционное начальство болезненно морщится.   - По-другому - не бывает... Господа, мы в России!      И тут в дверь забарабанили... У них настоящие деревянные двери! Ну, фанерные... Во всяком случае - не клапан из ткани, на застежках, как в обычных " модулях". Елена на секунду вышла и вернулась обратно уже с ворохом исписанных бумажек. Держа их, не как обычный человек - двумя пальцами, а как-то "по цирковому", каждую кучку между пальцами отдельно. Не к добру! Двинулась к столу и принялась выкладывать эти кучки перед собравшимися. Мне досталось штук пять... Морпехам - по парочке... Соколову - натуральный ворох.      - Внимание! Телефонный коммутатор захлебнулся от перегрузки... Порядок сбора вопросов изменен. Теперь на нас работает выделенный радиоканал, там сидит доброволец и принимает их в порядке живой очереди. Товарищи, не галдите в эфире! Большинство тем повторяются, а время - не резиновое... Вопросы объемом больше 7-10 слов - не принимаются! - ничего себе! Хотя, мне такой порядок нравится...   - С кого начнем? - Ахинеев взял вожжи в руки, - Галина? Вам, как даме, предоставляется первое слово, - Сначала - читаете вопрос. Потом - на него отвечаете. По возможности, кратко.      Лихорадочно перебираю карточки. Все написаны от руки печатными буквами (кажется, это "чертежный шрифт", употреблявшийся для оформления техдокументации в докомпьютерную эру). Кто-то из "научников" взял на себя труд упорядочить прием заявок. Оно и к лучшему. Быстрее... Так, начнем, пожалуй, с вот этой...      - "Вы, по работе, изучали катастрофу на станции Восток?" - не в бровь, а в глаз.   - Да, эти материалы мне знакомы. Они считаются классическими. Зимовщики реально балансировали на грани авитаминоза, так как на складе замерзли все свежие продукты.   - "Что мешало командованию с Большой земли оставить выживающих полярников в покое?"   - Откуда я знаю? Вероятно, сам факт работы радио...   - "Почему столичное начальство так издевалось над полярниками?" - они меня принимают за Ахинеева?   - Можно, я за вас отвечу? - "научник", словно примерный ученик, тянет руку вверх.   - Да, пожалуйста... Роберт Николаевич, - с радостью сую ему через стол провокационные бумажки.   - Они не издевались! Продукты - предлог. В момент катастрофы официальный руководитель станции показал себя никчемным типом. А люди не захотели умирать и тупо перестали ему подчиняться. Произошла автоматическая смена лидера... в условиях экстремального выживания. Без мордобоя и стрельбы, - как внимательно его слушают, - но, тем не менее... Данный факт восприняли в Союзе, как бунт. Однако, применить силовые меры не вышло. Центральные районы Антарктиды, во время полярной ночи, недоступнее, чем космос. В итоге, единственным каналом воздействия на "мятежников" стало радио. Ленинград слал грозные телеграммы и низвергнутый начальник, с их помощью, как мог, капал на мозги своим номинальным подчиненным... Вздумай он качать права сильнее - мигом очутился бы на морозе. А так - вроде бы имел законное право "информировать". Обычные бюрократические игры.   - Сталкивались? - сочувственно басит Соколов. Морпехи и солдат синхронно разинули рты... Да и я тоже.   - Приходилось быть в подобной ситуации, правда, не столь драматичной, - "научник" чешет подбородок, - Галина, верно сказала про радио. Далеким начальством оно воспринималось как рычаг давления. Раз имеется "канал воздействия" - надо слать на станцию "Восток" руководящие указания... И требовать строгого отчета в их исполнении... Уверяю вас, останься "аномалия" открытой для связи - нас бы уже задолбили инструкциями и распоряжениями. Независимо от реальной обстановки... Даже, если бы мы все сейчас гибли лютой смертью.   - Согласен, - подключился Соколов, - чем круче ахтунг, тем настырнее тебя достают всякой фигней. Несколько лет назад был начальником участка. Вводная: Зима, тайфун, снег, дороги замело (высота снежного покрова выше 2 м), до ближайшего населенного пункта 118 километров. Нас 47 человек. Еды на три дня и топлива на пять, но связь работает. Как вы думаете, какое было первое требование "Большой Земли" после получения текущего доклада? Правильно! Предоставить план-график выполнения строительно-монтажных работ.   - И чем закончилась эпопея? - такое впечатление, что на производственном совещании.   - Извернулись, естественно. План был подготовлен и отправлен по Интернету. Красиво в "Экселе", с графиком (умненькая девочка технолог наваяла за полдня), а людям соврал, что о нас помнят и приложат все усилия для помощи. По факту - выручили погранцы. Спирт после этого списывал еще квартал... С тех пор принципиально не доверяю начальству в больших кабинетах (хотя нормальные люди среди них, изредка, есть).   - Так вот, - воодушевился "научник", - на "Востоке" тоже закрутилась уже даже не политика, а психология. Злой моральный конфликт... Полярники, с риском для жизни, восстановили радиосвязь, что бы передавать метеосводки и наблюдения. В этом они видели свой долг и жизненное предназначение. За этим, собственно, ехали в Антарктиду. "Длинного рубля", вопреки слухам, там давно не было. Оклады зимовщиков не изменялись с 1956 года, - тут он слегка замялся, - Оно и наши-то - гроши... если прикинуть покупательную способность... и мировой уровень... - осторожно скосился на Ахинеева (полагаю, что "космонавтов" нанимали уже совсем не за космические деньги).   - Я в курсе, - подбодрил тот оратора.   - Короче, нормальная государственная власть воспринимает людей работающих "за идею", как опасных неадекватов. Хорошие, денежные контракты, с ними никогда не заключает. Или кидает... "Ничего личного, только бизнес" Кандидатов в зимовщики на зарубежной территории, при Союзе, строго проверяли на лояльность. Искали зацепки, всякие слабости, пороки... Ну, вы понимаете, - трое взрослых мужчин разной судьбы понимающе переглянулись.   - Хотите сказать, что простой бунт, ради жратвы, им бы простили? - подхватил мысль Соколов, - Высокие начальники взбесились, обнаружив, что экспедиция, вопреки всем рекомендациям, почти поголовно состоит из "упертых и идейных"? Работающих в гибельных условиях "не за деньги"?   - В некотором роде... - пожал плечами "научник", - Прокол кадровиков. А что тем было делать? "Застой"!   - Поиссяк, при идеократии, трудовой энтузиазм? - непонятно, Ахинеев иронизирует или констатирует?   - Там другое... Самоотверженное поведение зимовщиков было воспринято, - он пожевал губами, - как вызов системе. Главных фигурантов потом едва отмазали. Ведь одно заявление по радио, и... "Политику" им шили вполне конкретно... В тот момент история с "революцией на станции Восток" могла обрести крайне нежелательный международный резонанс. Особенно, подробности о добровольно-принудительном свержении официального начальника (назначенного сверху) на "нижестоящую должность" - выполнять неквалифицированные хозработы и чистить снег. В Союзе с самовольным подбором кадров на руководящие должности не шутили. Мужиков едва не объявили "бандитами". А они - молча мерзли и голодали на нейтральной территории, не рискуя обратиться за помощью к зимовщикам из других стран и международным организациям. Тогда начальство вообще бы с цепи сорвалось, - снова почесал заросший подбородок, - Государство всегда ревниво и неблагодарно к героям.      Сидящий рядом со мною морской пехотинец невоспитанно хрюкнул. Зажал себе рот руками и продолжил извиваться всем телом, в приступе из последних сил сдерживаемого хохота. По столу покатился пустой стакан.      - Ой! Гы-ы-ы, - в нормальном телешоу это называют "смех в студии", - Гы-ы! - что его так разобрало?   - Водички, молодой человек? - Пока Ахинеев собирался - напарник морпеха принял меры. Поймал стакан и, разбрызгивая, булькает туда воду из графина.   - Ы-ы-ы-ы! - стонет пострадавший, - Я щас помру! Вы забыли? А если бы "Лунтика" тут с нами заперло? Прикиньте, такой прикол?! Вы бы и его отправили грибы собирать? Или землю копать? - неполиткорректно...      Инцидент, парадоксальным образом, снял внутреннее напряжение. В тоненьких книжечках со штампами, которые Володя таскал мне "для самообразования", утверждалось, что спонтанные реакции организма лучше всего вызывают чувство доверия. Смех - далеко не самая однозначная. Люди любят и умеют притворяться. Но, в данной ситуации пацан ржал от души. Трудно плохо относиться к искренне смеющемуся. На сердце отлегло, а жизнь незамедлительно подсунула очередную какашку. Совсем маленькую... Записку. Одну... "Научник" её отодвинул обратно, выделив из подаренной ему кучки.      -Извините, Галочка, это ваша компетенция, - я стала Галочка... Ладно, бывало, отзывалась и не на такое...   - "Почему в Антарктиде, до сих пор, нет ветряков и теплиц?" - надо же, ровно десять слов. Понятненько...   - Потому, - раз уж плевать на секретность, то плевать до конца, - что с 1959 года, между ведущими державами планеты, действует негласное соглашение о полном запрете проектов и разработок, направленных на достижение полной автономии от окружающей среды. Учтите, Антарктида - последнее место на планете, где не действуют национальные законы. Ещё сто лет назад это не имело особого значения. Даже полвека назад - не имело. Но, теперь мы точно знаем, что там есть полезные ископаемые, уголь, возможно - нефть и газ. Нельзя, что бы на ничейной земле завелось что-то не подконтрольное правительствам. А тем более, способное само развиваться в жутком климате ледового континента, где невозможно вести боевые действия и половину года с трудом можно жить. С тех пор и по сей день вся еда и все предметы быта в Антарктиде - привозные, а своего производства там нет и никогда не будет, - поймала себя на мысли, что сложное лучше всего понимается, когда объясняешь его другим и добавила, - Если хотите, узнать всю правду - то точно такой же режим принудительного ограничения автономности экспедиций действует в отношении Луны и других небесных тел. По той же самой причине. Никому не нужно зарождение вне Земли отдельной и трудноуязвимой для земного оружия самостоятельной цивилизации.   - А как же ядерные реакторы? - не удержался солдат, - есть же маленькие. Поставь и освещай, отапливай. Как-то глупо всё получается.   - На американской станции Марк-Мердо, в конце 60-х и начале 70-х годов, работала небольшая атомная электростанция. Потом, - очень мутный момент, кстати, - американцы, словно чего-то испугались, вывезли её целиком. С той поры, уж дольше 30 лет, никаких ядерных реакторов ни в Антарктиде, ни поблизости - нет. Даже простая длительная автономия, для антарктических поселений, признана неприемлемой. Какие уж там теплицы... Тут не техника, тут - идеология... А вдруг, кто-то объявит себя независимым? А вдруг, эту независимость, злонамеренно пользуясь дикой удаленностью и фантастической недоступностью ледового континента, гипотетическим негодяям, мятежникам и беглецам от цивилизации, удастся отстоять? Власти всех стран Земли, как видите, сурово бдят...   - Да-с, - словно про себя пробормотал Соколов, - того, кто выживет и приживется в Антарктиде - воевать трудно... Скорее - невозможно. А легче ли уничтожить - большой вопрос.   - И поэтому на складе был только месячный запас продуктов? - морпех Сергей провел аналогию между "аномалией" и Антарктидой быстро.   - Да! - как тяжело мне далось это короткое слово, - Предполагалось, что на уровень "полной автономии" мы не должны выйти ни при каких обстоятельствах. Простая циничная предосторожность. Вот я и готовилась.   - Гибель первопроходцев предпочтительнее, чем объявление ими независимости от центральной власти? - Ахинеев зрит в корень, - впрочем, так было всегда. Обычная политика нормальной колониальной державы... - А вы, ребята, что по данному поводу думаете? - так, после меня дали слово морским пехотинцам. Видимо, как "самым младшим", по положению в местной иерархии. Словно у нас не ток-шоу, а маленький военный совет.      В дверь ломятся с новыми записками. Что удивительно - мне больше ни одной не перепало. Зато солдатам - добавили. И перед Соколовым - целый ворох бумажек. Он, с невозмутимым видом, методично сортирует их по кучкам. Кремень мужик!      - "Зачем вы согнали обратно на берег своих начальников?" - медленно, шевеля губами, читает Сергей...   - А на хрен они нам сдались, в походе? - удивляется вместо него Андрей. Или это у них работает "боевое слаживание"? - Сразу видно, что паразиты. Шакалы... Балласт... - откровенно. Бедные российские офицеры.   - "Зачем вы вернулись?" - теперь записку читает Андрей... У него дикция (или грамотность) - получше.   - За Ибрагимовым погнались, - точно угадала, отвечает Сергей. - Сначала - хотели убить. Потом поняли, что он первый просек фишку. Потому-то и вверх по течению, мимо нас, через пули, как заговоренный, втопил. Он думал, мы идиоты? - оказывается, иногда животный инстинкт, предупреждающий об опасности, диктует и такое - "поступай, точно как враг". Точнее, как другой человек. Зря его называют "бараньим рефлексом".   - "Вы догадывались, что происходит в лагере?" - оба синхронно пожимают плечами.   - Мы решили, что Ибрагимов знает. Раз он на полном газу обратно рванул, - после молчания, - Дятел тоже так решил, - кто такой "Дятел" я в курсе. Майор, оставшийся там самым старшим, по званию, после Володи.   - "Вы знаете, что почти такое в истории уже было?" - минута молчания... Господи, откуда им это знать?      Похоже, служивые с трудом скрывают замешательство. Ха... Обменялись последними двумя записками и дружно замерли в тяжком недоумении... Елена подстроила? Интересно, что? Ещё более интересно - сама или это заранее согласованный подвох? Не похоже. Да и зачем? Ну, читайте, всё равно ваша очередь "отдуваться у микрофона". Думайте! Это вам не кирпичи об голову ломать... Она природой для другого дела предназначена.      - Парни, не тяните время, оно не резиновое! - Ахинеев пытается подбодрить застеснявшихся ораторов.   - "Что вы теперь собираетесь делать?" - произносит в пространство Андрей.   - "Как нам всем тут дальше жить?" - запинаясь, озвучивает свой текст Сергей.      Молчание говорит лучше всяких слов. В воздухе буквально висит не высказанный вопль - "Это не наши записки! Рядом сидят люди гораздо старше и опытнее нас!"      - Мальчики! - казенно-доверительный тон профессиональной телеведущей удается Ленке изумительно... Но, он настолько не вяжется с обстановкой, что от диссонанса сводит зубы, - Ошибки нет. Это - ваши записки. У всех остальных - почти такие же... Просто первыми, на любом военном совете, всегда высказываются самые младшие, - тут она права, старая норма военной демократии, - Вы приплыли обратно, с оружием в руках, очевидно, оставив своё первоначальное намерение послужить московскому царю и собираясь предпринять что-то новенькое. У вас есть план? Давайте! Излагайте!      - Когда откроется "дыра"? - прямо хором... В торце стола хрюкает, захлебнувшись смехом, Ахинеев. Мне не видно выражение лица Соколова, но зато различима мимика морпеха, что сидит напротив. Разочарование...   - Молодые люди... - Ахинеев отсмеялся, - За точный ответ на этот вопрос профессор Радек готов отдать руку, обе ноги и будущую Нобелевскую премию, - подозрительно насупился, - Вы знаете, профессора Радека?   - Ага! Это тот пафосный старый лох, который сразу в санчасть загремел? - авторитетов для них нет, - Ой!   - Мальчики, фильтуйте базар, - Ленка, в роли ведущей, с задачей не справляется, - У нас же прямой эфир.   - Мы поняли... - хоть кому-то удастся сконфузить эту парочку мордоворотов? Поняли, что их не тронут и на глазах осмелели... Непорядок. Таких персонажей надо держать в постоянном напряжении... Как служебных псов... (господи, злобные мысли в голову лезут). А почему? Правильно, они за Володей гнались. Убить хотели. Несмотря на то, что он лично подбирал состав "группы прорыва". Люди-звери... Нет, я это им так не оставлю!   - Андрюша! Сережа! - тон поласковее, мужики его любят, - Вы плохо понимаете обстановку. Допустим, "аномалия" откроется прямо сейчас, - это жестоко, у ребятишек надежда лица осветила, - Предположим, вас в неё выпустят самыми первыми, - улыбки гаснут, заподозрили подвох. Действительно, как собаки, - Что будет?      Над столом словно дунул холодный ветерок. У всех посерьезнели лица. Кажется, служивые задумались...      - Вы публично признались, что гнались за полковником Ибрагимовым, собираясь его убить, - Ахинеев в моем замысле разобрался моментально и подыграл, - Статья 317 УК РФ... Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов... От двенадцати до двадцати лет строгого режима, либо смертная казнь, либо - пожизненное заключение, - в импровизированной студии мертвая тишина, - Без паники! Нам всем, - обвел нас взглядом, - "на той стороне", скопом, только одна дорога - по зонам котелками греметь. Вы готовы?   - П-почему? - у парня по имени Сергей определенно нарушение дикции, - Это же он нас всех подставил...   - П-потому! - передразнивает его Ахинеев, - Самим намерением не подохнуть, в сложившейся заварухе, мы автоматически оказались государственными преступниками. Зато если вымрем - нам памятник поставят...   - А чего тогда они все?! - у Андрея определенные задатки артистизма, он буквально парой жестов очень узнаваемо изобразил давку при посадке на плоты "господ командиров", - Это ведь... попытка дезертирства? - солдат и "научник" хмыкнули одновременно. Не иначе, вспомнили бегство начальников при первом закрытии.   - "Что позволено Юпитеру, то не позволено быку", - веско утешил Соколов, - Галина, подтверди! - мысли читает? Только рот раскрыла. Аналогии сами на язык просится. Много аналогий...   - Спешный вывоз остатков продовольствия из региона, которому угрожает эпидемия голода - это вполне нормально... - граждане, пора повзрослеть, - Единственным исключением являются тоталитарные диктатуры и так называемые солидарные общества. Там, наоборот, в страдающие от голода районы продовольствие спешно завозится. Вопреки рыночной и политической коньюктуре, - морпехи слушают, - Бегство руководства из мест, подверженных стихийному бедствию или которые готов захватить враг - самое обычное явление. Государство в первую очередь спасает само себя. Сначала - самые крупные чиновники... Потом - мелочь... Капитализм!   - Не всегда! - поправляет Соколов, - Из затопленного Нового Орлеана самой первой сбежала полиция...   - Ребята, спокойно, - сжалился Ахинеев, - государство всегда изображает себя вечным и нерушимым. Вы стали свидетелями редкого явления природы - власть сама показала народу своё истинное лицо. Такого она не прощает... Церемониться с мерзавцами, ждать, когда они опомнятся и опять начнут качать права - глупо. Не?   - А как же тогда вы? - прозвучало по-детски беспомощно, - Кто тут, вообще, теперь самый главный?   - Я подойду? - Соколов монументален и убедителен.   - Тогда, кто он? - стоило потерявшимся во времени псам почуять чью-то твердую руку, как немедленно вылезла враждебность к опасно паясничающему Ахинееву. Другой культурный тип. Псы умников не любят...   - Его заместитель по техническим вопросам, - две головы поворачиваются к Соколову. Он кивает.   - Парни, я же вас честно предупреждал! Они тут, - солдат крутит кистью, обозначая присутствующих, - действительно такие... - оборвал себя на полуслове.   - Пофигисты, молодой человек, пофигисты... Правильно вы нас обозвали, - Ахинеев в своем репертуаре.   - А полковник Смирнов? - морпехи полны решимости выяснить обстановку до конца.   - Наш начальник обороны.   - Он живой? - поразительно, как мало надо некоторым людям для восстановления душевного равновесия. Точно выяснить своё место в стае и текущую "табель о рангах". Видно, как складывается "вертикаль власти"...   - Мальчики, - вмешивается Елена, - что вас так удивляет? Мы все, пока - с ударением на слове, - живы.   - Серега говорил - "Если сейчас не оплошаем, то и здесь сможем жить... как бояре в старые времена. На хрен нам тогда сдался президент и тем более - какой-то царь..." - не впопад отвечает Андрей, - Это возможно? - вот так "псы режима"... Публичная демонстрация лояльности новой власти. А всего-то, покормили и обогрели после пары дней "лесного сидения".      Опять повисла звенящая тишина. Только свист ветра, разгулявшегося к ночи и скрип растяжек штабного "модуля".      - Точно? - в помещении Роберт Николаевич плевать на пол не стал, но выражение лица сделалось на редкость гадливое, - А где наш будущий "боярин" раздобудет себе холопов, он тоже уже придумал? Может и с нами мыслями поделится?   - Дело не в холопах! - похоже, Сергея взяло за живое, его речь стала отрывистой, но связной, - Ясен пень, здесь людей мало. Сколько мы проплыли - ни одного на берегу не видели. Я вообще "про жизнь" говорил!   - Ну, и как мы представляем боярскую жизнь без челяди? - "научник" полон скепсиса и желчи. Быть скандалу...   - Как она есть! - морпех явно что-то для себя решил и теперь рубит правду-матку, - Вы, сидя на месте, ни фига не поняли! Вдоль реки, сколько видно, по обе стороны - ни домика, ни огонька... Мы два дня сырые орехи в лесу жрали! А у вас - ночью свет горит... Музыка играет... Мы домой вернулись!   - Оазис культуры? - "научник", снизу вверх, разглядывает собеседника, - Кусочек цивилизации?   - Можно сказать и так... - парень чуть стушевался, - Вы не думайте... Я по металлу работать могу, сварку знаю, мотор починю...   - Ты им лучше про Ибрагимова расскажи! - от слов Андрея говорящий натурально столбенеет.   - Что рассказать?!   - Зачем он нам, при отплытии, приказал всех "шакалов" обратно на берег выгнать... - ого!   - А разве можно? - Володя, кстати, мне никаких подробностей не объяснял.   - Не только мона, но и нуна! - Ахинеев опять жжет цитатой, на чей раз из бородатого анекдота про врача-логопеда...   - Это, - оказывается, смутить наглого морпеха всё же можно, надо только знать, как, - Ибрагимов при мне проговорился, что пока здесь народа много, "дыра" нипочем не откроется. Какой-то научный эффект... И надо бы толпу сократить.      От неожиданно раздавшихся хлопков в ладоши я буквально на месте подпрыгнула. Ахинеев аплодирует стоя... Ленка, по-моему, перепугалась больше нас всех, вместе взятых. Что на него нашло?      - Замечательно, молодой человек! - рядом тяжело вздыхает Соколов, - Я же вам говорил, Вячеслав, что у этого типа каждое лыко в строку? - Соколов снова выдыхает, почти рычит, с самой ругательной интонацией.   - Вы о чем? - "научник" с солдатом поворачиваются к говорящему. Елена недоуменно разинула глаза...   - Да мы тут спорили, какая нелегкая понесла неформального начальника проекта, его фактического отца-основателя в настолько очевидную авантюру? Теперь понятно, что это был тонкий и трезвый расчет. Понимаете?   - Профессор Радек, - Соколов цедит слова крайне неохотно, - когда на него хорошо надавили - сознался. Прошлый раз, 17 лет назад, "аномалия" тоже открывалась и закрывалась сначала ритмично, а потом - странно. И полностью открылась заново, когда погибли все, кто успел перейти из 1991 года на "нашу" сторону. Понять, как связано существование природного объекта с поведением людей можно, только если предположить, что в каждом случае от наличия людей в чужом времени что-то зависело. Есть вероятность развития новой "линии мировой истории" - она закрывается. Когда вероятность пропала - выходит на свой обычный ритм пульсаций...   - Наше присутствие изменило местный ход времени? - "научник" уже что-то понял. Я - пока не особенно, - Выход экспедиции в автономный режим существования означает, что "аномалия" закрылась навсегда?   - Изменит, если выживем, - радует его Ахинеев, - Если помрем или впадем в первобытную дикость - нет.   - Короче, обратная дорога в XXI век для нас навсегда закрыта? - "научник" убийственно конкретен.   - Полковник Ибрагимов считал, что имеется шанс, - мамочка, как о таком можно говорить спокойно? - Он заложил в коллектив экспедиции внутренний "механизм самоликвидации" - Ахинеев смотрит прямо в лицо Соколову, - Кроме штатного начальника Смирнова, организовал наличие формального и неформального лидеров - нас. А кроме того, буквально в последний момент - из ничего создал "группу конфликта". По его расчетам, немедленно после отплытия, здесь должна была вспыхнуть кровавая резня "всех против всех". А он - появился бы через некоторое время, как "герой" и спас случайно уцелевших от самих себя, "естественным образом" их возглавив. Так делают карьеры в ФСБ...   - А что я с вами сумею поладить мирно, Ибрагимов не ожидал? - Соколов выглядит озадаченным...   - Уже не спросишь, - меня передергивает, - Обратите внимание, сколько случайностей нам помогли. Вот не окажись здесь, например, Галины Олеговны - и всё могло обернуться совершенно иначе... Просто повезло! Больше оптимизма, товарищи... Случившегося - не переменить. Попробуем выжить.         Отношение с высшими силами у меня сложное. Сказалась бы язычницей, но окрестили в детстве. Володя - точно был крещеный. О религии мы с ним всерьез не разговаривали никогда. И тем не менее... Третий день - это третий день. Сразу после подъема, чуть забрезжил рассвет, проскользнула окружной тропинкой к могиле.      Ни обрядов, ни молитв, ни ритуальных предметов. Два пластмассовых стаканчика, пара грибных хлебцов и Володина фляга. Отыскала в вещах, тщательно перерывая сумки. Маленькая, плоская, на две стопки. Коньяк. Наш последний коньяк из прошлой жизни. Совместно нажитое имущество, да... Наверное, я эгоистка... Рядом, в братской могиле, кое-как свалена куча народа, а я - пришла к своему единственному. А - плевать! Я так хочу.      Вспомнила примерный ритуал. От мысли соорудить лампадку отказалась сразу - ветер, туман и мелкое противное накрапывание (скорее всего, сбиваемая ветром с веток роса). Взамен живого огня воткнула в ещё рыхлую землю, у подножия памятного кола (надо хоть табличку на пленке отпечатать, пока тонер в лазерных принтерах не закончился), включенный электрический фонарик. Рядом вдавила в грунт стаканчик. Щедро туда плеснула и накрыла половинкой хлебца. Остаток содержимого фляжки слила в собственную посуду. Выдохнула и, как учили, одним глотком втянула в себя чуть вязковатую пахучую жидкость... Хрустнула остатком лепешки... До настоящего хлеба этому творению местных кулинаров, как до Луны на четвереньках. Но, прогресс налицо... Съедобно и сытно.      Поймала себя на мысли, что пью без слов и пожеланий. Что желать? Кому? Человек служил власти. Ради власти рискнул всем что у него было и жизнями нескольких сотен посторонних людей. Власть его поманила, свела с ума... и убила.... Чужими руками, но так же неотвратимо, как мотылька летящего на огонь... А сколько таких мотыльков уже было и ещё будет? Жуткая всё же штука карьеризм. После вчерашнего ток-шоу - долго ворочалась без сна. Вспоминала. Заново проигрывала в голове свою жизнь и наши недавние планы. Забылась только под утро. И сразу, как поднялась на ноги - сюда. Думайте что хотите. Поминать или не поминать мужа - моё личное дело!      Мимо могил протопал наряд караульных. Почувствовала затылком равнодушные взгляды усталых, замерзших за ночное дежурство солдат. Вот уж кому мои переживания глубоко до фени. Добраться бы до теплой лежанки и горячей еды. Кстати, сегодня в моем "модуле" было ощутимо теплее, чем снаружи. Заработал электрический отопитель. Пар изо рта не шел... Наверное, жильё солдат обогревают лучше. Говорят, там плохо с одеялами. Синтетического тряпья много, только оно холодное.      Последний раз оглядела могилку. Подумав, опрокинула стаканчик с коньяком кверху дном. Хлебец можно оставить, пусть полакомятся бурундуки, а вот открыто стоящее спиртное может привлечь внимание недоброго человека. Наглого и жадного. Не хочу. Оно - для покойника... Фонарик светится совсем слабо. Сели батарейки. Придется забирать с собой. Вот такие мы теперь экономные. Пора прощаться... Впереди новый рабочий день.      К месту отбытия бригады "грибников" я опоздала. Тропинку, по которой ходила на поминки, загородили веревкой, украшенной красными тряпками и табличкой с надписью "Осторожно. Взрывные работы!" Быстро... Впрочем, Фортуна благоволит. Вместо свободной "сбруи", для катания по канату, мне оставлена бумажка - "В санчасть!". Знать бы заранее - путь бы срезала. Плохо жить без привычного мобильника. Что им от меня надо?      Ещё на подходе к "храму медицины" вопрос частично прояснился. Больно характерны позы и выражения лиц у сидящих на бревнышках возле приемного покоя. Очередь страдающих желудком, однозначно... Старые и молодые вперемешку. Сунулась внутрь, а знакомых, что бы спросить - никого... Хотя процесс в разгаре и даже столик "для анализов", при входе, с неизменной табличкой "Пробы кала и мочи", плотно заполнен продуктами жизнедеятельности. Совсем было, собралась пристроиться в общую очередь, но один из сидельцев меня узнал.      - Галина? Вас с противоположной стороны ждут, - похоже, предупредили. Действительно, двое. Один из "космонавтов" и какой-то молодой крепыш в рабочей робе не по росту. Наверное, из вчерашних возвращенцев.   - Здравствуйте! Нас прислали вам помогать. Дарья Витальевна сейчас будет, - ждем...   - А что, собственно случилось? - не могу сказать, что обожаю собирать грибы, но ставить клизмы (если меня мобилизуют в медицинскую бригаду) мечтаю ещё меньше. Хотя - нет, тогда мужики мне не нужны...   - Сказали - срочно обеспечить работу биохимической лаборатории. Вы только покажите, что и где.   - Ага! - главная врачица выросла рядом, как из-под земли, - Все в сборе? Пошли! - что характерно, в лес.   - Моя клетушка в другой стороне... - попыталась я уточнить маршрут, но от меня досадливо отмахнулись.      К счастью, шагали мы недолго. Довольно скоро выбрались на самую высокую точку лагеря. Кряжистая кедровая сосна (это в чаще, они высокие и стройные, а эта всю жизнь боролась с ветрами). Тянущиеся от неё в разные стороны канаты. Судя по истоптанной траве - новый транспортный узел. Место отправки в лес рабочих бригад. Лебедка, катушки, шанцевый инструмент. И великолепный обзор в три стороны сразу. Осенняя природа.      - Никого? - сама себя спросила Дарья Витальевна и повернулась к нам, - Дожила, спрятаться некуда. Даю установку! - ага, докучливые пациенты её с рабочего места выжили, она от них скрывается, - В лагере понос!   - Дизентерия? - с чего бы ей взяться, руки моем регулярно, отхожие места посещаем...   - Непривычная пища! Грядет эпидемия желудочных расстройств.   - И что?   - Кто придумал эту жуткую грибную диету? - а тон-то, тон! Вот ты какая, человеческая благодарность...   - Есть замена? - не оправдываться же, в самом деле. Что бы ты ни делал - всегда найдутся недовольные.   - Нет замены... Есть первые пострадавшие и лабораторные исследования их стула, - деликатная женщина, я бы прямо сказала - говна... - Ещё через сутки-двое, если судить по динамике, половина народа будет маяться животом. Четверть - слягут. Не говоря про серьезные осложнения. Запас активированного угля - почти на нуле   - Активированный уголь можно сделать самим... пусть не в таблетках, но вполне рабочий.   - Уже делают! - тогда в чем проблема? - Полумеры! Людям требуется нормальное трехразовое питание.   - Лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным... - Где же я им, посреди Сибири XVII века, раздобуду грамотно сбалансированный рацион?   - Сделайте! - это она серьезно? - Выбора-то нет, - как будто я сама не понимаю, - Или - мы, или - никто...   - А из чего? - простите, развитая пищевая промышленность в окружающем нас пейзаже отсутствует.   - Из того, что видим, - хоть тон сбавила, - Лаборатория в порядке?   - Несколько дней не заглядывала...   - Срочно начинай работать. Мужики помогут. Подключат коммуникации, обеспечат теплом и светом...   - Какой смысл? Если чего-то в рационе нет, то его просто нет. Негде взять! Вы же видите, что творится.   - Для начала - надо знать, чего именно нет. Сколько его надо. Это первый шаг. Потом, можно прикинуть, где может оказаться недостающее. Или, чем его можно заменить... - чего она меня учит?   - Я и так скажу, чего не хватает. Проще перечислить, что есть... Нужны жиры. Нужны сахара... Клетчатка, для формирования пищевых комков... Незаменимые аминокислоты... Микроэлементы. Полный набор витаминов...   - Вот и займись, - оп-паньки, - Начало-то хорошее, - батюшки, меня похвалили? - Надо закреплять успех.   - Мы здесь собрались, что бы попусту воздух сотрясать? Какой успех, здесь работы целому институту!   - Я тебя сюда притащила, что бы не подорвать зачатки авторитета единственного химика-пищевика. Кто лучше разбирается в вопросе? Вот и действуй, - мужики слушают перебранку с делано равнодушным видом, - Нужен институт? Создавай.   - Да я вообще не представляю, где взять всё необходимое и с чего начать!   - И не надо, - вмешивается в беседу "космонавт", - "Пусть каждый несет свой чемодан" Если что-то можно сделать - сделаем. Если это возможно добыть (украсть, отнять, поймать) - достанем. Вон, Игорь подтвердит...   - Точно! - серьезно отзывается морпех, - Если оно есть - притащим. Только опишите и скажите - где искать.   - Всё! - врачиха нас озадачила и собирается смыться, - Дальше разбирайтесь сами. Вечером доложите первые результаты. Отчет - мне. Ежедневно. Первая задача - срочно исправить рецептуру вашего, гм, "хлеба"...   - Да что не делай, мучным он от этого не станет! - как можно объяснить очевидные вещи?   - И не надо... Достаточно сходного химического состава, - изволила улыбнуться, - Это же суррогат!   - Не сомневайтесь, Дарья Витальевна, сделаем! - мужик, ты хоть знаешь, что несешь? - Это она маленько растерялась.   - Учтите, никаких публичных дебатов, что именно и сколько пихаете в наш рацион! Важен конечный результат.   - Мы сами первые пробовать будем, - пытается храбриться морской пехотинец. Да? Ну, тогда держитесь... И запасайтесь пипифаксом.      Когда я уходила из лаборатории последний раз - мысли, что туда придется возвращаться, не было вообще. Однако, идеи "нагадить на прощанье" - тоже не возникло. Зачем? У каждого - своя судьба. Если мои пробирки и химикаты кому-то пригодятся - да пускай. Казенное не жалко... Я даже приманки от грызунов обновила. Мало ли, когда дойдут руки разбирать чужие припасы? Теперь руки дошли. Мои... Странное ощущение. Как будто вернулась прошлое... Всё как прежде, Володя скоро придет... Прямо наваждение... И ничего-то не изменилось. И чисто. Пыли, почему-то, здесь нет совершенно... То ли трава собирает, то ли влажный воздух. Чуть было не взвыла, от невозвратности старой мирной жизни, но перетерпела. Вредно оно, при посторонних, слабость показывать. Щелкнула выключателем - света нет. Покрутила краники мойки - вода не течет. Там где стоял полевой телефон - болтаются два зачищенных проводка. Обернулась...      - Кабель мы - того... сняли в первый день, - объяснил инженер (он действительно инженер-конструктор), - Некогда было искать подходящий, - объяснять, что мародерка происходила в разгар аврала излишне, - Сейчас опять подключу. Воду придется в бак накачивать. А канализационные стоки пока сливать некуда.   - Опять копать? - морского пехотинца зовут Игорь. Рыть на холодном ветру (он опять поднялся) канализационную яму служивому явно не хочется.   - Зачем? Второй газогенератор - уже варят. Ставить будут неподалеку, протянем туда фекальную трубу. А пару-тройку дней - и на землю поплескать можно.   - Тогда, я быстро, - справедливости ради замечу, просто на землю парень шланг всё же не бросил, ямку "на пару штыков" - обозначил.      Без электричества моя работа стоит. Пришлось ждать и смотреть на чужую... Сетевого напряжения дико боюсь с детства. Видеть, как страшные провода без изоляции, от которых, только что, ярко загоралась "лампа-пробник", без всякого почтения скручивают и гнут голыми пальцами - невыносимо. Он что, совсем тока не боится? Фильм ужасов!      - Разве так можно? - мужик не сразу въехал в смысл сказанного, - А как же техника безопасности?   - По технике безопасности, - вот же тип, разговаривает, не прекращая крутить свои жуткие медяшки, - нас здесь должно быть трое. Кроме меня - напарник и бригадир... А ещё - плакат на щитке, до самого окончания работ, "Не включать, работают люди!". Да вот нету лишнего народа! Приходится самому, осторожно... - если он, как сейчас, работает "осторожно", то я - мать Тереза...   - А если ударит током? - слово "убьет" выговорить не посмела. Боюсь накаркать.   - Ну, дернет... - согласился мужик, спокойно подкручивая какой-то винтик в распределительном щитке, - Подпрыгну. Матюкнусь... Бывает...   - Так страшно же... - крышка ужасного ящичка с изображением молнии наконец-то закрылась, можно перевести дух.   - Как химики нюхают незнакомые реактивы?   - Вот так, - машинально показала намертво вбитое на студенческих лабораторных действие. Одна рука с пробиркой отведена от лица, второй делается жест "на себя", что бы осторожно вдохнуть неизвестные пары.   - А электрики, трогают детали, которые могут оказаться под напряжением, вот так, - инженер осторожно касается воображаемой токоведущей части внешней стороной пальца, заложив другую руку за спину и склонившись назад.   - Если разрядом скрутит, то сам собой отпрыгнешь?   - Примерно, - морпех Игорь уже вернулся и почтительно прислушивается к чудному разговору, тоже стараясь держаться от проводов подальше. Видно, что в современной школе больше не преподают "в живую" ни химию, ни физику, - Молодой человек, вы в курсе, зачем нам понадобились?   - Помогать? - и поник, видимо вспомнив опрометчивое обещание, - Разной гадостью, на пробу, кормить будете?   - Учиться... А лопать стряпню, которую набодяжит Галина, будем все вместе. Что бы никому не обидно...      Говорят, что для химика нет хуже несчастья, чем молодой лаборант. Пока освоится - каждую минуту жди оплошности или ЧП. Но с лаборантом, по крайней мере, ясно кто главный. Ты сказала - делает. Не умеет - учи. Наша маленькая компания, собравшаяся в заново освещенном помещении лаборатории, четкого подчинения лишена. Что толку корчить из себя начальницу? А как поставить себя атаманшей - не знаю. И с чего начинать порученное мне дело - тоже не знаю... Абсолютно бредовая задача. Честно! Так я в узком кругу и заявила.      - Реактивов - нет. Оборудования - нет. Персонала - нет. Вокруг лес и медведи (про медведей больше для красного словца, судя по всему - разбежались и медведи). Что было можно сделать быстро - уже сделано.   - Тогда чем Дарья Витальевна недовольна? - будто не слышали.   - Грибная мука - редкий и деликатесный продукт. Содержащиеся там вещества, попадая в пищеварительную систему, резко нагружают организм. Это вредно как, - с чем бы сравнить? - если взрослого "посадить" на детское питание... Мгновенно и полностью всасывающийся "допинг". Годится разве для первых космонавтов, которые по несколько суток летали не снимая скафандров.   - Ни желудку работы нет, ни посрать толком нечем? - парень уловил суть, - зато, наверное, хорошо кроссы бегать.   - Да, спортсмены эффектом иногда пользуются. Но, высокая питательная ценность, при ураганной усваиваемости, сбивает организм с толку. Результат - как минимум, расстройство желудка. Долго без привычной еды нельзя. А опыта постоянного питания людей одним грибным соусом в мировой практике не зафиксировано.   - Галина, зря ноете! - хм, кто тут вообще главный? - Нам просто нужен результат. Быстро... Подскажите, для начала, способ хоть немного исправить описанный недостаток. Что-то там добавить... или убрать... обдать паром... посолить, наконец. Только реальный...   - Добавить? - незамутненная наивность вопроса, в другой ситуации, развеселила бы до слез, - Разумеется! Дарю идею - добавлять в ежедневную выпечку, как минимум полцентнера очень мелко растертой туалетной бумаги. Или центнер...      Хотела тонко съязвить, но, похоже, мой черный юмор до собеседников не дошел. Совсем... Уселись, как в своем доме. Разглядывают обстановку... Хотя, возможно просто греются. На ветру прохладно, а в помещении комфортные "плюс 22". Хорошие полевые лаборатории делают современные китайцы. Блоки с пенопластовой начинкой, обтянутые снаружи синтетикой, держат и дождь, и мороз. Калорифер-автомат нагнал температуру за считанные минуты. Если погода выгонит меня из "модуля", переберусь сюда. Для раскладной койки места хватит.      - Оттого туалетную бумагу добавляют в дешевую колбасу? - морпех, кажется, принял мои слова всерьез.   - В современной колбасе своего жмыха хватает, - чистая правда, кстати, - там, вместо бумаги, растертые в тонкий порошок кости и шкура. Плюс - дешевый растительный крахмал. Принцип тот же - разбавить слишком тонко измельченную эмульсию жира и белка неудобоваримым наполнителем, вроде густого обойного клея, для более медленного и безопасного усвоения желудком питательных веществ.   - Идея понятна, - подключается инженер, - нужен растертый пористый материал, хорошо смачиваемый водой и нерастворимый в желудочном соке. Желательно - на основе целлюлозы. Так?   - Примерно. Только учтите, туалетная бумага - дефицит.   - А ещё? - как будто сказанного мало.   - Ещё нужна крахмалистая масса. Но, клетчатка - в самую первую очередь, - вспомнила вчерашнее ток-шоу, - Ягель не предлагать! В нем полно активной химии...   - Интересно, - инженер рассуждает вслух, - ведь должны быть природные материалы, похожие на бумагу...   - Лубяной слой древесной коры по составу близок к грубой бумаге, - встрепенулись.   - Какой именно древесины?   - Всё равно. Еловой, сосновой, березовой, - что-то прикидывает, - Да ерунда это, если заготовлять кору тоннами - здесь пустыня будет.   - Тем не менее, - встал и двинулся к выходу мимо озябшего служивого, - Подождите, я сейчас вернусь.      "Сейчас" растянулось минут на двадцать. Понятно, куда он ходил. На лесопилке, этих кусков коры - море. Для повертеть в руках - хватит. Для серьезных раздумий о "лубяной добавке" - кошачьи слезы. Ну да пускай. В тепле сидеть хорошо. Разморило. Глаза слипаются. Уже принес? Весь стол захламил... А пустые шишки зачем?      - Галина, подъем! - ой, чуть не задремала, - Игорь, смотри сюда! Найдите отличия. Чем вам не луб?   - Тоже, открытие, - всем известно, что, с биологической точки зрения, материал чешуек кедровой шишки и лубяной слой почти идентичны. Вот если бы где раздобыть кедровых орехов. В родном Питере - лакомство.   - Галина! - что-то важное мне недавно в голову пришло... - Галина, проснись! Смотри сюда!   - Орехи... - полная горсть глянцевитых скорлупок.   - Мы же в Сибири! - согласна, - Тут этих орехов, на деревьях, висит, видимо невидимо... Чем не крахмал?   - Мы пробовали! - эхом отзывается морпех, - Они вкусные, но сбивать и чистить трудно.   - Галина! - что отвечать? Больше месяца прожить в кедровом краю и совсем позабыть о кедровых орехах. Хороша. Пропахшее бензином дитя асфальта... Даже мысли не возникало.   - Орехи - это идея... "В ста граммах кедровых орехов содержится полная суточная норма белков и всех необходимых человеку микроэлементов", - не помню откуда цитата, - А почему шишки на землю не падают?   - Рано ещё! После заморозков посыплются, - никогда не видела, - Так годится? - надо сделать умный вид.   - Если орех уродился - безусловно, да, - попробовала расколоть скорлупку. Зубами... Ноготь... Ой! - По-моему голыми руками их лущить бессмысленно, - мне кажется, - Не человеческая еда... Жалко, что я не белка.   - Это уже технический вопрос.   - Тогда, - от мыслей даже в жар бросило, - надо немедленно начинать заготовку. К кому обращаться?   - Всё уже решено, - даже так? - Вопрос был только о шишках. Лущить их прямо в лесу или тащить сюда?   - Ради чешуек? - технология получается подозрительно безотходной.   - Вы же сами сказали - нужна клетчатка. Смотрите, какие мягкие чешуйки. Только растереть и готово...    Сбивание кедровых шишек Пвыел Алексеевич Кучер

Сбивание кедровых шишек с деревьев ручными колотушками.

  Ахинеев явился в гости во второй половине дня... Вежливо постучал... Вежливо дождался приглашения и проследовал внутрь. Я едва закончила делать вытяжки из препаратов и раскладывать по хроматографической камере "промокашки" с анализами. Густой запах смеси бутилового спирта и уксуса не успел выветриться. Стол и свободные стулья завалены склянками с подозрительными смесями. На чистой бумажке в центре безобразия - "исходный материал". Плошка с грибным порошком, кусочек "хлебца", распотрошенная шишка и варварски растолченные в ступке кусочки кедровых орехов (ядра и скорлупки разделяла пинцетом). Логово алхимика...      - Галина Олеговна, куда телефон ставить будем? - светло-коричневая коробка ТА-57 в его руке выглядит ценным подарком. Слава богу, хоть какой-то признак цивилизации возвращается в наше захолустье.   - В принципе, безразлично.   - И всё же? - пришлось отвлечься на размышления. Раньше телефон стоял на столе. При текущем размахе работ это мотовство рабочего пространства. А больше и сунуть некуда. Загадка...   - Рекомендую, в изголовье диванчика. Что бы, если что - ночью не вставать.   - Согласна! - действительно, разумное использование последнего кусочка свободного места. Теснота...   - Что вы солдатам про орехи сказали? - и этот крутит провода голыми руками... страшно глядеть, - Они сейчас двинулись на пробный сбор орехов, будто на штурм крепости, - ага, то-то Игорь обещал поторопиться.   - Сказала, что из ореховой мякоти можно приготовить нормальную муку, годную даже на макароны.   - А ещё? - чем он недоволен, голос озабоченный.   - Что, если дела пойдут хорошо - скоро у нас будет и своя собственная халва.   - Понятно, - телефон слабо звякнул, оживая, - Сладенького захотелось... Дети... Вы их инструментарий видели? - приклеил к стенке шкафчика над аппаратом список телефонных абонентов.   - Когда? С утра отсюда не выходила... - про "малый военный совет" в стенах этой лаборатории говорить не буду. Про рисунки, "приспособлений" которые набросал, на этом самом столе, специально приглашенный для консультации зачинателей орехового промысла молодой парень из "научников", тоже не скажу. Ибо...   - Гляньте, при случае. Где они только успели узнать про "кедровые колоты"? Сущее варварство!   - Так в чем проблема? - вспомнила, так называют специальные деревянные молотки в рост человека, ими стучат по кедровым стволам, что бы сбить висящие на недосягаемой высоте шишки. Все так орех собирают.   - У кедра очень мягкая древесина. После удара "колотом" остается незаживающая рана, дерево начинает сохнуть. Таким манером, за пару сезонов, мы можем, вместо живой тайги, оказаться посреди сухостоя... Кедр растет очень долго и плодоносить начинает на 50-60 году жизни. Зато гибнет быстро. Понимаете?   - Намекаете, что одним годом наше здесь сидение не исчерпается и надо заботиться о будущем?   - "Надейся на лучшее - готовься к худшему! " Советую слегка проветриться, - да я и сама уже собиралась.      Искать дорогу не пришлось. Заготовители орехов, в отличие от грибников, держались кучно и волокли на себе тяжести. Протоптали в зарослях основательную тропу. Двигалась на стук колотушек по гулко звенящим стволам.... Отыскала... Посмотрела и ужаснулась... Если верить справочнику (успела кое-что прочитать, пока настаивались пробы в экстракторах) - со зрелого кедра за сезон можно взять несколько десятков килограммов шишек. Видимо, или у нас неправильные кедры, или ошибка в методике. Кора от ударов летит клочьями... На стволах - рваные забоины зверски оголенной древесины... Работнички в мыле... При этом результат - пшик. За неполный рабочий день два десятка морских пехотинцев и нескольких "инженеров" сумели наколотить четыре подозрительно легких мешка с "добычей". В переводе на орехи, от силы два ведра. Да я и сама процесс видела. Могучий замах... Сокрушительный удар, от которого вздрагивает воздух... А в итоге - сверху лениво падает жалкая дюжина шишек... Самое обидное, что урожай есть... Но, не валить же вековые кедры бензопилой ради разового сбора? Так дело не пойдет! Надо или отложить предприятие до заморозков (причем, эпидемия поноса ждать не станет), Или - срочно изобретать какую-нибудь "лесосберегающую" технологию... Отбой, товарищи!    Сбор кедровых шишек Павел Алексеевич Кучер

Сбор и сортировка кедровых шишек.

  "Бойтесь мечтать, мечты сбываются!" Пятый день лагерь то и дело вздрагивает от доносящихся с разных сторон взрывов... Воевавшие товарищи успокаивают, что, примерно через неделю, я привыкну и перестану на такую ерунду обращать внимание. Жили же так люди на передовой долгими годами? Засыпали и просыпались под канонаду... Чем мы хуже? Связного ответа у меня нет, но в глубине души подозреваю, что некоторые (не буду показывать пальцем на зеркало) достойны лучшего. Амундсен, вон, писал, что "к холоду привыкнуть невозможно". А он - великий полярный путешественник, половину жизни провел во льдах. Чего вы хотите от мирного биохимика?      Что особенно противно, где я - там и экстрим. Постоянно оказываюсь в центре событий, не сходя с места. Заколебали! Сутки убила на подготовку полного набора хроматограмм. Промывала, сушила, следила. Наконец, приготовилась пожинать плоды - развернула и отрегулировала денситометр, заправила бумажку с препаратом. И как назло, именно в этот момент, помещение буквально подпрыгнуло на месте от подземного удара... Как я не выбежала прямо через пенопластовую стенку - сама не знаю. Очнулась уже под открытым небом. Вокруг - ни души. Спросить не у кого... Что делать в случае землетрясения - неизвестно. А Прибайкалье, по сейсмике - десятибальная зона!      Минуты через три лениво прокашлялся громкоговоритель - "Спокойно, товарищи! Проводятся сейсмологические исследования..." Зла не хватает! А предупредить заранее? Оправдались - "сами не думали, что пещера может оказаться прямо под нами". Это я по телефону, на коммутаторе, после выяснила. Что бы вы знали, я землетрясений боюсь с детства! В 90-х годах, по кабельному телевидению, часто крутили "ужастики". Как всё рушится в тартарары, как скалы пополам разваливаются, а снизу огненная лава плещет... Так заикой стать недолго... До самого вечера в себя прийти не могла... Какие измерения, если руки, как у алкаша, тряслись? Ну, боюсь я этого дела. Главное, Ленка могла заранее предупредить о спелеологических планах своего хахаля. Трудно было пару слов сказать? Не думала она... Хорошо, когда есть, кому её своим телом накрывать. А меня?      Ещё через день, с утра - сразу пять взрывов подряд. Хорошо, на воздухе и далеко... Плохо, что внезапно. Мы в столовой завтракали. Вышло переживание. Что сие означает? Звуки вроде далеко. Получается, кто-то у берега на минах подорвался... Враги напали? Вскоре выяснилось, это опять, "те же и Голдан" - полные трусы удовольствия... Рационализаторы, блин... Массовая заготовка диких оленей с помощью армейских противопехотных мин. Надо же было до такого додуматься. Маньяки!      Вы не думайте. Перехватить на откочевке целое оленье стадо, в нашем современном состоянии - подвиг! Пусть дичи вышло меньше, чем казалось сначала, так недавно мы о такой удаче и думать не смели... Но! Трое суток "мясного аврала". Все свободные от главных работ (грибы - одна из них) оказались брошены "на мясо". От одного запаха вареной крови у меня теперь делается сердцебиение... пусть свежевать олешков и научилась... Только немного пришла в себя, отмылась и отстиралась от жира (вроде бы дикие звери, а толстые будто свиньи) - новая напасть. Урожай! Ночью температура уже опускается ниже нуля... До зимы, по внутренним ощущениям, остался сущий пустяк. Настало время собирать кедровую шишку. С учетом нового опыта... Господи прости, мать, мать, мать! Взрывы вокруг лагеря теперь грохочут беспрестанно. Вместо примитивных деревянных колотушек в дело пошла воздушная ударная волна от забрасываемых в кроны деревьев самодельных взрывпакетов. Каждые пять минут - бабах! С раннего утра и до самой темноты. Каждый раз дергаюсь... Судя по непрерывному потоку мешков с шишками, едущих из леса по канатам, добыча кедровых орехов "пиротехническим способом" вышла на крепкий промышленный уровень... Это невыносимо!    Обрушение кедровых шишек Павел Алексеевич Кучер

Обрушение кедровых шишек самодельной машинкой с ручным приводом.

     Выдался случай. Отловила Ленку, бегающую по лагерю с неизменной телекамерой и сующую нос во все дыры. Заманила в свою "келью", поделилась горем. Доколе?! Земля трясется... воздух дрожит... Сколько будет продолжаться этот бесконечный "фейерверк под Новый год"? Та удивленно пожала плечами:      - А мне - прикольно! - и покосилась подозрительно, - Ты случайно не залетела? Беременные бабы обычно делаются нервные. Сходи в санчасть, проверься. А хочешь - я "одноразовый тест" принесу? - добрая... Сама знаю, что значит длительное отсутствие "месячных". Без всяких тестов. Но, не признаваться же прямо сразу...   - Разве нельзя придумать способ потише? - у кого спрашиваю, у подружки главного подрывника?   - Некогда! - последнее время её любимое слово, то и дело слышу, - "инженеры" сюда попали без зимнего. Продолбить штольню в теплую пещеру быстрее, чем выстроить помещение снаружи. Вот мы и торопимся...      Про эту пещеру, последнее время, только и разговоров. Какая она была (фотографии подземного великолепия, снесенного взрывами, всем показывали в виде слайд-шоу)... Какая будет... Ненавижу подземелья! Даже в подвалы лишний раз стараюсь не заходить. Как бы отвертеться от перспективы перебазирования "ниже уровня грунта"? Наверное, придется ссылаться на высокую влажность (правда, там по стенкам вода течет), потребность в хорошей вентиляции (это тоже правда, расход испаряемых растворителей устрашающий) и высокие морозостойкие качества китайского пенопласта. Будем надеяться, что знаменитые байкальские ветры моя хибара выдержит...      Пока болтали - явились морячки с БДК. Притащили очередной материал для анализа. Первоначальные планы пустить на помол чешую кедровой шишки подверглись корректировке - она горькая. Сердцевина - ещё ничего, а "внешнее обрамление" - совершенно омерзительно. Пробную выпечку с примесью пищевой добавки мы вчера честно отведали вместе. Конструктор, с которым мы начинали дело, успел подхватить расстройство желудка раньше и сошел с дистанции. Третьим дегустатором, кроме Игоря и меня выступил сам Ахинеев.      - Удивительная гадость, молодой человек! - фарисейски сокрушался он, аппетитно умолотив и свою, и половину моей (сама поделилась - уже в горло не лезло) порции печева, - Одно утешение, что она полезная...   - В кустах, на горе, шишка мельче, но зато совсем безвкусная, - поделился морпех, - И растет низко...   - Разве стланиковый орех мы не собираем? - обеспокоился высокий гость, - Или, без петард неинтересно?      Скорее всего, так оно и было. Из всех бригад сборщики ягеля оказались в самой невыгодной позиции - на ветру, неудобным инструментом (резать мох приходится ножами, стараясь не повредить корни), на корточках. В дополнение к прочему, им отказали в ветке тросовой переправы. Дневная выработка легкая, мешок с ягелем можно принести обратно на спине. Другое дело, целые шишки кедрового стланика. Это уже серьезная добыча, в перспективе она целиком пойдет в пищу, как "лубяная добавка". Вот они и расстарались. Будет народу трос.      - До чего классный кадр! - восхитилась Ленка, - Галина, сюда! Стань между мешками... - вспышка света и готов очередной "забойный кадр" фото-летописи. Проморгалась и огляделась. Колоритно. Суровые товарищи, в темной военной форме, с пистолетами Стечкина в деревянных кобурах... Словно революционные матросы из кино. На заднем плане - красный флаг. Предвижу надпись в стиле - "Орехи для диктатуры пролетариата".    Просеивание кедровых орехов Павел Алексеевич Кучер

Ручное просеивание кедровых орехов от шелухи разрушенных шишек.

  Конкурс лучших названий, для ежедневно обновляемой выставки фотографий, стал любимым вечерним развлечением. К сожалению, переработка основной массы кедровых шишек в лесу не выглядит фотогенично. Группа усталых мужиков, сменяясь по графику, то перетаскивают поближе мешки с добычей, то вращают рукоятку самодельной машинки для обрушения орехов, то толкают "от себя - на себя" тяжелое сито, загруженное смесью орехов и шишечных обломков. Скучное изматывающее занятие... А самое неприятное, что механизировать эту процедуру прямо в лесу - невозможно. Понадобится целый маленький завод... А доставлять абсолютно всё собранное из леса в лагерь, поближе к огню, пару и электромоторам, на мой взгляд - бессмысленно. Вес орехов составляет не более 25-30% века шишки. Хилая транспортная система окажется занятой перевозкой мусора. Если бы не пиротехнический способ сбивания шишек с деревьев, то престиж добычи орехов вообще давно упал бы до уровня сбора грибов...      Кстати, зря... Зрелый кедровый орех, с пищевой точки зрения - маленькое чудо. В его ядре 18-20% белка, до 15% крахмалистых веществ и 50-60% масла. Энергетическая ценность - 875 ккал на 100 граммов продукта. Вот кто бы мне ещё объяснил, как к этому богатству подступиться? Способ механическими средствами очистить от скорлупы десяток тонн орехов, при этом не допустив перемешивания ядрышек с её обломками - я, например, решительно не представляю...         Сознаюсь, как на духу... Планирование чужой работы никогда не было моей сильной стороной. За себя я ответить в состоянии. Пару-тройку толковых подчиненных качественно припахать могу, но когда их счет идет на десятки - просто теряюсь. А трехмерный сетевой график срочных работ, что вывешен в "штабном модуле" - выше моего разумения и воспринимается, скорее, как произведение абстрактного искусства. И ладно, если бы он был один! Когда народ, на планерках, спорит по поводу производных от него цветных диаграмм (что знаю твердо, моя "линия" - светло-зелененькая), я с умным видом моргаю, но задумываться даже не пытаюсь... Ради бога, только не надо мне заливать про "метод Форда", "систему Тейлора" и разную там "научную организацию труда" и "думанье глазами". Ну, не моё! Я согласна "отдать посильную работу на благо Родины", только оставьте в покое мозги и не маячьте за спиной с секундомером. Здравый рассудок - это последнее, что у меня осталось...      Каюсь, до вчерашнего дня, я свою роль понимала так: Известна минимальная потребность 357 человек в продуктах питания. Снабжение накрылось. Что делать? Надо взять за образец армейскую норму N 1, более нам недоступную. Точно пересчитать её состав на белки, жиры, углеводы, витамины и всякие там аминокислоты... Потом - определить содержание этих же самых белков, жиров, жмыхов и микроэлементов в подножных "дарах природы" (грибной муке, ореховом шроте, сушеном мясе, квашеном луке и так далее, ну, что сумеем запасти). По итогу - свести баланс и составить смесь из суррогатных заменителей так, что бы на ней, без особого вреда для здоровья, можно было дотянуть до конца весны - начала лета. Пускай хлеб горчит и отдает грибами. Пусть мяса и зелени в миске меньше привычного... Зато - сыты и живые! По всем прикидкам выходило, что, всего за пару недель безумного аврала, голодную смерть удалось надежно отодвинуть. И вдруг - как доской по голове.      В последний час! Работы по сбору дикоросов под открытым небом решено почти полностью прекратить! Вывод? Появился хороший шанс встретить новый 1629 год в теплой компании дистрофиков, "на половинном пайке". Отчего? Просто потому, что на их графиках какие-то линии между собой пересеклись... Бред! Лично мне указанная перспектива совершенно не улыбается. Главное, какой смысл? Ещё бы десяток дней, при уже достигнутом темпе - и запас продовольствия достигнет уровня гарантированного выживания. Маховик заготовок ведь только-только раскрутился. Зачем ломать едва настроенное? Тьфу! За исключением сбора брусники, обнаруженной в сосняке, где недавно собирали грибы, сезон сельхоззаготовок - полностью окончен. Да и брусникой, как мне кажется, займутся по остаточному принципу, чисто ради витаминной добавки. Эх, не видать зимой ни варенья, ни компота...      Подумаешь - Байкал штормит... В лесных распадках ветра практически нет! Подумаешь - температура по утрам упала ниже нуля... Грибы никуда не делись, а орехи - тем более. Хотите - сама выйду на общие работы... Ведь не для продажи "закрома" набиваем. Сами этим добром зимой питаться собираемся! Фиг я кому что доказала... Было бы понятно, упади сейчас снег или ударь морозы. Без теплой одежды на ветру много не наработать, да и здоровьем рисковать глупо. Но, погода-то стоит, гм... относительно нормальная! Осень в Прибайкалье хоть и наступает рано, зато растянутая. Поднапрячься бы напоследок... С учетом опыта, выделить на ключевые операции как можно больше народа...      Грех жаловаться... Мне дали высказаться и внимательно выслушали. Задали несколько вопросов по делу. А дальше - разговор слепого с глухими. Нет, в чисто "денежной" экономике сходные случаи известны... Критически важно заранее узнать, что дело перестало приносить доход и вовремя его свернуть. Признаков этого состояния куча - "метод критического объема продаж"... метод определения "мертвой точки"... метод "точки нулевой прибыли"... "операционный анализ"... "маржинальный метод"... метод "затраты - объем выпуска - прибыль"...      - Простите, люди... Вы сами недавно утверждали, что у нас состояние "осажденной крепости"? Потрудитесь теперь объяснить - по каким соображениям, важнейший вопрос "заготовки кормов" отложен "на потом"? Потом не будет никогда!   - Видите ли, Галина, - ласково общались, как с малолетней дурочкой, - Продукты, на первое время, у нас уже имеются. Мы и так выделили на них максимальное количество свободных рабочих рук. Пока прочие части "плана выживания" пребывали в подготовительной стадии... Спасибо! Теперь, приоритетны иные задачи.   - На половинном пайке, к весне, мы будем от ветра шататься! - кивают с умным видом, - Всего несколько дней, в прежнем темпе, и наличный запас можно увеличить на треть! Ну, на четверть... - а они ухмыляются, - Я им не русским языком объясняю? - Сами себе яму (хотела сказать "могилу") роем! Ещё хоть пару дней...   - Галина Олеговна, у вас профессиональная деформация... Мы - не просто робинзоны, а "зародыш цивилизации".   - В смысле?   - Для достижения "порога самодостаточности" нам сейчас требуется одновременно двигать 150-200 независимых проектов. Это означает, что каждая группа (временный коллектив) из 2-3-5 человек, "ведущих горячую тему", обязана полностью закрыть базовую потребность общества в том или ином "продукте" собственными силами, - да, не хило он размечтался... - К счастью, многие вопросы удается решать параллельно или частично совмещать...   - Стоп! Какие 3-5 человек? Только вчера, на заготовке грибов, у меня работало человек тридцать... И почти столько же - на сборе орехов...   - Верно. Это было оправдано, пока труд каждого из них позволял обеспечить едой ещё 15-20 занятых в других областях. Именно вчера-позавчера, - и тычет пальцем в мешанину цветных линий, - по причине удаленности и плохой погоды, их относительная выработка сократилась вдвое. Валовой-то объем заготовок ещё растет, но в условных единицах на человеко-день - он уже упал ниже допустимого порога. Вы, Галина, требуете продолжать бессмысленный расход трудовых ресурсов. Извините...   - Потребность в еде перестала быть базовой? - спорить с Ахинеевым бесполезно, сколько раз пробовала.   - Она перестала быть "самой главной". Если угодно - "смертельно необходимой". На первый план выдвинулись другие нужды...   - В вашем понимании, - меня зло взяло, - живые люди должны полгода обходиться без полноценной пищи? Голодать полезно?   - Кроме еды, этим же людям, в это же самое время, жизненно необходимы, - принялся загибать пальцы, - зимняя обувь, теплая одежда, средства гигиены, защита от врагов и непогоды...   - Таким манером можно бесконечно много потребностей насчитать... - ухмыляется.   - Это способов (!) удовлетворить базовые потребности много. Цивилизация нас сильно избаловала. А потребностей - полторы-две сотни. Начиная с социальных условий (жильё, вода, свет, канализация) и заканчивая одеждой с набором продуктов питания. Подсчитано давно, ещё в XIX веке, фанатиками "рационального образа жизни". В условиях скудости - приходится выбирать самые простые варианты, а от приятного разнообразия - временно отказаться... Например, вместо автомобилей - есть канатная переправа. Это повод ломать ноги по косогорам? Лучше плохо ехать, чем хорошо идти. Так?   - Тогда не всё ли тогда равно, сто пятьдесят "потребностей", или тысяча? Тут, нас всех, вместе взятых - меньше четырех сотен. Не разорваться же, "с одной задницей на три базара"... Как быть?   - Мы тут прикинули, - чешет нос, - Любая общественно важная проблема, которую группа, максимум из 5-7 работников, не способна решить в течение 7-10 дней - априори, считается неразрешимой. Непрерывное поступление любого важного ресурса надо организовать так, что бы с делом свободно справлялись не более 2-3 человек, а ещё лучше - один. Граничные условия выживания! Если угодно - барьер трудоемкости. К тому, что не могут сделать "пятеро за неделю", приступать глупо.   - Так... так не бывает! Получается, что каждый из нас должен кормить, поить, одевать, защищать ещё целую сотню. Ничего себе разделение труда!   - А если очень надо? - вот вам и аргумент... - Кстати, в средневековых коммунах Вольных Городов примерно так и было. Со всеми жизненными вопросами управлялись 48-50 цехов, часто, состоявших всего из нескольких человек. Тогда мир был проще... Как видите, вопрос встает не впервые. Опыт решения имеется.      Про Вольные Города он напрасно заговорил. Единственный такой отечественный город, которым нам в школе проедали плешь на уроках - Господин Великий Новгород. Что делать, если не было в России никаких "очагов демократии" кроме Новгорода и, отчасти, Пскова? Да и те, если признаться. Выражение "новгородское вече периода упадка" приходилось слышать? А киевский Майдан по телевизору видели? Вот это оно самое и есть, в современном исполнении. На любые осмысленные действия это распаленное страстями человеческое стадо не способно по определению... В свете сказанного (после только что полученного разочарования), я собралась сполна насладиться зрелищем дележки свободных от выполнения "Продовольственной программы" трудовых ресурсов. Знаем эти дела. Как призывать жертвовать других, все требуют справедливости. Солидарное общество они собрались строить, ха... Как вспомню свары ученых мужей в университете... И ещё говорят, что интеллигенция - это совесть нации. А новгородские трудовые массы, согласно легенде, решали сходные проблемы кулаками, на мосту через Волхов.      Ну, вот... Пока мечтала о представлении, собрание закончилось. Без скандала. Снова я осталась этакой одинокой волчицей. Даже неинтересно. Потыкали пальцами в график, добавили запись в журнал и всё. Получается, весь народ, задолго до начала толковища, был распределен и переписан? Какой смысл тогда было воздух сотрясать. Ради одной меня? Маловероятно, такое. Скорее - решили слегка подстраховаться (выслушать оппонента) и подсластили пилюлю на прощанье. Понятно, что личный план работ у меня имеется, но всё же... Напряженная суета хоть от тоскливых мыслей отвлекала.      - А вас, Галина Олеговна, я попрошу остаться! - пока решались производственные вопросы, полковник Смирнов притворялся, что он больше для мебели. А теперь, я вдруг понадобилась этому члену триумвирата.   - Слушаю... - я на ногах, а он - сидит и смотрит мимо. Привык солдатами помыкать. Володя бы встал...   - Почему занятия по огневой подготовке пропускаем? - у меня от ваших взрывов и так голова трещит.   - Пистолет у меня есть. Стрелять умею...   - Покажите! - добыла из куртки "Макаров", всё с той же самой, полегчавшей на один патрон обоймой.   - Когда последний раз оружие чистили? - несколькими движениями разобрал противную железяку на детали, брезгливо вытряхнув из внутренностей кучку лесного сора. Вот черт, я его только снаружи протерла...   - Видите? - да уж, не слепая, - При таком небрежении однажды можно пострадать. Патрон в патроннике специально держите? - на всякий случай кивнула, - Это правильно. Но, знать автомат вам тоже надо. Мало ли... График занятий - висит при входе. Найдите там свою фамилию и не опаздывайте, - поднял глаза - Ясно?   - Я могу идти? - терпеть ненавижу подобное обращение. Моя полувоенная одежда его с толку сбивает?   - Вы, наверное, думаете, что отсутствие погон и звания дает право пренебрегать своими обязанностями?   - Впервые слышу! - какие ещё "обязанности"? Кто ты и кто я... Не приставай к гражданским, дяденька...   - У нас военное положение... - да слышала я уже, сто раз одно и то же, - Все свободные от текущих работ теперь считаются "мобилизованными" или "проходящими обучение", - с очевидным удовольствием покосился на сетевой график, - Думаю, что, час-другой строевой подготовки тоже пошел бы вам на пользу... - он сдурел?   - Военное положение ещё не означает введение "военного коммунизма"! - быстро мужик приспособился...   - И зря! - мечтательно прищурился, - Кинокомедию "Дежавю" смотрели? Не всё при СССР было плохо... - ещё один сторонник тоталитаризма образовался. Сам, небось, из фильма запомнил одну фразу - "А американская профессура к бою готова..." Ишь, отыскал своё место в новой жизни. Господи, кто эти люди и куда я попала?      В первые дни после закрытия "аномалии" метод перемещения бревен из леса к берегу Ангары по канатам казался экзотичным аттракционом... После катания "по грибы" воздушным путем, тросовые переправы стали привычнее. Подумаешь, малая канатная дорога. Но, пока шла от "штаба" к "полигону" (так указатель обозвал вытянутую по меридиану рытвину, северным концом упирающуюся в склон горы), успела изменить своё мнение. К проносящимся над самой головой здоровенным бревнам, метров по 25-30 длиной - привыкнуть невозможно. Когда очередной "подарочек из леса" с сухим шелестом катится по обвисшему от его тяжести тросу - хочется втянуть голову в плечи, а то и вовсе отпрыгнуть в сторону. Городские рефлексы. Если на тебя упала тень - это автобус или грузовик сзади подкатился... И кто догадался протягивать канаты над пешеходными дорожками?      На фоне "угрозы сверху", регулярное вздрагивание почвы от подземных взрывов более не впечатляет. А лесная канонада в отдалении воспринимается, как обычный звуковой фон. Поймала себя на мысли, что коли мне удастся вернуться домой после передряги, то своими новыми стальными нервами, закаленными в борьбе за выживание, я буду представлять угрозу для общества... Если сразу не задавит машина, при переходе улицы на красный сигнал светофора... То, скорее всего - арестует первый же встречный патруль... За манеру держаться... Озверела. Спорю с полковниками морской пехоты, рядовых морпехов запросто беру в плен, руковожу всякими авантюрными проектами. Днем и ночью шастаю по дикой тайге, без документов, но с заряженным пистолетом. Представила неожиданную встречу на этой тропинке с бывшим деканом и едва не расхохоталась... А когда-то он казался мне крутым мужчиной и грозным начальником... К избушке, затыкающей указанную канаву с юга, подошла настроенной почти благодушно. Действительно, чего я комплексую? Раз выдалась пара свободных часов, лучше провести их в тепле под крышей, "изучая матчасть". Попасть на "общие работы" всегда успею...      Только попав внутрь, внезапно осознала, что это первый деревянный (!) дом, который я здесь вижу. Уже не дощатый сарайчик сортира, а полноценная избушка с крышей, сенями, забранными полиэтиленовой пленкой окнами и печкой-водогрейкой внутри. Всё новое, оструганное, но почему-то серовато-желтое. А, вспомнила! Слышала спор о возможности строительства зданий из свежего леса. Знатоки утверждали, что зимой бревна высохнут от внутреннего тепла неравномерно, их поведет в разные стороны и здание развалится. А практики отвечали, что на постройку можно пустить "сухостой". Не высший сорт, но несколько сезонов выдержит. Вот, значит, как он выглядит, если снять с бревен на пилораме внешний потемневший от непогоды слой и обнажить сердцевину...      Подсознательно ожидала, что внутреннее помещение будет выкрашено защитной армейской краской (как в кино) или покрыто лаком (как в музеях деревянного зодчества). Нет, голое дерево. Такой же голый стол, для чистки оружия, плакаты и одинокая лампочка под потолком... Смутно знакомый солдатик в одном ботинке. На другой ноге - обмотка и самодельный брезентовый тапок. Ясненько... Бойца, пострадавшего на погрузочных работах, пристроили вести стрелковые курсы. А разумно... Главный рабочий орган человека - это не руки или ноги, а голова. Каждая голова сегодня на счету и уникальна. Вчера - я его учила, сегодня - он меня просветит насчет древнего АК-47.      Как бы не так... Сначала - я лишилась остатков маникюра. Мои и без того довольно короткие ногти заставили ликвидировать заподлицо. Криво и косо. Обыкновенными казенными ножницами! По-мужски наточенными до сабельной остроты. Хорошо хоть, нашлись ватка и спирт, для дезинфекции и обошлось без крови. Как объяснил солдат - "оружие на красоту женских рук не заточено". Травмы, при попытке наманикюренными пальцами вытащить магазин из подсумка или быстро отделить его от автомата - самое обычное дело. С мясом вырванный ноготь, в условиях природной антисанитарии - серьезная травма. Бр-р-р! Когда-то ухоженные пальчики - стали выглядеть до обидного простонародно, словно у торговки с рынка. И теперь это навсегда...      Время до обеда убила на редкость плодотворно. Научилась набивать патронами рожок, пять раз пальнула в толстую деревянную колоду с нарисованной на торце мишенью (типа местный пулеуловитель). Прогулялась вдоль пологих земляных откосов поглядеть на результат. Обнаружила, что пули пробили чурку вдоль навылет и оставили аккуратные дырочки в дощатом щите. Мощно бьет! Причем, отдача не сказать что сильная. У ружья - больше. Потом, получила набор принадлежностей и разложила на серой от многократного употребления тряпке свой "Макаров". Выскребла из его потрохов соринки и жирную черную грязь. Заново протерла детали чистой тряпочкой. Собрала и предъявила к осмотру. Получила выговор... Снова повторила процедуру... И так - три раза подряд...      Всё это без придирок и насмешек. Рутинно и тщательно... Парень чистил автомат. Я - пистолет. Попутно общались... Оказывается, в детективах не врали. Чистка личного оружия - уютное и душеспасительное занятие. Оттираешь себе потихоньку с деталек пятна и думаешь, о простом и вечном. Например, о давешнем разговоре про барьер трудоемкости. Как-то сама собой выстроилась логическая цепочка между словами Ахинеева, про порог за которым бессмысленно упираться и старой мудростью зеков, что "Убивает не маленькая пайка, а большая". Кто рвал жилы, пытаясь поднять выработку и за это нажраться досыта - погиб. А экономившие силы - выжили. В решении вовремя и решительно прекратить работы, переставшие давать необходимый "выхлоп", что-то есть. За отсутствием подходящего собеседника, поделилась идеей "о пользе умеренности" с солдатом. Тот хмыкнул, вытер руки чистой ветошью и выставил на стол полулитровую банку с крупными слегка розоватыми зернами.      - Попробуйте! - и аппетитно отправил в рот порцию угощения. Я так не могу, встала, помыла руки с мылом, взяла.   - Очищенные кедровые орехи? - подозрительно повертела гладкие зернышки под лампой. Ни единой царапинки, - Неужели своими руками чистил? - умелец, а мой-то обломанный на орехах ноготь только отрос...   - Парни, после ночной смены, принесли. Вчера "инженеры" изобрели какую-то трубу с паяльной лампой.   - Спасибо! - значит, нашелся способ быстрого выколупывания ядрышек из плотных маленьких скорлупок. Я что-то такое подозревала. Давно... Ещё дома, когда разглядывала в витрине супермаркета крошечные яркие пакетики со "свежими кедровыми орехами", по полторы тысячи рублей за килограмм, и удивлялась самоотверженному идиотизму их покупателей.   - Вы такое пробовали раньше? - парень провинциал, - В городах, говорят, теперь всё что хочешь продают... - он издевается?   - В больших городах очищенные кедровые орехи покупать нельзя. А в столицах - это смертельно опасно!   - Почему? Они же вкусные... - но жевать сразу перестал. Ну и репутация у меня здесь сложилась, однако.   - Они там ядовитые па-та-муч-та, - опасливо отстранился от банки, - Как биохимик предупреждаю! Масса народа навсегда посадила печень, отведав буквально 50-100 граммов "магазинных" кедровых орехов... Не боись! Вот эти - есть можно. Пока они свежие.   - Террористы отравили? - примета времени, с некоторых пор, что в России не так, виноваты террористы.   - Сами пропали... - моргает непонимающе, - В ядре кедрового ореха больше половины содержания - масло. Стоит убрать скорлупу и на воздухе оно мигом прогоркнет. Лакомство превратится в сущую отраву... Самый стойкий "к прогорканию" орех - это фундук. А кедровый - самый нестойкий. При комнатной температуре - он нормально лежит в скорлупе по полгода и больше, зато без скорлупы - портится за несколько дней. Пока орехи почистят... пока из Сибири, поездом, привезут на фабрику... пока они хранятся на складе и в магазине... Чем крупнее город, тем продолжительнее задержка. Итог? К моменту покупки, вместо прославленной рекламой "целебности" - на прилавке чистый канцероген, а потребителей спасает от тяжелого отравления только безбожно задранная цена. Очень помалу берут...      С выходцами из российской глубинки мне последнее время приходится общаться редко. Да и те - весьма отборные экземпляры. Интересно, что для солдатика я сама - "столичная штучка". Видно, что меня стесняется.      - А почем, у вас в Москве, продают кедровые орехи? - таки решился.   - Питерские мы... - у москвичей в провинции отвратительная репутация, не надо мне её, - На Невском, за килограмм кедрового ореха в скорлупе, просят 300 рублей. Чищеный орех и ореховая мука продаются в одну цену - от 1200 до 1500 рублей за килограмм. Зависит от фирмы производителя и расфасовки...   - И берут? - с понятным недоверием интересуется. В деревнях Нечерноземья, тысяча - огромные деньги.   - Берут, конечно, - глупость человеческая неискоренима, - После выхода "Анастасии" и всяких там "Звенящих кедров России" - особенно охотно. Больным... Для "попробовать"... На праздничные торты и салаты... Считай, что у нас на столе стоит царское лакомство.   - А обычная мука у вас в Петербурге почем? - хочет сравнить.   - За килограмм белой муки высшего сорта в обычных универмагах просят 30 рублей.   - Странно, этих орехов в лесу - завались. И никому не надо, - оживился, - Местные тунгусы орехи не собирают...   - Они и грибы не собирают, - драить пистолет мне надоело, проще отвлечь "инструктора" разговором.   - Нам теперь, перед сном, лекции читают, - слышала про такое, - рассказывают о Московском царстве, о завоевании Сибири, всякие технические науки... понемногу. Я слышал, что в Братском остроге, уже несколько лет, вообще без хлеба сидят... - да, проблемы "исторической родины", воленс-ноленс, начинают занимать умы.   - Правду говорят. Царь-батюшка, стрельцов с казаками, с умыслом - держит "на коротком поводке". Шлет служивым припасы с бо-о-ольшими перебоями. А самим заводить хозяйство и пахать землю - строго запрещает.   - Как такое возможно? Мы за неделю на полгода продуктов запасли (это ты хватил, но спорить не хочу).   - Мало иметь продукты. Надо уметь их приготовить, - скромный повод для гордости, - Ну, по нашему рецепту - тут не будут готовить грибы ещё лет триста. В местной Московии, например, пока и белого хлеба не пробовали.   - "Инженеры" сказали, что белая мука будет завтра-послезавтра. Что-то с бочками и ацетоном химичат...   - Будет! - куда они денутся, - Методичку, по технологии муки, я им составила, - восхищенный взгляд.   - И ещё, говорили, что в муку, для веса, будут добавлять толченую кедровую шишку... - ха, провоцирует?   - Откуда такое известно? - слухи уже просочились. Хотя, странно, если бы не... Еда - тема популярная.   - А иначе, зачем рушить орехи в лесу прекратили, а всё собранное, не вынимая из мешков - прямо сюда?      Та-а-ак... "В маленькой деревне секретов не бывает!" Мечты Дарьи Витальевны о сохранении в тайне неаппетитных тонкостей новых пищевых рецептур и технологий - можно забыть. Информация всё равно утечет. Кстати, объясняться-то, в случае чего, мне. Гм... В нашем балагане вакантна должность "химика-отравителя"... Свернуть разговор не получится. Сомнения - питают подозрения. Оно мне надо? Придется отвлекать внимание.      - Это - инерция мышления. Если по уму, то сбор шишек - единственная операция, которую имеет смысл делать вручную. Зато всё, что только можно механизировать - обязательно надо механизировать, - не понимает, - Вот смотри! Чем отличается первобытнообщинный строй охотников собирателей от, гм, нормальной жизни?   - Охотники-собиратели в основном бегают и ищут, где пожрать, а поэтому постоянно голодные... и с голой жопой, - ого, ёмко! - Нормальные люди всё нужное выращивают или производят на заводах. Ну, нас так в школе учили...   - В принципе - верно! А что делать, когда невозможно выращивать... и фабрик тоже пока нет? - молчит, - Рассуждая логически - можно всё устроить под открытым небом. Завод, это не стены и потолок, а техпроцесс.   - Дошло... - собирается с духом, - А тогда, зачем "инженеры" шелуху от шишек в мельнице растирают?   - Так жалко сразу орехи загружать, - шаровую мельницу из пустой металлической бочки я уже видела, но что она уже заработала, пока не в курсе. Будем знать, - Проверяют на чем-то похожем, что ради опыта истратить не жалко...   - Это правильно! - на глазах повеселел, - Шелуха с ацетоном, внутри галтовочного барабана, - а что такое - "галтовочный барабан"? - Заодно, саму бочку и железяки внутри, от грязи и сора промоют. А я не догадался...      Подрывать остатки своего дутого авторитета, сраспрашивая про "галтовочный барабан" я не стала... Сама смутно припомнила, где слышала это словосочетание. Давно... Папа ещё на заводе работал. Ага! Кажется, это такая круглая коробка, в которую бросают мелкие металлические детальки, вперемешку с опилками... Коробка потом вращается, а детальки пересыпаются внутри и бьются друг о друга... Через некоторое время их острые грани окатываются, словно речная галька. Опилки, естественно, истираются в порошок и время от времени их заменяют... Здорово.      - Инженер сказал - "Конечно, шелуха от шишек - говно, но зато этого говна у нас - до хрена и больше!" - можно важно кивнуть, все части головоломки стали на место, - А ещё он сказал, что они все мелкие стальные обрезки собрали, туда засыпали и будут крутить, пока они не заблестят, - узнаю логику Ахинеева, - А из промывочного ацетона уже смолу гонят...   - Вот видишь? - уроки Володи не прошли даром. Достаточно внимательно слушать и тебе всё объяснят...   - Это... - солдатик додумал свою мысль до логического конца, - Значит, когда мельница приработается, то в неё будут грузить чищеный орех, молоть его с ацетоном, а из ацетона сразу отгонять кедровое масло? Орех - на муку, масло отдельно - тоже на еду? И даже отмытую шишку - на еду? Безотходная технология?   - Наверное... - так глубоко в технические вопросы я не вникала. Просто подсказала, что ацетон - самый простой и безвредный растворитель, который можно раздобыть в лесу. Простой "сухой перегонкой" деревянной щепы, - Полностью очищенная от масла сухая кедровая мука хранится долго, как обыкновенная пшеничная. Масло лишенное доступа воздуха - тоже хранится нормально. Если всё делать аккуратно, то выйдет не хуже, чем "из магазина".   - Это тоже вы придумали? - попробую, как можно небрежнее, пожать плечами, типа - а что тут такого...      Солдат закончил чистку и теперь ставит автомат в грубо сколоченную пирамиду. Рожок с патронами сует куда-то под стол. Мой пистолет его тем более не интересует... Нахмурился... Снова поднял на меня глаза.      - Тогда почему "эти", ну, которые в Братском остроге, без муки сидят? Там же кедра наверняка растет не меньше, чем у нас... Наколотили бы по осени шишек и горя не знали. Раз уж им царь пахать и сеять запрещает. Или... они там совсем дикие? Как первобытные охотники-собиратели?   - Не более дикие, чем в наши, в XXI веке! - стыдно требовать от предков слишком много, - Точно так же собирают орехи и жрут, или продают купцам, если есть поблизости купцы. Бездорожье кругом, - задумался... - А молоть муку из кедровых орехов, без глубокой экстракции масла растворителем - бессмысленно. На воздухе она мгновенно прогоркнет. Хранить нельзя совсем. Механический пресс не дает качества, хоть несколько процентов не отжатого масла в мякоти наверняка останется, - слушает, - И так будет ещё очень долго... Одновременно молоть орехи и вымывать из них жиры растворителем люди научились только в ХХ веке.   - Как-то по-дурацки получается. Я Джека Лондона читал. Там папуасы. Живут на островах в океане. Собирают кокосовые орехи. Или едят их сами и сидят без штанов, или продают европейцам на переработку, а сами сидят без орехов.   - Естественно... Что б переработать орехи, нужен завод и инженеры, а у папуасов ни того, ни другого нет. Что бы самим построить завод - нужны знания и материалы. Замкнутый круг...   - Я тут прикинул. По уму, наша ореховая мука должна бы стоить, примерно, сколько пшеничная! Вы говорите, что кулек обычной муки в городе - 30 рублей, а такой же кулек кедровой - аж полторы тысячи. Хотя, сбор орехов - самая тяжелая часть работы. Выходит разница - в пятьдесят раз. Где справедливость?!   - Если весь технологический процесс механизировать до упора, - похоже, про тертую шелуху гражданин наконец благополучно забыл, - то везти шишку из леса, рушить её, чистить орехи и перерабатывать их на муку и масло обязательно надо машинами. Так создают в индустриальном обществе "барьер трудоемкости" между колониями и метрополией. А заодно - извлекают прибавочную стоимость...   - У кого машины - тот имеет всё. А у кого кедровые шишки - одну фигу, без масла? - вдруг зло бросает мне солдат - И потом, всякие городские, ржут... Говорят, будто русские - это "белые папуасы"... Тоже дикие и без штанов. Только в Сибири пальмы - с иголками, а кокосы - совсем мелкие...      Что у нас за страна? Кто бы с кем бы ни говорил - речь обязательно зайдет о политике. А политика - дело гиблое. Потому, что там нет ни постоянных друзей, ни постоянных врагов, одни только постоянные интересы. Простые животные желания - добиться своего, а всех остальных оставить в дураках. Интересно, из каких слоев общества мой собеседник? Что не сын Абрамовича - видно сразу. Довольно правильная речь не характерна для уроженца глухой деревни, опять же - книжки читал. И тем не менее... Похож на жителя рабочего поселка возле крупного предприятия. Городских он не любит, но сам далеко не деревенщина... Вон, поставили инструктором по стрелковой подготовке. С боевым железом управляется ловко и квалифицированно... Интересный мальчик...      - На правду не обижаются! - сейчас посмотрю, как ты среагируешь, - "Если что-то выглядит, как утка, ведет себя, как утка и крякает как утка - то, скорее всего, это и есть утка!" Знаешь такую поговорку?   - Я понял... - буркнул под нос еле слышно, - Сам видел, в командировке, что с кедрачом после "колотов" бывает... Мужики, ради лишней сотни, ничего не жалеют. Тайга общая! Бери, сколько рук хватит... - помолчал и добавил громче, - Все равно, эти ваши "ножницы цен" - подлость и гадость... Люди, по поселкам, в обносках ходят... каждую копейку считают...   - Думаешь - если папуасу начать платить за орехи много-много денег, то он сразу перестанет быть папуасом? Скорее - обнесет все пальмы до последнего, да ещё половину переломает...   - Ещё скажите, что "папуас - это не национальность, а состояние души"... - что его настолько расстроило?   - Любое разделение труда уродует нравы, - попробую утешить молодого человека, - Торгаш, если верить Марксу, за 300% прибыли - продаст родную мать в публичный дом. Охотник - готов выбить все зверье в лесу. Рыбак - выловить в море всю рыбу. И так далее... Общее спасение только в том, что гады технически безграмотны (гребут даровое надрывая пупок) и вдобавок мешают друг другу.   - А деревня, перед городом, в чем провинилась? - не успеваю за движением чужой мысли, - Вы знаете, по какой цене зерно или крупу на селе покупают и по какой, потом в городских магазинах продают? - ну, ладно... предположим, знаю, - А вы знаете, как под "целевой кредит" из крестьян последние соки выжимают? - и это знаю... Я даже знаю, отчего парнишка злится. От чисто деревенской зависти к "городским", которые походя имеют выгоду там, где другим не светит.   - Так всё же покупают или силой отбирают? - сработало, смолк на полуслове, - Раз вы сами продаете, то считайте эту разницу "налогом на глупость". Тот, кто торгует сырьем, а не готовыми продуктами его переработки - сам себе злобный Буратино и всегда будет вынужден довольствоваться объедками от чужой жирной прибыли. Закон природы!   - И здесь - надо понимать, в XVII веке, - то же самое творится? Одни на работе корячатся, а другие - доставшееся по-дешевке проматывают?   - Абсолютно! - каждому легче на душе, когда он знает что не один дурак на свете, - Пресловутые "землепроходцы" не просто так в Сибирь лезут. Они собирают пушнину для московского царя. Единственный экспортный товар, который рентабельно возить за тысячи километров через всю страну. Уже к концу текущего века в Сибири почти не останется соболей... Выбьют, как мамонтов. Причем, сами "покорители" ходят оборванные и голодные, по нескольку лет не получают жалования. А в Европе из этих соболей шьют мантии королям. Тенденция, однако!   - Товарищ Ахинеев на лесозаготовках, речь толкал, - ни к селу, ни к городу парень сменил тему, - Увидел побитые колотушками кедры и сказал, что наблюдает не людей, а стадо жадных папуасов, поскольку так, как мы, со своим собственным лесом обращаться нельзя. Пустыня после нас останется, как после настоящих папуасов на острове Пасхи. Можно подумать этот лес наш? А Байкал?   - А сейчас он чей? - если скажет "государственный" или того хуже "царский" - я в парне разочаруюсь.   - Наш, конечно! Общий... Ой! - так, вроде бы дошло.   - Тогда, пора слезать с пальмы... - непонимающий взгляд, поправилась, - С кедра... Пока силком не стряхнули...   - Думаете, и земля наша? - понял оговорку и оперативно среагировал, - Вот придут сюда царевы слуги...   - А вы здесь на что? - демонстративно повела взглядом на оружейную пирамиду и учебные плакаты...   - Вот и "главный инженер", - надо понимать, Ахинеев, - примерно это же сказал. Пока будем производить ровно столько, сколько потребляем и только для себя, не продавая на сторону - никто нам не страшен. Самые ужасные враги - люди для себя сами... - снова сменил тему, - А прикольно... Выходит, из любого дерьма, прямо с земли, умеючи, можно сделать конфетку? Если ни с кем не торговать и нужное производить на месте самим, только не надрывая пуп, а вот так сейчас - просто, но по-заводскому, что бы всем хватало... Этот ваш "барьер трудоемкости" пропадет, да?   - Теоретически, - Карл Маркс, от моих слов, сейчас ротором вертится в гробу, - но такому общественному строю ещё нет названия.   - А инженеры говорят, что у нас скоро получится "походно-полевой коммунизм"...         Для рабочей смены, не занятой "в поле", прием пищи теперь организован круглосуточно и сильно похож на будни пассажирского вагона поезда дальнего следования. В любой момент, каждого приходящего, на кухне ожидает бак с кипятком, немудрящая закуска и клок оберточной бумаги, вместо столовых приборов. Хочешь - забирай в свой "жилой модуль", хочешь - питайся по дороге на рабочее место. Среди дня - обслуживания нет. Без термоса, в кружке или котелке, кипяток далеко не унесешь. А горячего хочется постоянно... Наваждение... Скорее всего - хочется горячего и сладкого одновременно. Чая или кофе. Дремучие городские инстинкты...      Термосы, по здравому размышлению - привилегия работающих далеко от очага цивилизации. Обитатели лагеря, как я, например, могут себе позволить выбор. Остаться "на перекус" в полигонной избе... Или засесть с грибным хлебцем и кружкой горячего травяного настоя в лаборатории... Тащить еду в "модуль" - значит самой приманивать туда грызунов. Слава богу, оба мои места постоянной дислокации стоят на подпорках и мелкой живности залезть туда трудно. Тем не менее, лучше поберечься. О необходимости чистить пространство под настилом пола "обитаемых объектов" от наметаемого ветром мусора и растительности нам твердят постоянно. И не только твердят... Помню впечатление от продемонстрированного на утренней поверке бывшего одеяла, значительная часть которого (обозначенная здоровыми дырами) превратилась в мышиную подстилку...      А это что ещё за чудеса архитектуры? На ещё недавно пустовавшем склоне, рядом с временным складом, выстроился ряд бревенчатых платформ на полутораметровых деревянных столбах. Трибуны на курьих ножках. Столбы, кстати, я видела раньше. Ямы под них сверлили смешным самодельным буром, который вращали по 4 человека разом. Двое на каждое плечо рычага. А теперь - буквально на глазах, они превращаются в избушки... По новенькой тросовой переправе (бревна для столбов, я точно помню, таскали руками) едет от лесопилки на роликовом подвесе штабель брусьев, маркированных цифробуквенными индексами. Как конструктор "Лего"... Трос протянут примерно над платформами и строительные материалы выгружают прямо на помост. Как оно водится - по-нашему. Раскачав из стороны в сторону подвес и в нужный момент скомандовав "майна" парню с пультом управления в руках. Ага, это у них не просто подвес, а бензиновая лебедка, приспособленная тягачом. "Правила техники безопасности" нервно курят в сторонке... А следующим номером, если я верно поняла идею, станут заезды по канату, на этой же самой лебедке, с этим же оператором, в подвесной люльке. Экстремисты...      Такое впечатление, что все деревяшки - части готового "строительного набора". Во всяком случае, их без всякой подгонки, просто сверяясь с обозначениями, укладывают в сруб. Голыми руками, без единого гвоздя... Стены вокруг платформы растут прямо на глазах. Интересно, это жильё или служебное помещение? Судя по отсутствию оконных проемов - сарай. Склад... Кто-то мне рассказывал, что в Сибири существует два любимых стиля архитектуры - "дом-сарай" (где жильё и подсобные клетушки накрыты общей крышей и простираются на многие сотни квадратных метров) и "детская площадка" (где отдельные строения на сваях соединяются над землей деревянными мостками и лестницами). Причина извращений одна и та же - нежелание чистить снег. В накрытые сверху проходы - он не попадает, а с поднятых над землей дощатых сооружений - уносится ветром. Передо мною разворачивается стройка "по второму варианту". Ничо так...Шедевр традиционного зодчества...      Пока глазела - оператор "канатного трактора" подтянулся, встал двумя ногами в петлю троса, на котором привез груз, уселся, перехватил руками пульт и дал своему бредовому сооружению газ. Поехал вниз, за новой порцией строительных материалов... Во исполнение великого завета - "не ходите ногами и не носите руками"... Да быстро как... Даже завидно. Интересно, а нормальную канатную дорогу, с прицепным вагончиком, по этому принципу устроить можно?      Проследив удаление "канатоходца с мотором" сначала не поверила. Потом, присмотревшись, убедилась. По канату уходящему в кедровую чащу, как вчера и позавчера, продолжают ехать туго набитые мешки. Или само высокое начальство переиграло собственное решение (погода дарит последние солнечные деньки), или что-то заставило его это сделать... И я, кажется, знаю - что. Снизу, от скопления палаток "кухонного блока", вкусно тянет запахом горячего орехового масла. Вчера его не было. И утром... Видимо, очищенные орехи уже пошли по рукам... Мужики - это натуральные дети. Упрямые, как маленькие котята. Пока не сунешь лакомство под самый нос - противятся собственной пользе из последних сил. Ага, бревно из леса тоже едет... Но, за ним - снова мешки с шишками... За стеной леса очередной раз гулко грохнуло... Можно предположить, что бригады заготовителей деловой древесины, отправившись сегодня на лесозаготовки, прихватили с собой привычную мешочную тару и то, что я вижу - "побочный продукт" механизации работ. Если лес волокут из чащи не руками, а лебедками, то свободные руки следует занять чем-то полезным. Тем более, что регулярный подрыв взрывпакетов один черт рекомендован, как средство профилактики от медведей. Ведь если шишки падают, то это кому-нибудь нужно? Вот и ладненько. Не одной же мне на совещаниях глотку рвать. Хотели прямой демократии "по Ахинееву" - кушайте её теперь до отвала. Мотивированные перспективой голодной зимы трудящиеся заготовляют продукты сами... И чихать хотели на мудрые распоряжения руководства. Благо, не надо таскать добычу по горам на своем горбу.      В приподнятом настроении даже не заметила, как ноги сами донесли до брезентового навеса, пахнущего орехами и ещё чем-то вкусненьким. А ведь не собиралась ноги ломать... Правильно говорят, что иногда человек мыслит желудком. Типа, там находится крупный нервный узел, настоящий резервный мозг, по мощности сравнимый с головным, но специализированный на управление пищеварением, как спинной - на управление конечностями.      - Галина Олеговна, присоединяйтесь, у нас блинчики! - предложение, от которых не отказываются...   - Не беспокойтесь, кухонный наряд уже работает, никого не обидим, - мой ступор приняли за проявление хорошего воспитания (нельзя злоупотреблять должностью), а на самом-то деле я чуть слюной не захлебнулась.      К лежащей на подпорках деревянной колоде, в одну линию, установлены маленький электрогенератор, дымящий смоляным выхлопом, самая обыкновенная электромясорубка, с полным орехов коническим раструбом в приемном отверстии и довольно длинная изогнутая трубка, скрывающаяся в закрытой пленкой горловине алюминиевого бидона. Это они правильно придумали... Если взялись молоть свежие орехи целиком, надо перекрыть доступ воздуха к продукту. Рядом, на задранной вверх газовой горелке, шипит закопченная самодельная сковородка из листа нержавейки. Мелко-мелко растертый "в собственном соку" ореховый жом, падая на раскаленный метал, застывает там аккуратными круглыми лепешечками. Больше всего они похожи (если бы не запах и фактура), на бабушкины оладушки. Румяные... Поджаристые... М-м-м-м!      - Соль - налево. Рукомойник - направо! - у них тут даже гигиену соблюдают? - Я сказал направо, а в этом - у нас ацетон! - угу, обычная практика. Моют руки растворителем. Пожарная безопасность - сами понимаете...   - Ш-шпасибо! - "оладушек", или "блинчик" (даже не знаю, как правильно назвать), невозможно держать в руках. Он пышет жаром, почти не гнется, а с солью - похож на "печенье от морской болезни", которое продают в Прибалтике, для туристов, плывущих в круиз на прогулочном катере. Что-то меня сегодня кормят и кормят...   - А хорошо! Отдам полцарства за бутылку пива! - мужчины дружно и тоскливо вздыхают. У каждого свои ассоциации, - Можно, даже не свежего...   - Соблюдайте субординацию. Обращайтесь по инстанции... - Ахинеев уже здесь, - Галочка, а слабо вам придумать какое-нибудь пиво? Только, если можно - не из грибов, они у меня уже вот где... - пошляки.      Полуденное осеннее солнце заливает землю обманчивым теплом. Не сговариваясь, народ поворачивается к нему спиной и впитывает энергию озябшим организмом. До чего хорошее место Прибайкалье, когда там нет ветра. Курорт! Так бы стояла и стояла. Тем более, есть законная причина для безделья - святой и нерушимый "Адмиральский Час" (когда все морские офицеры ходят мимо спящих матросов на цыпочках). "Флотских" и "сухопутных" военных, благодаря последней выходке начальства перед закрытием "аномалии", в нашем лагере приблизительно поровну. Но, первые держатся сплоченно и давят массой... Считается, что, сразу после приема пищи, выполнять тяжелые физические работы вредно для здоровья, а легких работ на старом парусном флоте было мало. С легкой руки морской пехоты и командного состава БДК правило распространилось на всех...      - И што ви себе об этом думаете? - что-то у нас нашествие начальства. Завхоз будто вырос из-под земли, - Это таки "минутное баловство" или "продукт питания для длительного хранения"? - ага, пока одни лакомятся, другие уже берут новую рецептуру пищевого суррогата на карандаш.   - Без герметичной упаковки ничего гарантировать не могу! - в самом деле, никаких данных о печенье из орехового жома в моих запасниках нет. Может быть, после термообработки, они пролежат вечность. А может - прогоркнут через неделю. Хотя - маловероятно. Пленка окисленного жира на поверхности печева закроет поры и убережет от контакта с воздухом основную массу, - Надо делать контрольную закладку и потом, после срока выдержки, проверять на добровольцах...   - Весьма жаль! - Лев Абрамович предусмотрительно запасся куском оберточной бумаги и теперь двумя пальцами таскает "блинчики" из аккуратного пакета, - По моим ощущениям, данное блюдо, - он явно затрудняется с названием, - практически закрывает позиции рациона по растительным жирам, углеводам, крупе и макаронным изделиям...   - Не факт, - злорадно покосилась на слушающего разговор Ахинеева, - Сегодня утром наше руководство распорядилось сбор орехов полностью прекратить! - завхоз задумчиво провожает взглядом очередную гроздь мешков с шишками, медленно плывущую мимо нас по направлению к заготовительному пункту.   - Или - это у меня зрительные галлюцинации, или одно из двух... - начинает он, старательно грассируя.   - Забили они на распоряжения руководства, - самокритично комментирует зрелище Ахинеев, - Все бригады разом... Сказали, что одно другому не мешает, но орехи - лучше, чем грибы. Даже те, кто "на ягеле" работают, сейчас попутно стланик обносят...   - Я же предупреждал - "Не мешайте живому творчеству масс", - эта парочка, похоже, пикируется часто.   - Время! - коротко рычит в ответ Ахинеев, - Каждый час на счету... каждая пара рук. А эти прожектеры...   - На себя посмотри! - восклицает завхоз, поправляя на носу воображаемое пенсне, - И вообще - не надо мешать людям работать даром... Лучше просветите, как вы собираетесь хранить эту прелесть? В смысле орехи.   - Сами не знаем, - мрачнеет предводитель "космонавтов", - Даже для грибной муки тары мало. Придется, как видно, изобретать амбар-элеватор с дощатыми ящиками и вентиляцией.   - Тоже верно, - завхоз хищно разглядывает продолжающую работать "линию по производству орехового жома", - Трудно было оформить изделие аккуратнее? Такие вещи не должны стоять под открытым навесом...   - Да мы её, за полчаса, на "ха-ха" соорудили... - оказывается, кое-кто и на ветру щеголяет голым торсом.   - Сделайте нормальную раму и официально примем на баланс... - потный товарищ утрачивает дар речи, - Кстати, генератор сдайте на склад. Сетевое напряжение уже вполне стабильно, можно бы и кабель протянуть...   - Мы опыт ставили. Заработает или нет маленький мотор на экстракционном ацетоне? Большие - вполне. И вообще, для ручного электрического инструмента нам обязательно нужен свой генератор... - ну, началось...   - Думаете, у нас избыток химически чистого ацетона? - вот же зануда. А ещё подкалывал Ахинеева.      Лучший способ прекратить хозяйственный спор с "материально ответственным лицом", это переключить его внимание на более интересный объект. Что бы такое придумать?      - Люди, лучше покажите, как вы орехи чистите! - заранее представляю мрачное сооружение, с валками или жерновами, для обдирания скорлупы с ядрышек, вроде применяемых для снятия зерновых оболочек на мельницах. Если завхоз так вцепился в жалкую мясорубку, то новая техника определенно должна его заинтересовать...   - Да вот, - довольно длинная наклонная труба из толстой проволочной сетки, с раструбом на задранном вверх конце.   - И... - похоже на розыгрыш. Но, хрустящие под ногами пустые скорлупки заставляют предположить, что сказанное - правда, - В работе глянуть можно?   - Без проблем, - сковородку в сторону. Полыхающую бледным жаром горелку вставляют в держатель под трубой и выкручивают полный газ, так, что сетка скрывается в языках пламени и светится красным... Напротив "выхлопного конца", точно в примятую земляную лунку, ставится пустое ведро, - Теперь, смотрите фокус!      Из стоящего рядом бака с водой "оператор" черпает пятерней горсть мокрых кедровых орехов и сыплет их в раструб... Хлоп! Хлоп-хлоп-хлоп! Скользя по раскаленным проволокам сквозь тысячеградусный факел, орешки натурально лопаются и уносятся дальше по трубе в раскрытом состоянии. Звонкая серия ударов о дно и стенки пустого ведра извещает, что тяжелые ядрышки достигли своей цели. Курящиеся паром легкие скорлупки, тормозятся о воздух, до ведра не долетают и на полпути рассыпаются по земле. Массовый сепаратор...      - Вымачивать надо несколько часов, пока скорлупа пропитается насквозь... - поясняет за спиной Ахинеев, - Зато потом всё очень быстро. Это - пробный вариант. Стационарную установку сварщики обещают вечером...   - Так легко? - а я, дурочка, собственные ногти о скорлупу ломала.   - Не особенно. Надо подобрать режим горения и не сыпать слишком много орехов сразу. А вообще - да...   - Странно... - утренний разговор с солдатом в тире получил своё продолжение, - Где справедливость?   - В смысле?   - Люди в Сибири XVII века годами без хлеба сидят, а тут - раз и всё почти готово. Растирай и пеки лепешки...   - А-а-а... Вы про лущение? - тяжелый вздох, - Не считайте предков глупее себя. Тут известны приспособления для чистки орехов "вручную". А перед вами - зверски расточительный метод. Горелка, с тепловой мощностью под 50 кВт, в механическом смысле - эквивалентна целой тысяче живых работников. Средняя механическая мощность человека, при напряженном ручном труде, какие-то жалкие - 40-50 Вт. Зато огнем - получается быстро... Вот что значит доступный "энергетический ресурс высокого качества". Первые газовые заводы в здешних краях появятся приблизительно через 200 лет.      Кое-кто из молодежи выслушивает тираду внимательно. Лично мне понятен только общий смысл. Отчего "государевы людишки" сотни лет пренебрегали настолько доступным продуктом - по прежнему неясно. Надо оно мне или нет - отдельный разговор... Один Лев Абрамович полон нескрываемого скептицизма.      - Ви только посмотрите на этого мота общественного достояния... - господи, если мужики сейчас передо мной рисуются, то конца этому представлению не будет, - Всего-то неделю назад он первый рвался изобретать машинку для обрушения шишек с ручным приводом, а теперь, нате-ка - скоропостижно поумнел.   - Ну, было... - оказывается, есть на белом свете люди, способные смутить самого Ахинеева, - Без опыта серьезные дела не делаются. Очень полезно, когда он личный, - снова приобретает апломб, - Так ведь делу помогло!   - Вся тайна, Галочка, - завхоз дожимает оппонента, - заключается в отсутствии возможности самому сравнивать одинаковые ручную и механизированную работу в обыденной жизни, - мечтательно поднимает глаза в небо, - Хоть специальный музей создавай. У нас в институте - был. Например, электрогенератор типа "солдат-мотор". Рядом, обыкновенный патрон для электрических лампочек накаливания и несколько штук их самих. Выбирай! Люди обычно сильно удивляются, когда обнаруживают, насколько трудно своими собственными силами зажечь несчастную лампочку в 40 Вт...   - Не вижу связи, - пора прекращать этот парад петухов.   - Видите ли, - когда хочет, Лев Абрамович умеет говорить совершенно без акцента, - "Если вас назначат начальником, то самое скверное то, что рано или поздно вы станете на него похожи", - обличительно тыкает пальцем в Ахинеева, - Вот живое доказательство. Пока он сам пихал идеи - всё было нормально. Стоило занять мало-мальски заметный пост - принялся командовать. А это, в наших условиях, нельзя... Товарищам не отдают приказы, им обрисовывают общие замыслы. Только тогда каждый обнаруживает желание изыскивать резервы и совмещать рабочие обязанности. При должном материальном стимулировании, разумеется...      Про эту историю я краем уха слышала. Хитрый завхоз не стал затевать теоретических споров. Дождался, когда ручную машинку изготовили и почти поголовно испытали в полевых условиях ореховой страды. Затем, после конца рабочего дня, устроил демонстрацию её работы, но - с приводом от небольшого электродвигателя. Многие, считавшиеся богатырями, ощутили себя бледной немочью. Вопрос полезности обрушения шишек на месте сбора навсегда решился отрицательно. Только собирать! Максимум - дотащить груз до канатной переправы... Любая переработка - толь